RU
Все новости

Миллион спасенных жизней

Отчет за прошлый год получился очень сложным. Таким сложным, что плакал зал. Потому что мы говорили о войне, которая есть и о которой не хотят говорить, как о войне. Мы говорили о людях, выживающих в войне, и людях, которые помогают им выживать. О детях войны. Без прикрас. Как есть…

Казалось бы, за время работы в Гуманитарном штабе я видела, ну если не все, то многое. Тяжелое и очень тяжелое. В Штабе мы работаем на грани человеческой боли и беды. Кто-то скажет, что так нельзя, что неправильно не жалеть себя и быть постоянно включенным в проблему. Но иначе не получается, слишком уж большой поток горя. И он накладывается на твою собственную боль. Мы помогаем людям выжить. Звучит страшно, но не страшнее сути происходящего.

Сегодня многим уже надоела донецкая тема, если только она не обрастает сенсациями. Спикеры по утрам нудным голосом без эмоций отчитываются о нарушении режима прекращения огня. Иногда сообщают о закрытии блокпостов. Что стоит за этими монотонными речами безэмоциональных спикеров военной операции? За ними – сотни тысяч историй семей, вынужденных бросить свои дома, истории стариков и инвалидов, брошенных государством, рожденных в войне детей.

Именно таким людям помогает Штаб Рината Ахметова. Количество людей, которым Штаб оказал помощь с начала своей работы, на сегодня составляет – 1 млн. 106 тыс. человек.

Только в прошлом году штаб раздал людям 4 млн. 640 тыс. 983 взрослых продуктовых набора, адресную помощь получили 21 тыс. 353 человека, в том числе 1 тыс. 105 детей, наши психологи помогли 40 тыс. 224 человекам. Масштабы такой помощи соразмерны масштабам трагедии. А масштабы трагедии, по сути, еще никто не осознал…

Пирожки из гуманитарки

Как живут в серой зоне, хорошо знает Юля Малахова, красивая и отважная девушка. Она выезжает с мобильными бригадами Гуманитарного штаба в самые пострадавшие поселки, разрушенные войной. Туда, куда или никогда, или крайне редко приезжают другие волонтеры. В таких поселках люди действительно выживают, так как это нельзя назвать жизнью. Они готовят еду на костре или живут в подвале одного многоэтажного дома всем поселком, как в Опытном. Опытное – это де-юре украинская территория. Таких местечек, кроме Опытного, на Донбассе еще много: Сартана, Пески, Водяное, Талаковка, Нетайлово, Авдеевка, Гранитное, Виноградное.

Территория выживания. Там помощь особенно нужна, так как в таких поселках не работают магазины, туда не привозят продукты. Только за прошлый год в 210 таких населенных пунктах Донецкой области продуктовую помощь получили 78 тыс. человек и 3,5 тыс. детей до 35 месяцев. Представляете – детей, грудничков… Они живут в войне.

Так вот, Юля рассказала потрясающую вещь – бабульки, получив помощь, пытаются что-то приготовить из муки и пшена. Пирожки сделать, например. И несут волонтерам. Делятся…

Дети войны

Дети и война – понятия не совместимые. Но это только так считается. На самом деле все дети Донбасса – дети войны. Будь они переселенцы, оставившие дома любимых Зайцев и Мишек, или дети, живущие в серой зоне, или дети, оставшиеся в Донецке и постоянно слышащие разрывы снарядов.

Одно из направлений Гуманитарного штаба в 2015 году – помощь психологов. Лучшие психологи, работавшие с детьми войны в Беслане, России и Израиле, учили наших волонтеров, как работать с травмой войны. 250 психологов прошли обучение и весь год работали с раненными детками и детками, пережившими травму войны. Вернее, я бы сказала, переживающими…

Ира Сазонова – одна из таких волонтеров-психологов. В 2014 году она просто выцарапывала детей из войны, вывозила в палаточный лагерь, который организовала под Киевом. Теперь ее «Лесную заставу» знают все. Здесь постоянно проходят курс реабилитации от 50 до 150 детей войны. Сюда привозят детей из Марьинки, Опытного, Авдеевки, Донецка и Макеевки. Эти дети кричат по ночам и спят под кроватью. У этих детей война в голове. И задача психологов – вывести их из состояния острой травмы, сделать крепче, научить жить дальше…

Но есть тема еще страшнее – это раненные и погибшие дети. По данным международных экспертов, в ходе конфликта на Донбассе их уже ранено 200 и погибло 78 человек.

Все истории раненных детей – как открытая рана. 5-месячная Лилечка из Марьинки – самый младший раненный ребенок, которому Штаб оказывал помощь. Во время обстрела ночью в августе прошлого года снаряд попал в их дом. Муж, жена и трое их детей были в доме, снаряд, пробив крышу, упал как раз там, где спали мама и трое детей. Мама закрыла собой маленькую Лилю, но несмотря на это девочка получила тяжелые ранения – 7 осколков попало в живот. Штаб сделал все возможное, чтобы спасти ребенка, но, к сожалению, травмы оказались несовместимы с жизнью. Девочка умерла.

А Владик Потин просто чудом остался жив. При обстреле Авдеевки он получил осколочное ранение в голову, в результате чего у мальчика было повреждено 60% мозга. После долгой комы и борьбы за жизнь прошел год. Владик заново учится всему – и в школе, и в жизни. Он – солнечный Зайчик, прилежный и улыбчивый. И теперь у него точно все будет хорошо.

Для таких деток, раненных и пострадавших от войны, мы открываем новую программу – Реабилитация раненных детей. Первый сертификат на лечение и реабилитацию на годовом отчете вручили Владику Потину.

Вместо эпилога

Война не закончилась. Она еще идет. Разрывы снарядов, закрытые пункты пропуска, неконтролируемые территории и серые зоны. Миллионы людей нуждаются в помощи, в еде, медикаментах, сострадании, в конце концов… И поэтому Штаб Ахметова продолжает свою работу.

Я верю в то, что скоро закончится эта странная необъявленная война. Пройдет время, наступит мир. И тогда люди будут по-другому относиться к событиям 2014-2016 годов, писать об этом страшном времени мемуары и снимать фильмы. И помнить, что один человек спас миллион человеческих жизней…Источник

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять