RU
Все новости

Прифронтовые Новолуганка и Верхнеторецкое: Стирать и мыться приходится в дождевой воде (Фото)

От Станицы Луганской (Луганская обл.) до Широкино (Донецкая обл.) – десятки тысяч разрушенных домов. Точных данных до сих пор нет. По предварительным оценкам правительства, повреждены еще и тысячи объектов инфраструктуры. На восстановление всего Донбасса необходимо около 15 млрд долларов. Но это – планы на будущее, а в преддверии холодов многим людям негде зимовать. Дома ремонтировать не за что, денег нет даже на продукты.

В Дебальцево (НКТ*, Донецкая обл.) самыми страшными были лето 2014 и зима 2015 года. Есть улицы, где вообще не осталось уцелевших зданий. Дом Марины и Екатерины Ковальчук сильно разрушен. Мама троих детей, спасая малышей, бросила все и бежала от войны. Но из-за нехватки денег уехали недалеко. Остановились в 20-ти километрах от родного города. «Когда началась война, и пошел самый разгар этого, нам дали "зеленый коридор". Нас, всю семью, погрузили на пожарную машину и вывезли», – вспоминает Марина Ковальчук.

Дачный поселок на окраине поселка Новолуганское (ПКТ*, Бахмутский район Донецкой обл.), в получасе езды – Зайцево. Здесь многодетной семье Ковальчук разрешили остановиться бесплатно. Живут третий год, вместе с родственниками: мамой, братом, сестрами. Всего 12 человек. Решили, что возвращаться назад, в Дебальцево не будут. «Там, думаете, лучше будет? Не лучше. Начинать все с нуля опять, мы уже тут начали с нуля», – признается Екатерина Ковальчук.

Более 1,5 млн мирных жителей вынужденно перебрались в более безопасные районы. И до сих пор многим возвращаться некуда. Их дома либо разрушены полностью, либо не пригодны для жизни. Это коснулось каждого пятого переселенца.

Семье Ковальчук и на новом месте не удалось оградить детей от войны. Новолуганское тоже обстреливали. Чтобы защититься от осколков, окна закрыли щитами. «Береженного Бог бережет. Когда, может, будет лететь, чтобы не так доставало», – надеется Екатерина Ковальчук.

8-летней Свете не забыть о боевых действиях. Окопы, блиндажи, военная техника. Все это девочка видела каждое утро. «Когда я выходила из дома, шла в школу – видела тут танк. Тут один стоял, там другой, а там – третий», – показывает девочка.

Поселок Верхнеторецкое (ПКТ*, Бахмутский район Донецкой обл.) – еще одна горячая точка, неподалеку от Ясиноватой. После двух лет регулярных обстрелов сотни людей здесь остались без крыши над головой. Дом Павла Дергачева полностью сгорел. Все, что осталось у него – пенсионное удостоверение и паспорт. «Там до иголочки все сгорело, там ни палочки, ни железячки. Железом был коридор покрыт, так покрутило железо даже», – вспоминает Павел Дергачев.

Программы восстановления на Донбассе реализуют сразу несколько международных организаций. Помогают стройматериалами и деньгами. Павел Михайлович получил 6 тыс. грн. Но на такие средства дом не построить.

Теперь 88-летний мужчина на приеме в поселковом совете просит, чтобы ему отстроили разрушенное жилье. «Материально и морально – чтобы сделали мне дом. Какой он был, такой он и должен быть», – уверен Павел Дергачев.

Пенсионер переехал в отцовский дом. Говорит: здесь родился, здесь и будет доживать свои дни. В большом помещении лишь одна теплая комната. Если отапливать все, угля и дров на зиму не хватит. Газа нет. А стирать и мыться приходится в дождевой воде.

Только в Верхнеторецком в списке 184 адреса с разрушениями. Там, где есть частичные разрушения, предоставляют материалы. А полностью уничтоженные здания на самой линии соприкосновения, не ремонтируют – слишком опасно. «Когда у нас не будет обстрелов. Сюда на сегодняшний момент, конечно, никто не хочет ехать, и мало ли – у нас каждый день всякое случается. Обращались в организации, но с нуля, конечно, строить никто не будет», – говорит секретарь Верхнеторецкого поселкового совета Ольга Шальнева.

Из государственного бюджета на восстановление Донбасса выделены миллиарды гривен. До конца года планируют восстановить 650 частных домов, 500 квартир и 9 тыс. объектов инфраструктуры — это мосты, железные и автомобильные дороги.

«9 тыс. объектов на общую сумму 3 млрд грн было разрушено или повреждено. Учтено не все, поскольку мы не учли Широкино, Опытное, Водяное, Пески – сюда не могут зайти те, кто оценил бы стоимость разрушений», – отметил, председатель Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский.

Самостоятельно пенсионерам и многодетным не справиться. Из-за роста цен и безработицы не остается денег даже на еду.

От Гуманитарного штаба Рината Ахметова Павел Дергачев получает наборы выживания. Радует его и добавка к продуктам – бытовая химия. Помощь Ахметова регулярно привозят в Новолуганское переселенцам из Дебальцево.

«Большая помощь, особенно, когда не платят пособия, пенсии как переселенцам. Это большая подмога», – благодарит Екатерина Ковальчук.

«На востоке Украины остаются разрушены десятки тысяч домов. Особенно тяжелая ситуация сложилась на линии соприкосновения, где в разрушенных домах без воды, света и газа остаются жить люди, мирные жители, которые оказались заложниками войны. Сейчас, в преддверии зимы, им очень нужна помощь. У этих людей нет продуктов питания. Поэтому, помощь Гуманитарного штаба Рината Ахметова остается очень нужной и жизненно важной», – говорит Римма Филь, координатор Гуманитарного штаба.

Сегодня каждый третий житель Донецкой области получает гуманитарную помощь. 75% всей помощи – от штаба Рината Ахметова.

Источник: ТК «Украина»

*Сокращения: НКТ – неподконтрольная украинской власти территория, ПКТ – подконтрольная украинской власти территория

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять