RU
Все новости

Жизнь в «ЛНР»: До встречи, приезжайте!

Совершенным открытием для меня новой жизни в новом времени стало то, что в мой город (Луганск, – ред.) не хотят ехать мои друзья и родственники из дальних далей – других стран и других городов. Кто-то, извиняясь, отвечает уклончиво: «Ну, не сейчас. Может, когда-нибудь…» Кто-то совершенно прямолинеен. Бывает так, что озвучивают свои мысли как конец начатого без нас разговора: «Хорошо, что я приезжал раньше!»

Но это, по крайней мере, честно. Хуже, когда говорят с надрывом о том, что сражались бы стопроцентно, будь здесь, но поскольку не здесь, сражаться на стороне правды никакой возможности нет. И я читаю между строк о том, что мы пассивны, мы инертны, мы равнодушны. Уж лучше горькая правда о том, что ехать в Луганск – незачем, хотя и есть к кому. Своя жизнь дороже. Риски неоправданны. Мотивы откровенно непонятны. И от этой прямоты чувствуешь себя чуть больным. Ну, типа, твоя болезнь не опасна для других, все это знают, но руки лишний раз не подадут и стараются держаться подальше.

Вот примерно так я чувствую себя последние два года. И самые изнурительные вопросы, это «Как вы?» или «Уже что-то наладилось?», или «Уже лучше у вас?»

Я откровенно не знаю, как отвечать на все эти вопросы. Как? Хорошо – это тишина, плохо – странный и непонятный статус с размытыми перспективами. Если есть диплом, есть жилье и работа – это хорошо. Почти, как у Маяковского. Но если диплом будет только местным – это как?

Если нужно вклеивать фотографию в паспорт – как это делать? И так далее почти до бесконечности. Как получить новый загранпаспорт? Как строить маршрут, чтобы уехать отсюда просто в отпуск?

И раньше мы заканчивали все разговоры с теми, кто не отсюда: «До встречи, приезжайте!» Ну, как-то так. А сейчас даже эти банальные вежливые фразы смешны. Будто приглашаешь в экстрим-тур без страховки. Фразы о том, что «мне дорога моя жизнь» или «мне кто-то может гарантировать мою безопасность?» я слышу очень часто. И в этих фразах тоже что-то странное, будто мы здесь все поголовно играем в «русскую рулетку», потеряв остатки здравого смысла.

Понятно, что все это – слова. Слова не значат ничего сейчас. Я верю поступкам. Но очень часто за словами стоят отношение, мировоззрение, взгляды. Кто-то не понимает нас и пытается строить отношения с нами осторожно, на ощупь. Кто-то, не зная как общаться, избегает скользких тем. А кто-то просто говорит о вещах совершенно бытовых, и от этого намного легче, потому что о погоде, вчерашнем и сегодняшнем дне говорить просто.

Приятель прислал письмо – он с семьей в глубинке России. Квартира в Антраците заперта. А за последние два года они прошли сущий ад по общежитиям, пока им таки удалось решить вопрос с жильем. Они счастливы! В нашей переписке мой приятель спросил: «А как вы? Уезжали?» «Нет. Сидели в погребе, – написала я, – но нам не понравилось». «Хватит об этом», – резюмировал мой друг. Каждый хочет говорить о своей войне и своей судьбе в ней. И это тоже новые грани общения сейчас.

Яна Викторова, жительница Луганска, для «Сегодня.ua»

Фото: joinfo.ua

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять