RU
Все новости

Путь донецких кардиохирургов-переселенцев к сердцу Харькова

Операции на сердце делают далеко не в каждом областном центре Украины. Донецкая кардиохирургия была одной из мощнейших в стране. По количеству операций Донецк стоял на втором месте после Киева. В столице Донбасса внедряли новые методы – например, использовали стволовые клетки в оперативных вмешательствах на сердце одними из первых в мире.

Скоро два года, как бригада кардиологов из Донецка переехала в Харьков. Сегодня они спасают жизни и харьковчан, и жителей Донбасса. О том, как выигрывают громады от того, что люди бежали от войны именно к ним – в материале «Реальной газеты».

Донецкий Институт неотложной и восстановительной хирургии имени Гусака Национальной академии медицинских наук Украины (ИНВХ АМН Украины) – один из флагманов украинской медицины. За колоссальные деньги был создан уникальный комплекс.

Врачи продолжали работать и во время боевых действий. «Прилетало» и рядом с самим институтом. Никаких распоряжений из Киева, которому подчинялся институт, не поступало. Лишь в конце сентября 2014-го медикам ИНВХ предложили выезжать, пообещав трудоустройство. Группа кардиохирургов из 14 специалистов попросила о переводе в Харьков.

Сергей Эстрин занимал должность заведующего кардиохирургией донецкого ИНВХ им. Гусака. Мы общаемся с ним в харьковском Институте общей и неотложной хирургии имени Зайцева Академии медицинских наук.

– Почему вы с коллегами выбрали именно Харьков?

– Многие специалисты из нашего института хотели в Киев. Но в Киеве очень мощная кардиохирургия. Приехать и не работать? Мы прикинули – рядом Харьков, где служба кардиохирургии небольшая, и тоже есть институт Академии наук. И нас перебросили сюда.

Нас очень тепло встретил директор института, профессор Валерий Владимирович Бойко. Он очень чутко к нам отнесся. Говорит, «я бы всех забрал коллег, если бы такая возможность была». Остальные харьковские коллеги тоже приняли хорошо.

– Тактично ли спрашивать вас об уровне харьковской кардиохирургии?

– В кардиохирургии есть несколько направлений. Лечение нарушений ритма; приобретенных пороков сердца; ишемической болезни сердца. И – врожденных пороков сердца. Здесь, в институте им. Зайцева хорошая служба по лечению нарушения ритма, взрослым порокам сердца. И самое главное – здесь очень хорошо развита служба по врожденным порокам, которую возглавляла на момент нашего приезда Ольга Владимировна Бучнева, женщина-хирург, которая прекрасно оперирует.

Она смогла организовать эту службу в Харьковской области. Когда ребенок рождается с пороком, знают, кого искать: и ночью, и днем везут сюда деток со всех роддомов. Их принимают круглосуточно, существуют специальные программы – детей оперируют бесплатно. Кстати, сейчас Ольга Владимировна стала заведующим отделением кардиохирургии. Нам просто с ней работать.

– Но вы сказали, что служба кардиохирургии в Харькове – небольшая.

– Да, в сравнении с Донецком. В Харькове основную нагрузку несет наш нынешний ИОНХ им. Зайцева. Здесь есть одна большая операционная, которая позволяет делать большие операции. И несколько бригад хирургов, которые могут работать – в ней одной. Поэтому нам приходится делить это время – и вечером, и ночью работать. Плюс есть же еще срочные пациенты, которые поступают…

Продолжительность операций разная. Если установка кардиостимулятора занимает в среднем час, то большая операция – начиная от 4 часов, и пока не закончишь.

Мы все можем оперировать больше – и специалисты, переехавшие из Донецка, и харьковские кардиохирурги. Но мы стеснены.

– Сколько операций делает хирург – в месяц, в год?

– У нас норматива нет. На Западе, чтобы считаться кардиохирургом, нужно делать не меньше 100 операций в год. Мы можем делать и по 200 – но нет возможности. Получается из-за того, что нет помещений, нет оборудования, – в этом году я сделаю, наверно, не больше 60 операций. Могу делать 150.

– Вообще поразительно: Харьков, миллионник, богатый город – и в таком стесненном положении кардиология.

– Сам удивляюсь. В Донецке была одна большая кардиохирургия – у нас в институте, потом от нас отпочковалась еще одна кардиохирургия в областной больнице, там тоже делались серьезные операции. И никаких противоречий не было – мы сотрудничали.

В Харькове же исторически сложилось, что кардиохирургия – это институт им. Зайцева. В областной больнице кардиохирургия – это только установка кардиостимуляторов.

– То есть основная нагрузка ложится на институт им. Зайцева. Его руководство что-то делает, чтобы увеличить пропускную способность кардиохирургии?

– Как можно решить проблему без денег? Это нереально. Академия медицинских наук сегодня практически не финансируется. Выделяют денег недостаточно, и, я предполагаю, что из-за тяжелого положения в стране в следующем году их будет еще меньше. Соответственно, нет ремонтов в помещениях, нет нового оборудования, нет расходных материалов.

Нельзя увеличить количество операционных – потому что оснащение нужно. Современная кардиохирургия – это очень точное и очень дорогое оборудование. (Чтобы представить его цену, достаточно знать, что обычные ножницы для коронарной хирургии стоят 400 евро. Оптика, с которой мы оперируем, – от 1000 долларов.)

– Если государство режет расходы даже на существующую медицину, выходит, надежды на усиление кардиохирургической службы в Харькове мало?

– Вы были в экопарке Фельдмана? Красавец, правда? Человек содержит это, создает радость детям, взрослым – я получил огромное удовольствие. Может, есть еще один Фельдман, который сделает больницу для Харькова? Поможет развитию института имени Зайцева?

Я очень неспокойный человек. Со мной приехали тоже доктора неспокойные. Ищущие. Есть наши коллеги из Луганска, которые по Харькову работают. Я пытаюсь стучаться: давайте помогать, давайте что-то делать. Я думаю, здесь достаточно много влиятельных людей, которые могли бы помочь кардиохирургии в Харькове.

Только кто-то должен захотеть этим заниматься. Сегодня у Харькова есть колоссальная возможность укрепить свои кадры специалистами, которые выехали из Луганска и Донецка. И не только в кардиохирургии, но и в других направлениях медицины.

Для нас очень важно делать работу и для города, который нас принял в критической ситуации, и помогать нашим землякам, дончанам. И мы будем помогать тем, что умеем лучше всего: спасать жизни.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять