RU
Все новости

Я очень скучаю по Донецку, – Тайсон

«Футбол 24» взял интервью у полузащитника «Шахтера» и сборной Бразилии Тайсона, в котором он рассказал о сборных Украины и Бразилии, семье, Луческу и войне, которой «не должно было быть». Приводим его ниже.

Интервью с Тайсоном мы договорились записать на базе «Святошин» под Киевом, где «горняки» проводят свои тренировки. Но утреннее занятие на этот раз началось чуть позже. Поэтому сначала бразильца пришлось ждать около тренажерного зала, где по индивидуальной программе занимался Виктор Коваленко, к которому позже присоединились еще несколько игроков «Шахтера». Все время из зала звучала музыка, а одним из саундтреков оказалась лирическая песня Кристины Соловий «Тримай». Интересный и неожиданный выбор.

Что ж, потом все-таки пришлось переместиться ближе к полю, где почти все бразильцы после тренировки отрабатывали удары со штрафных и просто пытались пробить Пятова. Видно, что атмосфера в команде на отличном уровне, все улыбались и шутили. В хорошем настроении был и Тайсон, который после дебюта в сборной Бразилии еще не общался с украинскими СМИ.

«У меня было тяжелое детство»

– Ты родился в городе Пелотас. Какие у тебя воспоминания о городе?

– Хорошие воспоминания. У моей матери был я и десять братьев и сестер. Вспоминаются как хорошие, так и плохие моменты. Мы жили не совсем богато, у меня было тяжелое детство. Но, в принципе, я очень счастлив за свое детство. Моя мать многому научила меня с ранних лет. Поэтому я несу все воспоминания своего детства как урок. И пытаюсь следовать всему хорошему, чему меня учили. У меня в детстве было очень много друзей. К сожалению, с некоторыми из них мы не общаемся, потому что мы выбрали разные жизненные пути. Но, тем не менее, сейчас есть только хорошие воспоминания. Когда у меня есть малейшая возможность туда съездить, я всегда пользуюсь ею. Мы собираемся с родными, с друзьями и хорошо проводим время.

– Как часто получается бывать в родном городе?

– Два раза в год. Практически всегда, когда у нас есть отпуск, я туда езжу.

– Расскажи о своей семье, кто чем занимается?

– Мама и папа в разводе. У моих старших братьев и сестер свои семьи. Они остались там. Мы встречаемся. Для меня обязательно в любой свой отпуск встретиться со всеми. Потому что мы вспоминаем то, что мы делали друг для друга еще в самом детстве. Мы все-таки родня, семья. А семья – это превыше всего. Поэтому я их очень люблю и стараюсь увидеться, когда есть малейшая возможность.

– Кто был твоим кумиром, когда ты делал первые шаги в футболе? Кто вдохновлял?

– Мне всегда нравилось, как играет Рональдиньо, и Робинью, когда он был в «Сантосе». Эти ребята меня очень вдохновляли, потому что у них похожий со мной жизненный путь. Они также вышли в свет из бедных семей. И до сих пор являются моими идолами.

– А за какой клуб болели в вашей семье? Или, возможно, за разные команды?

– Когда я начал играть в профессиональный футбол в «Интернасьонале», у меня брат болел за «Гремио». Но потом я сказал: «Все-таки я играю в "Интернасьонале", давайте все будем болеть за меня, за мою команду» (смеется). Поэтому всегда и до сегодня мы все болеем, конечно же, там в Бразилии за «Интер». Это был мой первый профессиональный футбольный шаг.

«Когда мы выиграли Копа Либертадорес, город остановился на три дня»

– «Интернасьональ» был твоим единственным бразильским взрослым клубом. Там ты играл с Джулиано. Дружите сейчас?

– Да, да. Мы очень много общались с ним. Сейчас он работает с Луческу. Конечно, мы поддерживаем отношения. Также вот в сборной сейчас увиделись. Поэтому сейчас у нас есть больше поводов поговорить. Например, обсудить тренировки Луческу здесь и как у него там. Еще есть общие темы для разговоров. Поэтому у нас продолжается хорошая крепкая дружба.

– Предлагал ли Джулиано перейти в «Зенит»? Тем более, там и Мистер есть.

– Мы об этом только шутили. Сейчас я сосредоточен и хочу выполнять контракт с «Шахтером», который действует еще 1 год.

– Последний раз «Интер» становился чемпионом Бразилии в далеком 1979-м. Насколько большое давление болельщиков? Например, в Аргентине радикальные фанатские группировки баррабравас могут угрожать футболистам расправой. Как с этим в Бразилии?

– Да, последний чемпионат выигрывали давно. Но в 2010 мы выиграли Копа Либертадорес. Там очень требовательные болельщики. И сейчас, конечно же, тоже ощущается прессинг на команду, чтобы она не вылетела в нижний дивизион. Поэтому ребятам приходится бороться за своих болельщиков и за самих себя.

– Когда вы выиграли Копа Либертадорес, каким было празднование?

– Город остановился на три дня. Болельщики устроили вечеринки на улице, на стадионе. В Бразилии болельщики очень фанатичные в этом плане.

– Где сложнее играть – в Копа Либертадорес или Лиге чемпионов?

– Не скажу, что Копа Либертадорес похож на Лигу чемпионов. Скорее, это как Лига Европы. Конечно же, уровень ниже, чем в ЛЧ. Но это тот турнир, который хотят выиграть все команды, и для этого нужно хорошо поработать.

«Я не знал, с чем мне придется столкнуться в Украине»

– Как на тебя вышли представители «Металлиста»?

– В 2010 году мы выиграли Копа Либертадорес. Прошла неделя, и появилось это предложение от «Металлиста». Я, конечно же, сразу не знал, что делать. Но решил пообщаться с агентами, с клубом. Мы вели переговоры. Потом я принял решение переехать сюда. Честно говоря, первые месяцы было очень трудно из-за языка, из-за адаптации, также из-за холода. Я был далеко от своей семьи. Были люди, которые мне очень помогли здесь: Мирон Маркевич и Женя (Евгений Красников – прим. «Футбол 24»), который тогда был спортивным директором «Металлиста». Они меня очень поддержали. И сегодня, спустя шесть лет моего пребывания здесь в Украине, я хочу поблагодарить их за то, как они помогли мне здесь.

– Фактически, до того, как переехал сюда, ты ничего не знал об Украине?

– Да, ничего не знал. Ничего не слышал о стране. Я не знал, с чем мне придется столкнуться. Но в жизни вот так. Если человек хочет каких-то изменений в своей жизни, он их делает. И он должен быть готов к каким-то сложностям не только в работе, но и во всем. Со мной это произошло. Я начал с нуля, а сегодня я очень люблю Украину. Эта страна меня отлично приняла. Сейчас, слава Богу, все в жизни спокойно.

– Как работалось с Маркевичем? И насколько отличались его тренерские методы от того, что было в Бразилии?

– Совершенно все отличалось. Здесь тренировки более спокойные были. Не было какого-то огромного бешеного ритма. Мы играли, потом было два дня выходных. В Бразилии такого не было, потому что в чемпионате очень много игр. Поэтому сначала мне это было очень непривычно. И сейчас, слава Богу, все спокойно. Я полностью знаю, как все здесь работает.

– Можно говорить, что благодаря тактическим занятиям Маркевича ты стал более подкован тактически?

– Конечно, я сделал большой шаг вперед. Например, игроки в Бразилии не любят опекать соперников. В принципе, в Бразилии футбол очень отличается. Там больше владения мячом, нет таких тактических построений как здесь в Украине. Здесь я очень многому научился.

– Гол, который ты забил «Русенборгу» в Лиге Европы, лучший в твоей карьере?

– Да, это гол, который я никогда не забуду. Я даже шучу, чтобы забить еще раз такой гол мне нужно еще сто лет. Спасибо Богу, что он дал мне шанс забить такой гол в моей жизни.

– «Металлиста», команды, в которой ты провел несколько ярких сезонов, уже не существует. Печально?

– Конечно, это очень расстраивает, очень. Я иногда вспоминаю те хорошие моменты, которые были в «Металлисте». Сегодня я смотрю, что уже нет тех людей, которые там работали. Клуба буквально не существует. Я думаю, что такому городу, как Харьков, нужна такая команда, как «Металлист». Люди там очень любили клуб. Конечно, для меня абсолютно ужасно смотреть на эту ситуацию. И не только меня это расстраивает, но и Марлоса, Азеведо, которые тоже провели там некоторое время. Если честно, я надеюсь, что когда-то клуб снова вернется, станет на ноги. Это тот клуб, который запомнится и останется в моем сердце навсегда.

«Помню первую тренировку в "Шахтере" – мне стало страшно»

– В «Шахтер» ты перешел тогда, когда у «Металлиста» еще все было хорошо. Какими мотивами руководствовался?

– Это был больше бизнес между клубами, между «Шахтером» и «Металлистом». «Шахтер» играл в Лиге Европы и Лиге чемпионов. Они тогда как раз продали Виллиана перед моим приходом. Сделали хорошее предложение. Это был новый шаг, новый вызов, который я принял.

– Была ли тогда возможность перейти в Европу и хотел ли ты этого?

– Да, были предложения от «Бенфики» и также от «Челси». Но потом случилось так, что был определенный разговор с президентом. И все так сошлось, что я решил перейти сюда, потому что для меня тогда это было лучше.

– Каким было знакомство с Луческу? Чем тебя покорил этот тренер?

– Я помню самый первый момент, самая первая тренировка – мне стало страшно. Все бегают, такая бешеная интенсивность. В «Металлисте» было совсем не так. Требования отличались, в «Шахтере» было намного сложнее, намного интенсивнее. Поэтому меня это испугало. Прошло некоторое время, пока я адаптировался к его тактической схеме. Но потом со временем, конечно же, все пришло само собой.

– Какой разговор с Ринатом Ахметовым никогда не забудешь? И как воспринимаешь президента клуба?

– Президент – это человек, который делает все для «Шахтера». Он человек, который, даже когда Украина переживает такой сложный момент, не оставил игроков и клуб. Всегда дает свою протекцию, защиту, возможность играть. Это человек, которого можно только поблагодарить.

– Можно провести параллели между атмосферой на «Донбасс-Арене» и феерией на бразильских стадионах?

– Когда мы играли на «Донбасс-Арене» на матчах было минимум по 25-30 тысяч человек. Это было незабываемо. И сегодня, находясь не в Донецке, нам очень сложно играть сейчас, когда стадионы полупустые. Нет нашей поддержки, нет наших болельщиков. Лично я очень скучаю по Донецку, по людям. Конечно же, я молюсь, чтобы быстрее эта война закончилась, чтобы люди могли нормально улыбаться, быть счастливы. Потому что это самое главное, чтобы все люди жили счастливо и спокойно. Эта война, ее просто не должно быть.

«Ты живешь в стране, где тебе говорят, что вот, возможно, сейчас будет война»

– Когда в Донецке начали стрелять – очень испугался?

– Конечно, испугался не только я, но и вся моя семья. Представь, ты живешь в стране, где тебе говорят, что вот, возможно, сейчас будет война, и ты начинаешь все это слышать. Сейчас мы все в большей безопасности здесь. Но очень сложно вспоминать людей, которые там еще остались и все это переживают.

– Твои родственники не паниковали? Возможно, уговаривали тебя бросить все и уехать из Украины?

– Конечно, вначале все испугались, будем говорить честно. Первое, что они сказали: «Давай, нужно уезжать». Я пытался передать им, что клуб не даст нас в обиду, полностью нас защитит. Самое страшное началось потом, когда мы все уехали в отпуск.

– С тех пор «Шахтер» вынужден курсировать между Киевом и Львовом, тренировочными базами. Это утомляет?

– Конечно же. Все мы должны понимать, что это легко объясняется – мы просто не живем дома. Мы не живем в городе, где играем домашние поединки: во Львове, в Запорожье, в Одессе. Поэтому жизнь, конечно, очень усложняется. У нас постоянные перелеты в течение всего года. Очень устаешь.

«До сих пор продолжаю поддерживать контакт с Луческу»

– Прощание Луческу с командой. Насколько это было трудно в эмоциональном плане?

– Конечно, было тяжело, когда Луческу уходил, когда прощался с нами. Потому что, я думаю, все, кто хорошо его знали, работали с ним в клубе, могут спокойно называть его легендой. Потому что это тренер, который заработал самое большое количество важных трофеев для клуба. Тренер, который дал возможность играть бразильцам. Поэтому я могу о нем отзываться так же – он просто легенда, с которой мне удалось поработать.

– Помнишь, что тебе лично сказал Мистер на прощание?

– Я помню одну его речь. Когда мы выиграли Кубок Украины, он сказал, что его сердце остается здесь со всеми игроками, с которыми он провел все это время в «Шахтере». Поэтому я сейчас до сих пор продолжаю поддерживать контакт с ним, общаться. Ему сейчас, на новом этапе жизни, желаю только счастья, успехов, удачи, чтобы он был счастлив. Он этого заслуживает.

– Практически каждый матч с «Динамо» сопровождают скандалы и стычки на поле. Почему? Футболисты обеих команд не умеют контролировать свои эмоции?

– Это можно назвать «классико». Никто не хочет проигрывать. Понятно, что это есть всегда. Всегда в матчах с «Динамо» большие ссоры, крики, голова кипит. Здесь нечего объяснять, классико это классико.

– Можно ли говорить, что у тебя с кем-то из игроков «Динамо» зуб друг на друга?

– Нет, нет. Стычки, злость – это все плохие слова. А за полем у нас нормальные отношения. Я знаю некоторых ребят. Это вообще не является проблемой. Но на поле друзей не бывает. Тем более в классико. Каждый борется за команду, за свою победу. На поле не бывает друзей-соперников. За пределами поля – хорошо, без проблем.

– Откуда у тебя берется мотивация играть в чемпионате Украины, где таких матчей, как с «Динамо», очень мало, а уровень падает?

– Если говорить за чемпионат, то он остался без некоторых команд. Это понятно, потому что Украина проходит через очень тяжелый период. В футболе все тоже не может быть так, как было 3-4 года назад. Это просто нереально. Но чемпионат продолжается. Есть какие-то клубы, мы с ними встречаемся.

– А если все же говорить о личной мотивации, насколько тяжело настраиваться на такие матчи?

– Мы должны продолжать быть профессионалами. Потому что это не так, что, мол, «сейчас я выйду на поле, сделаю что-нибудь, как хочу». Так, конечно же, не будет. Нужно оставаться профессионалом. Мотивироваться просто даже в окружении людей, с которыми ты работаешь вокруг в своем клубе. Даже для них, для людей, которые любят клуб, ты должен работать. Это самая большая мотивация.

«У меня было приглашение в сборную Украины от Андрея Шевченко»

– Твои соотечественники после «Шахтера» оказались в АПЛ, Серии А, Бундеслиге. В каком чемпионате тебе хотелось бы играть?

– Англия, Испания. Это, наверное, мечта абсолютно всех игроков.

– Недавно появилась информация о заинтересованности в тебе бразильских грандов, в частности «Сан-Паулу». Может, видишь себя в будущем в Бразилии?

– Сейчас у меня контракт. И у меня еще есть много времени, чтобы подумать. А «Сан-Паулу», кстати, не за мной вел охоту, а за Веллингтоном Немом.

– Какие 3 самых памятных для тебя момента в «Шахтере»?

– Мой первый гол за «Шахтер», моя первая игра в Лиге чемпионов и, наверное, то, как все игроки приняли меня в команде.

– Чем нравится Киев? А чем – Львов?

– Я, честно говоря, человек, который больше сидит дома. Конечно, иногда я хожу в рестораны, но это все нечасто. Я вообще домашний.

– А что нравится в Украине?

– Здесь мне нравятся детки, которые хотят играть в футбол. Я вижу их перед выходом на поле, они все выстраиваются в туннеле, смотрят на тебя, улыбаются. Это радует. Когда я вижу их и понимаю, что в один день они хотят оказаться на твоем месте. Их радость и любовь – это все запомнится.

– Хорошо понимаешь украинский и русский?

– (по-русски) Да, чуть-чуть.

– А какое любимое слово?

– (по-русски, улыбается) Я тебя люблю.

– Было много разговоров о приглашении в сборную Украины. На тебя выходили люди с ФФУ с конкретными предложениями, или дальше обычных разговоров дело не пошло?

– Да, это правда. У меня было приглашение от Андрея Шевченко. Я общался с ним. Я хочу его поблагодарить за то, что он верит в меня, и сделал мне это предложение. Но сейчас моя детская мечта исполнилась – я играю в сборной Бразилии. Но я всегда буду болеть за сборную Украины. Это даже не обсуждается. У меня здесь партнеры, друзья, которые играют там. И я надеюсь, что они сыграют на Чемпионате мира.

«Приехал в сборную Бразилии перепуганным»

– Можешь связать то, что тебя заиграли за сборную Бразилии как раз тогда, когда был интерес со стороны ФФУ?

– Думаю, что это было не специально. Думаю то, что приходит тебе в жизни, все – заслуженно. И был такой период в моей жизни, когда я хотел играть за сборную Украины. И, честно говоря, если бы это все решилось немного раньше, я бы стал украинцем. Но, конечно же, как я уже говорил, исполнилась моя большая мечта, мечта маленького бразильца – играть в сборной Бразилии. Но в то же время я очень люблю сборную Украины.

– Как тебя приняли в сборной Бразилии?

– Хорошо приняли. Это я приехал туда перепуганным. Все-таки там такие игроки, как Неймар, Марсело, Дани Алвес, Тиагу Силва. Конечно, я знал их, но никогда вместе с ними лично не общался. Поэтому мне было очень страшно в этот момент.

– Давид Луис – известный приколист. Может, он как-то подшучивал и над тобой?

– Нет. В принципе, в сборной Бразилии все игроки любят шутить. Посмотрите на всех бразильцев, которые сейчас в «Шахтере», они все улыбаются, все шутят и всегда счастливы.

– Как оценишь свои перспективы в сборной Бразилии?

– Тяжело сейчас что-то говорить по этому поводу, потому что в сборной Бразилии собраны, буквально, лучшие мировые игроки. Я продолжаю работать, как и всегда. Ожидаю снова свою возможность. И нахожусь в клубе, который привел меня в сборную Бразилии. Поэтому я счастлив и буду продолжать работать. В принципе, я счастлив жизнью. Слава Богу, что я могу помогать своей матери, своей семье. Самое главное, что сейчас я могу только отблагодарить Бога за это. Я счастлив.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять