RU
Все новости

Настоящие

Моя прошлая статья «Изгои» отчего-то вдруг возымела большую популярность. Великая сила Интернета и соцсетей. Его «лайкали» и делали перепосты, писали море комментариев. Очень разных. Соглашались и ругали, критиковали жестко и очень жестко. В этих комментариях тексты состояли не из слов, а из чувств. И какой бы тональности они ни были, объединяло их одно – искренность.

А еще – комментарии, в подавляющем большинстве своем, писали «донецкие». Выехавшие и оставшиеся. Но все равно «донецкие».

Скажу честно, такая популярность именно этой статьи для меня была неожиданной. С моей, авторской, точки зрения, за время этой войны были статьи и получше. Более яркие и эмоциональные. Говорю это без малейшего намека на позерство.

Наверное, тема оказалась не только сверхактуальной, но и очень болезненной. А еще – пришло время переосмысления...

Тоже, наверное, один из этапов переживания горя, как говорят наши психологи.

Мир стал черно-белым. Свои и чужие. Хорошие и плохие. Межу провели мы сами, оценивая происходящие вокруг нас события, руководствуясь при этом только своими критериями добра и зла.

В детстве вы наверняка задавались вопросом, смогли бы вы поступить так же, как поступали любимые герои из прочитанных вами книг или просмотренных фильмов. Выдержать в бою, спасти кого-то, так или иначе повести себя в определенной ситуации...

Вот так, без предупреждения, пришло время теперь всем нам предстать в истинном своем свете. Без подсветок и грима. Война сбрасывает маски.

Смогла бы я понять, какой страшной может быть война, не окажись мой любимый дом на линии фронта, в полутора километрах от аэропорта? Где горит и пылает все и вся. Где вот уже полгода воздух пропитан войной. Смогла бы понять ужас и страх, не зная настоятельницу Иверского монастыря, матушку Михаилу, с которой вместе по телефону мы плакали от страха, когда она была в храме в ту самую ночь, когда пылал только что отстроенный новый корпус монастыря?

Смогли бы мы ощутить всю глубину трагедии, не сталкиваясь каждую минуту с человеческой болью в Гуманитарном штабе Рината Ахметова? Когда в день только на «горячую линию» принимают полторы сотни звонков, каждый из которых – человеческая трагедия.

Как же больно видеть и страшно слышать отчаяние людей, вынужденных просить еду. Не от ущербности своей – от безысходности. Звонит директор театра и так аккуратно, скромно: «Помогите актерам – есть нечего». Звонят именитые спортсмены. В недалеком прошлом сильная, известная женщина просит лекарства для мужа.

Боль. Несказанная боль.

Смогли бы мы так любить, будь мы равнодушными к тому, что происходит с нашей Родиной?

Мы – это те, у кого в паспорте стоит штамп с донецкой пропиской. Кто сейчас, именно сейчас, в данный момент этим гордится или этого стыдится. Но это правда для всех. Любят все – и «ватники», и «вышиватники», любят свой дом, лавочку, привычный магазин.

Слишком много оставлено там. Нет, не о шмотках речь, как укоряют нас многие. Не в телевизорах, посуде, одежде. Там, во временно оставленных домах, осталась часть нас.

Плачут за любимыми игрушками малыши. Скучают за милыми безделушками взрослые женщины. В этих мелочах – статуэточке-балеринке, подаренной дочкой, открытке, что подписана сыном много лет назад, в мягком зайце, подаренном мужем на годовщину свадьбы – история и жизнь…

Сколько же историй хранят наши оставленные дома и квартиры. Сколько любви берегут в себе.

Сейчас нам всем очень больно. «Ноет и кровоточит раскрытая рана», – так сказала мне очень мудрая и молодая женщина. С этой болью сложно что-то справедливо оценивать.

Сколько потерь. Сколько приобретений.

Очень быстро все меняется. Надежда сменяется отчаянием, обидой, ненавистью.

А мир, оказывается, не черно-белый. Даже не в плане яркости красок – в ощущениях. Не все так просто. Не все так плоско. И именно сейчас, в муках и обидах происходит очень важное и глав¬ное – сдвиг парадигмы, понимание всей сложности ситуации и осознание себя в ней.

Если умерить ярость и обиду, можно многое услышать и увидеть: как говорит мудрость, какие знаки подает история.

Война – это чистилище. Так сказала моя очень скромная сотрудница. А ведь правда – какие испытания нам уже пришлось пережить, сколько переживаем сейчас. Близкими становятся, казалось бы, чужие люди. А близкие и родные становятся чужими. Кто-то совершает маленький подвиг. А кто-то трусливо прячет голову в песок. И сдается.

Чистилище. Страшное испытание, выпавшее на нашу долю.

Мы часто задаем себе вопрос – за что. Тяжелый вопрос. Знать бы ответ. Легче сказать – заслужили. А если даже и так – все равно выдержим.

Из войны мы выйдем другими – это факт. Важно, чтобы не злее, а сострадательнее.

Сейчас болит и кровоточит открытая рана. Сейчас нам слишком больно, поэтому мы обвиняем, проклинаем, спорим. Слишком рано делать выводы.

После такого бурного обсуждения «Изгоев» у меня появилась уверенность и надежда, что все будет хорошо. Живой человек жив тем, что испытывает эмоции. Мертвый – нет.

Пройдет время, и улягутся страсти. Стихнет боль, и мы поймем главное. Мы – настоящие, живые. В силе чувств своих, в любви к своему краю. 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять