RU
Все новости

Все будет хорошо, потому что плохо уже надоело

Так написал у себя "на стене" мальчик из донецкого поселка Северный. Написал перед смертью.

ТОП-темой последних дней стала гибель подростков на стадионе донецкой школы. О том, что белым днем, во время артобстрела, снаряды попали в школьное поле, где пацаны играли в футбол, – знает уже весь мир. Не просто школы – а школы самого Рината Ахметова! И он очень тяжело принял это событие. Да – тяжело и искренне. Потому, что здесь каждая улица с детства знакома, каждый уголок дорог... Кто может – тот поймет.

Но я бы сделала акцент на другом. Это не просто школа, а школа прифронтовой полосы – поселка Северный, как называют его совсем местные жители, или Октябрьский, что больше известно другим дончанам.

Всего несколько километров от аэропорта. За который уже сколько месяцев идет ожесточенный непрекращающийся бой.

Посмотрите карту разрушений – в поселке почти нет целых домов, а сколько людей погибло и покалечено, не скажет вам точно никто.

Но люди живут. И дети живут. Там. Возле аэропорта. Часто без света и газа. Не потому, что хотят, а потому что "куда"? Потому что надеялись на перемирие, на здравый смысл, на переговоры.

Не случилось перемирия. Беспробудным сном спит здравый смысл, озабоченный выборами и эйфорией.

Пока сквозь обстрел к месту трагедии пытались подъехать скорые, на поле лежали убитые дети.

Других детей, раненых, работники школы заносили в здание, в которое тоже попали снаряды. А скорые все же прибыли. Врачи, которые на передовой совсем без зарплат – донецким не положено – рисковали своими жизнями.

Троих спасли.

А те двое остались лежать на стадионе.

Соцсети взорвались сенсацией.

Страшно, когда смерть становится ТОП-темой. А если это гибель детей?..

Донецк за время войны видел многое. Сгоревшие дома, разрушенные шахты, разбитые детсады и школы, храмы, уничтоженный аэропорт. Гибли люди. Но дети, и столько...

Хотя не в масштабе же трагедия. Трагедия – это когда даже одна жертва.

Не много ли жертв у этой странной необъявленной войны?

Так случилось, что вчера за комментариями звонили разные СМИ. Потому что Ринат Ахметов сразу же выступил с заявлением и призвал прекратить военные действия, потому что его Гуманитарный штаб сразу заявил, что берет на себя лечение пострадавших и помощь семьям погибших.

Звонили из разных СМИ. Украинские, западные, российские. Знаете, я очень хорошо почувствовала некоторое изменение в настроениях – появилось сострадание и сочувствие. Для меня, например, эта смена настроения в СМИ очень важна. Это – как барометр общества. Устали от гробов. Устали от горя. Все устали.

И только предводители-кукловоды дергают за ниточки, бередят души, "заводят" и без того измученных людей.

Беснуются в сетях боты, смакует подробности возбужденное общество. Выискивая, чьи дома целые стоят в поселке, почему попали именно в эту школу – пытаясь найти подтверждение своей безумной злобе.

А скажите, смерть разве не одинаково страшна и ужасна с любой стороны? Смерть!

Любого человека, особенно ребенка? Или ее можно в каком-то случае как-то оправдать?
- С какой стороны стреляли – спрашивают мои коллеги?
- А почему дети играли в футбол?
- Почему до сих пор нет ОБСЕ?

Что им на это ответить? Что в войну не может одна сторона стрелять снарядами, а другая цветами? Что дети ТАК живут уже полгода, а жить так невозможно? Что стреляют без предупреждения? И мы, может быть, даже больше, чем кто-либо другой, надеемся на справедливое расследование? И все пытаемся докричаться до вас, ЛЮДИ! Докричаться, чтобы вы поняли – идет война!

Но слышать не очень хотят. С таким знанием жить некомфортно, неуютно. С таким знанием сложно идти в бар или лежать на пляже. Легче не задумываться. Легче понимать мир в черно-белом изображении: "все нормальные люди оттуда уехали. Тем, кто остался – так и надо".

Пусть время и Господь рассудят, кто и где.

Психологи говорят, после эйфории приходит осознание, "протрезвление", а потом стыд.

***

Вчера во фронтовом Донецке хоронили двух мальчиков. Хоронили быстро, боясь очередных обстрелов. И даже не могли отпеть в храмах, которые находятся рядом. Израненный войной дружный поселок тихо плакал. Здесь почти каждый знает друг друга и родителей друг друга. Здесь не утаить мелочей и главного.

"Здесь не нужно лишних слов – нам просто все видно. И всех видно". Так сказал мне муж моей подруги, принявший для себя решение вернуться в свой родной дом. На фронтовую полосу.

А на поле, где погибли мальчики, до сих пор лежит мячик. Как недоигранный матч незаконченной войны. Как памятник страшной войне.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять