RU
Все новости

Все хорошо, прекрасная маркиза?

Страна уверенно смотрит в будущее. Зимой Украина будет с газом. Ну, почти.

Успешно и радостно, пусть даже без ознакомления депутатами, принят долгожданный антикоррупционный закон и теперь будет всеобщая победа честных людей над ворами и преступникам. Наконец-то наступит люстрация!

И пусть тысячи порядочных людей останутся без работы, это будет потом. А пока – все хорошо!

Последняя неделя отличилась жесткими столкновениями у Верховной Рады. Как дежавю. Цепи, балаклавы, пострадавшие милиционеры.

Помните, яд агрессии поражает общество! Сможет ли человек, единожды взявший в руки оружие, без последствий для психики вернуться к мирной жизни?

Помните пацанов, возвратившихся с Афгана? Сколько их спилось, сколько осталось жить с исковерканными войной судьбами? Постафганский синдром мы переживали очень долго. Тогда четко работала пропагандистская машина, ребят считали героями-миротворцами. А пацанам по ночам снились убитые люди и разбитые кишлаки...

И тогда агрессия вырывалась наружу.

Почти год назад общество выпустило джина из бутылки. Джина агрессии и вооруженного отстаивания своих прав. Я верю – у большинства были самые лучшие побуждения и патриотизм. Но сегодня защитники почувствовали себя полубогами, которым позволено все. Такая вседозволенность не может быть созидательной.

Общество расколото, страна разорвана, а все делают вид, что все хорошо. Как будто нет войны. Как будто все закончилось. Увы, это просто «как будто» и далеко от реального «есть».

Сегодня прочно вошло в обиход понятие "дети новой войны". Дети эти – и новорожденные, и школьники, и студенты. Они пострадали. Какая-то часть из них – физически и все, наверное, кроме младенцев – морально.

Министерство образования рассказывает о каком-то мифическом переезде вузов из Донецка. Быть может, хорошая идея, но абсолютно нереальная.

Ау, чиновники от образования, о чем вы? Как может переехать обычный преподаватель, зарплату которому не платили три месяца? Где он там будет жить? А его семья? А где будет жить и чем будет питаться студент-бюджетник, родители которого остались без средств для полноценного существования и еле-еле сводят концы с концами?

А знаете почему? Потому что никто дальше своего носа не видит. Потому что привыкли у нас годами строчить радостные отчеты, совсем не вдумываясь в их суть.

Из моих знакомых студентов (а у меня их немало, так как двое детей студенческого возраста) всего двое смогли перевестись из донецкого вуза в профильные вузы других областей на бюджет. Остальным красиво отказывали.

- Все хорошо, мы вас понимаем, но вуз же не резиновый. И вообще, в Киеве учиться так тяжело...

Вопрос со школами и учителями так вообще и не решился. Учителя Донецка и Луганска не получают зарплату, но работают. В украинских, заметьте, школах. А какой аттестат получат донецкие дети? И получат ли вообще.

Легче всего откреститься – мы за эту территорию не отвечаем.

Но, позвольте, это же граждане Украины, и это вашей же страны общие дети! Или они уже не ваши?! Вы их совсем вычеркнули, господа чиновники?

Кстати, сейчас свидетельства о рождении в Донецке выдаются украинские!

Дети рождаются в бомбоубежищах и подвалах роддомов – врачи смогли позаботиться и перенести в подвалы больниц всю необходимую аппаратуру. А пособие на новорожденных детей, стараниями наших чиновников, мамочки не получают.

А как поднять ребенка в войну? Без денег, без мира? Без надежды?

Сейчас в зоне АТО живет 40 тысяч детей до 2 лет.

Как они живут? Что они едят?

Конечно, кто может уезжает. Когда могут и куда могут. Когда на следующий день после обстрела Горловки в пунктах временного пребывания переселенцев была череда мамочек с дневными (!) новорожденными, даже видавшие виды МЧСники не могли сдержать слез.

Все лето Гуманитарный штаб помогал беременным женщинам – и эвакуироваться, и обеспечивал лекарствами. Закупал генераторы родильным домам. Потому что генератор – это не просто устройство, вырабатывающее электроэнергию. Это шанс на жизнь. Шанс на то, что не отключится аппарат искусственной вентиляции легких у малыша.

В нашем "архиве" историй – много всего. Как спасали малышей с гидроцефалией, как перевозили сквозь многочисленные кордоны малышку с пороком сердца...

Дай Бог, чтобы она жила, эта маленькая беженка от войны... Это "дитя новой войны".

Беженцы. Переселенцы. Ненужные люди.

За лето, с самого начала войны, правительство так и не захотело решить проблему с переселенцами. Решить, помочь, а не откреститься бодрыми рапортами-законами.

Нет-нет, конечно никто никому ничего не должен. Мы сами во всем виноваты. Это мы призывали войну. Это мы не взяли в руки оружие и не пошли отвоевывать независимость.

Стена непонимания – самая глухая и высокая, самая страшная.

Вот и уезжают на родину переселенцы. Помыкавшись летом по родственникам-знакомым, поискавшим счастья в чужом краю.

Щекастая девочка с наивными глазами как-то по-стариковски говорит в камеру: "Возвращаемся. Ведь родные стены – лечат".

А психологи, которые работают с детками, утверждают, что перед возвращением домой у детей появляется страх перед войной и неизвестностью. Но они этот свой детский страх очень тщательно скрывают от родных. Ведь даже маленьким умом своим они понимают, что родителям просто некуда деться.

Для многих беженцы с востока – как чемодан без ручки. И нести тяжело и выбросить жалко. Помочь бы как-то надо, но как?

Легче ничего не говорить. Как будто ничего не происходит.

Ничего не видеть. Забыть. О том, что стреляют. О том, что третья часть Донецка, порой, живет в подвалах, что в домах нет воды, света и газа.

Не знать, что только в районе аэропорта сейчас живет 6 тысяч человек. Среди них и сегодня очень много детей. Там почти не осталось уцелевших домов. А обе стороны что-то говорят про героизм. Неужели разрушенный аэропорт, превратившийся в руины, стоит жизней сотен мирных жителей? По чьей милости их тоже сделали "киборгами"? Это что за борьба за пядь земли?

Я не могу принять таких моих защитников.

И уверена – настоящий героизм – выключить эту войну.

Большая политика убивает маленьких людей. Геополитика убивает целые города.

Я включаю телевизор и слышу предвыборные бравурные речи. Военная риторика. Повсеместная борьба.

Когда же мы закончим воевать и начнем строить? И куда тогда деть людей, привыкших воевать и тех, у кого война отобрала все.

- Все хорошо, прекрасная маркиза?.. 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять