RU
Все новости

Грани бытия

В прошлый раз мы говорили об агрессии. Вроде бы тема такая, что задуматься заставляет. Ан нет, реакцию вызывала настолько агрессивную, что только подтвердило масштаб трагедии. И то, что об этом нужно говорить и говорить.

Жестокость и обозленность, безразличие и отрешенность ¬ вот маркеры сегодняшнего времени.

Где-то идет война и погибают люди, а остальная страна спокойно ест и спит, смотрит сериалы и выбирает новую Раду.

Грани бытия.

В небольшом киевском магазине возле ценников – флаерочки – 1% от стоимос­ти идет на нужды армии – 1% немного. Выходишь из этого магазинчика и попадаешь в другой мир. Мир выборов. На улицах повсеместно, куда ни бросишь взгляд – галерея лиц. Старых и новых. Похожих как две капли воды, хоть и выглядящих по-разному. Хотите знать, что у них общего? Жажда власти.

Они, все как один, обещают нам справедливость и порядок.

А я вспоминаю о том 1%. И меня волнует вопрос – почему же в эти военные выборы новые, честные претенденты на роль слуг народных не отказались от «наружки» и привычно висят на рекламных плоскостях?..

Лукавство повсюду. Как в радостном отчете патриота: «Продал «Роллс-Ройс» и пошел в армию». А я хочу поправить: «Продал «Роллс-Ройс» и купил бигборды».

Агрессия повсюду. В предвыборных обещаниях, в остервенелом свержении Лениных, в мусорном очищении.

Радуется народ. Развлекаются политики.

И новости начинаются с выборов как главной темы.

А потом стыдливо, как о том, что показывать стыдно, но никуда не деть – о Донбассе. О войне.

Уже меньше сюжетов о помощи раненым. Что вы, их же нет – перемирие. О гибели местных жителей – вообще молчок. Или все так же стыдливо, бегущей строкой.

И отчеты, в которые перестаешь верить, зная доподлинно то, что происходит ТАМ.

Такое ощущение, будто то, что творится сейчас на Донбассе, многие «на большой земле» хотели бы просто закрасить. Но не закрашивается. Проявляется красным кровавым пятном и непроходящей болью.

Переселенцы. Странные люди без статуса, бежавшие от войны. Сколько их? Цифра меняется с приближением к выборам. То о пилигримах войны молчали все лето, видимо, принимая их за отдыхающих. Теперь заговорили.

Всего три недели назад МЧС заявляло, что их около 270 тысяч. Понятно, цифра была очень условной. Сейчас общественники заявляют о 700 тысячах. Не будем внедряться в цифры, в любом случае – за ними национальная трагедия.

Летом люди пересиживали на дачах, в пансионатах и у родственников, надеясь на быструю АТО. Только Гуманитарный штаб расселил 6 тысяч человек из 30 тысяч эвакуированных силами наших волонтеров. Но быстро пролетело лето, а базы, предназначенные для летнего отдыха, уже не могут принимать переселенцев. Сейчас, в зиму, на базах под опекой Гуманитарного штаба осталось 700 человек. Это инвалиды (из той же Одессы), многодетные семьи и детские дома семейного типа. Да и люди тоже не хотят быть нахлебниками и иждивенцами, ненужными своей большой Родине.

А ведь это правда. За прошедшие полгода у нас так и не определились даже со статусом этих людей. Кто они – беженцы или переселенцы? Или, по-чиновничьи, «люди, временно перемещенные с мест своего постоянного проживания»?

Бррр! Просто морозом веет от такой формулировки.

Тема этих людей глубока, как и проблема нашего совместного общества. Решение о выплате им пособий только принято, денег на их лечение нет, места в учебных заведениях и детсадах они забирают.

Конечно, им никто ничего не должен. Понаехали тут.

Всякое бывает... Переселенцы, как и другие, живущие постоянно, бывают доб­рыми и злыми, активными и нет. Они – такие же люди, но убежавшие от войны. Прочувствовав ненужность свою, они уезжают домой. Туда, где идет война и разрываются снаряды. Люди едут домой не от того, что приняли для себя важное политическое решение. Они поняли одну важную вещь – тут они не нужны.

А там... Там у них есть дом, школа.

О безопасности, когда в кошельке пус­то, уже не думают.

Может быть, и глупо, но глупости делают многие. Ведь не думает же о врачах, учителях и лежачих инвалидах, оставшихся в Донецке и Луганске, государство. А у этих людей, между прочим, украинский паспорт в кармане.

«Главное, чтобы нас не делили на «Мы и Они», – сказала известный экономист Элла Либанова, говоря о неприятии жителями других регионов переселенцев с Востока.

Интеллигентная женщина, она даже не представляет, как делят.

Кромсают, нарезая на избирательные участки. Выборы в стране. Кто громче крикнет о победе и силе люстрации.

Только кого и над кем?

Я очень сомневаюсь, что наше общество очистится, если мы всех депутатов изваляем в мусорных баках. Я не очень верю, что заживем мы долго и счастливо, если повалим всех Лениных и стадион будет скакать, чтобы вдруг не подумали, что москали.

Я скажу крамольную нынче вещь – война должна и могла БЫ стать объединяющим фактором. В своем милосердии и гордости за людей. Не только тех, кто воюет, а и тех, кто месяцами сидит в подвалах. Гордости за врачей, принимающих роды там, под взрывы снарядов. Волонтеров, помогающих выжить.
Но в порыве революционной целесообразности никто не думает, как жить завтра. Как не забыть тех, кто остался в аду войны.

«Грани бытия» – так называлась рубрика в одной популярной газете, где вверху поздравляли юбиляров, а внизу – сообщали о смерти.

Добро и ненависть, помощь и безразличие всегда рядом. Грани бытия.  

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять