RU
Все новости

Стена и мир

В жизни ничего не происходит случайно. И я стою впервые в жизни в том месте, где была берлинская стена. Стена, на долгие годы разделившая две части Германии. Только за то, что после войны одни отошли к соцлагерю, а другие – нет.

Стена стала символом закрытости и ограниченности советской системы. Она постоянно совершенствовалась и реконструировалась. И к моменту своего падения представляла просто неприступный комплекс, состоящий из самой стены высотой в 3,5 метра, земляных рвов, противотанковых укреплений и сторожевых вышек. Там были полосы из острых шипов и контрольно-следовая полоса. Мертвая зона.

Там, где стоит символ Берлина – Бранденбургские ворота.

Я стою там, где была стена берлинская и думаю о будущей стене, украинской. Их даже несколько, этих стен, которые планируют возвести. Одна - с Россией. Вторая – по предложению некоторых депутатов, должна отделить те участки Донецкой и Луганской областей, где сейчас развернули свою деятельность так называемые «ДНР» и «ЛНР».

Конечно, можно построить еще несколько стен. Сделать из этого политическое шоу, потратить миллионы денег. Но что даст эта стена? Чем поможет она?

Современным оружием разбить ее – не проблема. Мы уже это видели.

Стена, еще больше разожжет народный гнев. И отбросит Украину в начало 60-х, когда Германия строила свою стену.

Я выражу свое мнение, подтвержденное историей. Все стены когда-­нибудь рушатся. Даже Великая Китайская.

Люди не любят стен вне дома.

Что же делать?

Говорить. Слушать и слышать. Обмениваться мнениями и снизить градус агрессии в обществе. Сделать мораторий на агрессию. Вот она, панацея.

Чтобы не очернять огульно одних и не обелять других. Ведь в жизни все имеет гораздо больше цветов.
Сможет ли дать стена буйство красок? Или только отбросит тень? Мне кажется, больше – второе.

Конечно, можно построить высокую стену и отделить несчастный и истерзанный войной Донбасс от успешной и процветающей Украины. Но сделает ли это Украину единой?

Стена больше похожа на политический проект. У нас, вообще, много чего похоже на политический проект. Как ее сделать реально – вопрос более, чем сложный. Например, как ее построить в Луганской области? Тот-то же.

Или, действительно, отгородить Донбасс?

Так это, простите, дурацкое заявление – не есть ли квинтэссенция политики?..

А в это время, единственная тема, которая волнует жителей Донбасса – это мир. Мир, мир и еще раз мир. Знаете, когда обстреливается твой город, район, дом, –  как­-то не о высоких материях думается. А сознание опускается до базового первого уровня пирамиды Маслоу – безопасность.

Эта мысль о мире становится навязчивой. Превращается в нумерологию. И мы верим в самими же придуманные «знаковые» даты все лето. Уже прошло лето. Наступила осень. А мысль о мире в преддверии зимы все навязчивее и навязчивее.

А наступит ли мир, если его не призывать, не материализовывать? И люди, до боли в сердце мечтающие о мире, двинулись к себе в города.

Не потому, что «уже можно». А потому, что без дома нельзя. Нельзя скитаться по углам и переживать, как там твой город живет без тебя. Нельзя быть вечным странником, пилигримом, если у тебя есть дом и он тебя ждет.

Не стены нам нужны, а крушение их. Крушение всех тех стереотипов, которыми пичкали нас годами. Стереотипы эти просты и страшны, кто нам враг, а кто друг.

Наши головы – наши враги.

Буквально полчаса назад, один журналист спросил меня на моем брифинге: «Что вам мешает в распределении гуманитарной помощи – террористы, военные, местные жители?»

Я ему очень серьезно ответила, что больше всего нам мешает война. Вот она – единственная и главная стена.

Миром не шутят. Им не разбрасываются. Его берегут.

Для мира не нужны стены. Для мира нужна воля. Сильная воля всех причастных сторон. 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять