RU
Все новости

Тысяча маленьких человечков

Тысячи маленьких человечков шли в первый день этой осени в школы. В разные школы.

Нет, шли, конечно, гораздо больше маленьких человечков. Но мой рассказ не о них. Эти детки шли в СВОИ школы. А тысячи – в другие. Не чужие, не чуждые. А другие. Не свои.

Они также несли цветы. Только костюмчики не у всех были с иголочки. У некоторых – с чужого плеча.
Но дети – это дети. Не слишком задумываются о таких мелочах.

Но. Каждая мама знает, что значит собрать ребенка в школу. Сколько сил нужно, времени, денег. А мороки – пенальчики, тетрадки, ручки, школьная и спортивная форма, туфли... А теперь представьте, что это все придется покупать абсолютно с нуля. То есть нет у людей ни-че-го. Кроме сандаликов летних и футболочек. Ничего не осталось с прошлого года... Ничего совсем. Потому что люди просто убежали от войны.

В киевские школы детей с Востока брали без проблем. Может, и были единичные случаи, но знакомые рассказывали все больше о положительных моментах.

Дети войны. Звучит страшно и больно. Но давайте признавать: наши дети – это дети войны. Кому сколько пришлось ее испытать. Но даже те, чьи родители вывезли их сразу, с лихвой хлебнули потерянного детства. Крушение планов, брошенные дома, любимые игрушки, расставание с друзьями. Что для детской психики может быть страшнее таких «глобальных» потерь, как отсутствие зайца, с которым привык спать все свои пять лет...

Я недавно принимала участие в программе «Дети войны». Признаюсь честно, это был самый тяжелый для меня эфир. Потому что шестилетний мальчишка рассказывал, как страшно, когда стреляют, а мама показывала его седую прядь волос. Потому что сидела девятилетняя девочка из Ужгорода, у которой на войне убили папу. Потому что позади целым рядочком сидел в полном составе эвакуированный вовремя детский дом семейного типа.

Есть и еще страшнее истории. Как месяцами дети живут в подвалах, скрываясь от обстрелов. Или истории о том, как врачи ищут родных чудом выжившей четырехлетней девочки.

Дети погибают от войны. Не морально. Физически. И мы должны не говорить – мы должны кричать об этом.

Я так хотела, чтобы об этом сказал умный Яценюк, выступая на линейке в школе, где учится его дочь, или Президент, или другой политик...

Я не услышала этого.

А вчера, как будто бы подслушав мои мысли, мне передала свои эмоции моя давняя знакомая – женщина успешная, позитивная. Как вы понимаете, дончанка.

«Мы шли с сыном в новую школу. Все было так празднично и торжественно. Шарики. Звонок. Гимн. И мы его тоже пели. И слова красивые. А я стояла и думала о своем. Я вслушивалась. Скажет ли кто-нибудь о таких, как мой сын. О детках, которые убежали от войны.

Скажет ли кто-нибудь о мире и его цене. Ценности. О том, что мы вот здесь стоим, такие красивые и счастливые, а меньше чем в тысяче километров отсюда идут бои. И их сверстники сидят в подвалах. О том, что дети сегодня погибают. От пуль. От осколков снарядов. Это должны знать все дети. Чтобы быть едиными. Чтобы ценить мир».

Мир нужно беречь. Тот мир, когда не гибнут детки.

Я не учитель. Я не пишу планы проведения уроков мира. Но, как мать двоих детей, знаю точно – дети очень чувствительны и ранимы. Они впитывают все как губки. И быстро реагируют. И на правду. И на фальшь.

Я очень хочу, чтобы у нас было меньше фальши.

И тогда тысячи, нет, сотни тысяч маленьких человечков вырастут достойными гражданами своей достойной страны.

И только так. Правда не может быть половинчатой.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять