RU
Все новости

Цугцванг

Кто такие преступники? Бандиты, грабители. Правильно. Настоящие. Типичные преступники. К которым привыкли мы со времен детских сказок.
Но сегодня мне хочется назвать так тех, кто ничего не делает. Потому как бездействие – тоже преступление.
В страхе и неведении киевская власть. Все эти многочисленные и.о., дорвавшиеся до кормушки и теперь так боящиеся ее потерять.
Я очень мало проработала в коридорах власти, но очень много в журналистике. И я видела, что как только что-то случалось в регионе – сюда мчалось руководство. Министры – так это железно. И президенты. Разбирались на месте. Пусть даже в чем-то мешали, но проявляли участие, выстраивали процесс.
А тут идет война – и никого. Целый месяц ни-ко-го.
Вот только вылез из «Фэйсбука» виртуальный министр МВД. Красуется теперь перед телекамерами. После того как милиция преступно сдала город за городом. После того как отвернулась в одесской Хатыни.
А потом министр возмущался тем, что прокуратура освободила подозреваемых.
А чем прокуратура отличается от милиции?
Нет в стране правоохранительной системы. Просто нет. Простите уж меня, люди в погонах. Не виноваты вы, что у вас такое начальство. Или виноваты, потому как человек, да еще в погонах – это не «тварь дрожащая»...
Власти нет. Вокруг тишина. Людей убивают. Бронетехника в городах. Народ запугивают. Просто зомбируют страхом.
И тишина. Ни объяснений, ни простого человеческого разговора.
Вымерла власть.
Преступность зашкаливает. Человек с ружьем – это всегда риск. А если ружье получает человек обозленный, с некрепкой психикой...
Идет война. Своих со своими. Вернее, чужих с чужими. Потому что и одна сторона, и вторая – это НЕ наши.
Война технологий. Технологий простой животной мести. За отнятую власть и за брезжущую возможность упиваться ею.
Чем вы отличаетесь друг от друга?
И сколько же вам надо, чтобы вы в конце концов нажрались...

Преступники те, кто сдают мой Донбасс. Как иуды. Как трусы последние. Сдают, не принимая нужных законов, трусливо пряча головы в песок.
Ау! Избранники! Не икается вам там, на пляжах Пальма-де-Мальорка? Нет ли страха в спинном мозге? Пока ваша страна задыхается в огне и захлебывается в крови, вы где-то отдыхаете?!!!
Молчат о децентрализации власти. Нет ни единого реального шага по конституционной реформе. Где закон о втором государственном, свидомые националисты? Неужели так страшно принять его? Кого вы боитесь? С кем заигрываете? Кого предаете?
Простые люди с Западной Украины спрашивают: «Почему Киев вас сдает?» И зовут к себе пересидеть лихую годину.
И после этого вы нам рассказываете о какой-то розни между нами, о каком-то непонимании?!
Это между вами рознь. Тупая драка за миску.
Я не знаю почему, но всем этим людям в Киеве не нужна спокойная, мирная и одна-единственная Украина!

Я общаюсь с огромным количеством людей. Разных по своему социальному статусу и возрасту, материальному положению и интеллекту. Они все говорят одно: «Мы не хотим в Россию, мы не хотим никаких республик. Но мы не можем и так, как сейчас, когда на нас просто плюют».
Нас поддерживают и за нас молятся. Неизвестные нам люди из Чернигова и Ровно...

Это невыносимо больно, но и очень приятно. Приятно чувствовать, что мы вместе.

Из истории мы все знаем: революционная ситуация – это когда верхи не могу управлять по-старому, а низы не могут жить по-старому.
В нашей ситуации нет ни низов, ни верхов. Есть только одно: не могут...
«Проснитесь!» – призывает немецкий министр Штайнмайер.
Не просыпаются. Спят. Мертвецким сном бездействия.

Цугцва́нг (нем. Zugzwang – принуждение к ходу) – положение в шашках и шахматах, в котором любой ход игрока ведет к ухудшению его позиции.
Мне страшно. Я не вижу не только отдаленного будущего. Я не вижу следующего хода.

Римма Филь

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять