RU
Все новости

Ярлыки и люди

Из окна десятого этажа здания обладминистрации открывается очень хороший вид. Город как на ладони.
Отсюда очень хорошо видно, как по периметру площади становятся автобусы.
В автобусах сидят мужики. Это шахтеры. Потом выходят на улицу.
Общаются. Сначала скромно, а потом все активнее и азартнее играют в футбол ледышками.
Вокруг них собираются журналисты. Мужики смущенно
переминаются с ноги на ногу и дают интервью.
В холле здания ОГА милиция со щитами и в касках. Подготовлены брандспойты.
Это не страх. Это не паника. Лучше быть готовыми, чем застигнутыми
врасплох.
Захваты. Моя коллега из западной области, где обладминистрация была
«освобождена» одной из первых, рассказывала, как это было. Быстро, четко, слаженно и профессионально.
Так толпа зевак здания не захватывает.
Но о чем это я? Это же мирный протест.
Я не люблю полуправды. Какая-то фальшивая она.
Честно говоря, мне обидно, когда на людей вешают ярлыки. Бандерлог, донецкое быдло, «титушка» в конце концов.
Мне по-человечески неприятно, когда над этим смеются.
На одном местном оппозиционном сайте в понедельник прочитала фразу: «В ОГА смеются по поводу штурма». И вот тут я уже злюсь. Потому что человек, написавший это, тоже недавно сильно боялся. Боялся угроз, писем, надписей в подъезде. И тогда он не считал
зазорным для себя просить защиты у местной власти. И эта власть его
защищала. Давайте говорить прямо: губернатор защищал.
Тогда журналисту было не смешно. А сейчас смешно – уж который день
потешается!
Знаете, я видела, как нашим шахтерам, весь день дежурившим в автобусах перед ОГА, бабушки из соседних домов приносили термосы с чаем.
Да, эти парни не умеют красиво говорить об идеалах и ценностях, но никто из них (поверьте, это не упустили бы и радостно растиражировали) не сказал о том, что его пригнали защищать преступную власть.
Власть.
Можно по-разному относиться к ней. К той, что наверху. К той, что под
боком. К той, что в жэке. Но когда тебя так грубо сапогом по морде... Тут уж человек встает за себя.
Суровые мужики, прошедшие Кандагар, хорошо знают, что такое война. Знают, как можно стать пушечным мясом. Знают, поэтому и ходят почти неделю дружинниками.
Я не хочу и не буду сейчас рассуждать о возможности штурма. Его не было – и слава Богу.
Потому как довести до беды – это хуже всего.
После брифинга, целью которого было успокоить людей, молодая журналистка сокрушается: «И что? Вот так все тихо пройдет и
ничего мы не увидим?»
Это говорит не представитель какого-нибудь провокационного ТВ (они-то
как раз люди очень адекватные и порядочные), а юное дарование с местного ТВ, задача которой – научиться хотя бы собирать слова в предложения.
Очень грустно, что одна часть нашего общества ждет острых ощущений.
Все смешалось в доме Облонских...
Лидер правых сил дает интервью. В маленькой комнатке несколько камер и пара огромных мужиков.
Он говорит о своих требованиях к власти, среди которых и такое: узаконить военно-патриотические клубы. «Титушек» то есть? Ведь именно так называют сейчас молодых спортсменов.
Очень смешно.
И уже не смешно, когда он, улыбаясь, называет себя главным экстремистом страны. В любой демократической стране за это не погладили бы по головке. Но у нас свои ориентиры. Свои стандарты.
У нас раздвоение стандартов.
«Булыжник – орудие пролетариата». Это название известной скульптуры, давно ставшее крылатым и слегка ироничным выражением, «честная и независимая» пресса сегодня трансформировала. Она пишет: «Бруківка – інструмент мітінгувальника». Пишет восторженно, делая акцент на мирной составляющей протеста.
Если драка на митинге не оппозиции – это обязательно побоище. Если
«мирным гражданам» не удалось захватить здание обладминистрации – это зачистка власти и кровавое противостояние.
Если мнение не оппозиционной прессы – то это обязательно промывка мозгов.
Во вторник вечером посмотрела один-единственный выпуск «Надзвичайних новин» Константина Стогния – прекрасного журналиста и человека в погонах. Всего два сюжета – о Львове и Николаеве.
Во Львове действуют отряды самообороны. И их мобильные группы вооружены битами – на всякий случай, это не оружие, отмечает автор сюжета.
А несколькими минутами позже – сюжет из другой области. Где уже не
мирные отряды самообороны вооружены битами, а «титушки».
Я, конечно, не большой специалист в области битологии. Видимо, речь идет о разных битах, и на западе нашей страны биты более мирные, чем на востоке.
Так уж случилось, что училась я на журфаке на надломе эпох. И диплом
свой писала о методах пропаганды диктатур.
Знаете, ничего с тех пор не изменилось. Ни с эпохи Геббелься, ни с советской.
Странные мы люди тут, в Донбассе. Непонятые. Нераскрытые. Порой аморфные и тяжелые. Как ленивцы. Разобщенные. Без песен и танцев красивых. А потом вдруг собираемся в кулак.
В понедельник из 40 человек, звонивших в контактный центр ОГА, 30 предлагали свою помощь в защите.
А вы говорите промывка...

Римма Филь

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять