RU
Все новости

Как 70 лет спустя освобождали Донбасс

Практически весь конец прошлой недели Донбасс вспоминал события семидесятилетней давности. Тех дней, когда после тяжелейших и долгих боев наш край был освобожден и стал возрождаться заново.
В субботу основные мероприятия прошли у монумента «Твоим освободителям, Донбасс!» и на железнодорожном вокзале. Те, кто был там, видели, как Донбасс будто вернулся в военный 1943 год.
Не просто уже надоевшими и такими, порой, сухими речами, а настоящими картинами тех дней.
В парке, по дороге к самому монументу, расположились «города», в точности по мере продвижения наших войск к Сталино. Как театр на асфальте. В каждом из таких «городков» были разыграны сценки, будто призывающие пережить те дни еще раз. Проводы в армию, получение похоронки, встречи друзей. Были и песни военных лет, и танцы.
Была и настоящая реконструкция боя за Сталино.
Вот наши солдаты освобождают город. Они бегут к оперному театру, взрывы, бои. И вот – Красное Знамя Победы развивается над зданием. И фейерверк из цветного дыма днем.
Там, в небе, появлялись маленькие бумажные парашютисты и опускались медленно на людей. А люди ловили их и брали на память.
Когда плакали не только ветераны, было понятно, что своей цели организаторы праздника достигли.
А что такое достичь цели? Заставить себя понять ту войну, задуматься о будущем. Достать из генетической памяти радость Победы.
Мне всегда особенно трогательно наблюдать за детворой. Наблюдать за их глазами. Дети – естественные. Они еще не умеют скрывать своих эмоций.
Они с восхищением смотрели на все, что происходило на вокзале. А вокзал вдруг, на несколько часов, вернулся в 43-й.
Там и палатка с ранеными, и военные, отбывающие на фронт, и мирные жители, возвращающиеся из эвакуации.
И настоящий военный поезд. И настоящие военные песни.
Это было сильно! Это было нужно...
Нужно для нас, чтобы взбодрить наши замерзшие души.
Мне, честно, было обидно, что такое действо видели так мало людей.
Летом мы с семьей были в Освенциме. Я писала об этом. Писала отом, что посетить это ужасное место приезжают очень много людей, очень много детей. Среди них – большинство немцев. Потому что память передается из поколения в поколение. Для того, чтобы не допустить. Для того, чтобы не забыть.
У нас же, давайте говорить откровенно, постепенно наступает забвение. Уходят ветераны – их, настоящих участников боевых действий и освободителей, остались единицы. Молодое поколение в большинстве своем о войне ничего не знает – запутавшись в политике, им просто ничего не говорят.
Самое страшное преступление – это забыть. Забыть ту войну, горе, которое она принесла. Забыть подвиг дедов и радость от Великой Победы...
Каждый год мы ездим на Саур-Могилу. И в этот раз как-то особенно остро вдруг почувствовалось, что не ездить нельзя. Нельзя не чествовать оставшихся в живых героев. Нельзя не помнить о подвиге тех, кто уже не с нами. Нельзя не рассказывать об этом детям. Ведь вокруг – немало памятников и исторических боевых мест. Но много ли мы знаем об этом? Знаем ли, к примеру, о том, как на могилу Гринкевича, что в центре Донецка, затаскивали танк его боевые товарищи? И танк этот десятилетия служит символом той войны... Знаем ли о подвигах еще многих безымянных героев?
Наша память – не в парадно-обязательных живых коридорах из замерзших детей. Наша память – в тех семьях, которые пришли и к монументу, и на вокзал. Пришли со своими детьми поесть кашу, послушать военные песни, показать детям, КАК это было.
Знаете, в субботу я видела, что большинство журналистов пришли со своими детьми. И это было здорово!
Я хочу такую память. Искреннюю, до кома в горле. До слез на глазах...

Римма Филь

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять