RU
Все новости

Жертвы стереотипов

Какую буйную смесь породил в нас перелом советско-капиталистической системы! Социалистическая стадность, однотипные дома, мебель, ботинки фабрики «Скороход», помноженные на роскошества капитализма, породили новую сущность людей – человека стереотипного. Это такой вид, которому нужно по максимуму все, что есть. Все и сейчас.
Человек стереотипный. В его понимании счастье – это «Мерседес» или «Бентли», отдых на островах, молодая любовница, которая выше его на десяток сантиметров. Человек стереотипный скучен в своей фантазии. Машина, квартира в новострое, еще машина, еще квартира... Так, для разнообразия. «Шоб було».
Мы привыкли жить стереотипами и быть частью стада. Советское стадо сменилось другим. Сменились образцы. Только суть не поменялась.
Как скучно жить в рамках! В никому не нужных и никем не установленных рамках. Если ты принадлежишь к стаду, ты должен соблюдать его законы.
Это наши махонькие нувориши, только что сколотившие свой первый капиталец, возьмут себе быко-лобого охранника и будут ходить с ним, например, в спортивный клуб.
Это у нас дурной тон – ездить в общественном транспорте, если ты какой-нибудь начальничек. И уж совсем никуда не годится, например, ходить за покупками в магазин или того хуже – не иметь домработницы.
И самое-самое главное – лицо. У наших великих потрясающе холодные лица, уставший голос и хамский тон. Наши великие чувствуют себя царьками...
Если бы они видели себя со стороны и понимали, как они смешны и мелки в этом напускном своем величии.
Я не раз думала о том, чем обусловлена внутренняя свобода. Может быть, наличием ну о-о-очень больших денег? Нет, не подходит. Наши миллиардеры – подтверждение этого.
Я думаю, внутренняя свобода – это состояние души. Когда деньги – это лишь инструмент. Таких, как Стив Джобе, у нас не бывает.
И как антитеза сразу две зарисовки одного воскресного утра.
Итак, утро. Окраина Донецка. Иду я по поселку в храм. Идти чуть больше километра. Притормаживает машина. Хорошая машина. Опускаются стекла, и очень приличный мужчина говорит:
- Присаживайтесь.
Как любая современная порядочная женщина, я в ужасе отскакиваю в сторону и нервно машу головой в знак отказа.
Мужчина улыбается, понимая причины отказа, но продолжает:
- Вы же идете в храм? -Да.
- Садитесь, я подвезу.
По дороге мы так подобрали еще пожилого мужчину и женщину.
Я не знаю, поймете ли вы меня, но в такие моменты начинаешь верить в людей. В хороших, настоящих людей. Которые не спрячутся за закрытыми дверями, если кого-то убивают на улице, не пройдут мимо, когда кому-то стало плохо на остановке...
А уже в храме среди многих детей и взрослых прихожан я обратила внимание на трех красивых девочек. Старшей лет десять, двум маленьким – лет пять-шесть. Я вообще люблю смотреть на детей на службе. Они там такие настоящие, искренние. Такие маленькие взрослые.
Потом я увидела родителей – молодую современную пару возрастом чуть за тридцать. Мама вот-вот должна родить четвертого. Или четвертую.
Знаете, на эту семью было приятно смотреть. Они все казались такими светлыми и очень-очень современными. И такими непохожими на забитых людей, клепающих детей.
После службы они сели в машину – в самую обычную «шестерку» с багажником на крыше. Девчонки визжали, хохотали и висли на отце.
Такой вот образец неформатного счастья...
Вот о чем я думала, идя домой в то воскресное утро. Ведь каждый из нас сам выбирает себе дорогу. И лекала, по которым кроит себя и свое счастье. И только от нас зависит, будет ли оно стереотипным или таким, как у этих людей.
Я за второй вариант.

Римма Филь

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять