RU
Все новости

Святое и грешное

Со всем прискорбием сегодня можно констатировать: двухнедельная акция донецких чернобыльцев, начавшаяся как протест против сокращения льготных выплат и имевшая благой и высокий смысл, превратилась в фарс.
В этом нет ничего странного и даже неожиданного. Мы с вами наблюдали такое неоднократно. И самое массовое проявление – в 2004 году, когда люди, свято верившие в «оранжевую революцию» и ее благие идеалы, становились заложниками политических амбиций.
В принципе это логично. На протестные действия решаются простые люди, доведенные до отчаяния. А руководят ими умудренные пиар-опытом дяди и тети. Руководят тихонечко, из-за кустов.
Больная чернобыльская тема особенно острой всегда была именно в Донбассе. Откуда, собственно говоря, и брали основную часть ликвидаторов. Только, к сожалению, сегодня «иных уж нет, а те далече». Вот только по статистике количество чернобыльцев выросло в разы. Парадокс...
Так вот, чернобыльскую карту разыграли довольно легко. Простые и доверчивые ликвидаторы искренне включились в процесс отстаивания своих интересов.
Но отчего-то люди сведущие изначально чувствовали подвох. Ожидание чего-то страшного будто витало в воздухе. Причины были: зима, больные люди, инвалиды. Страсти накалялись и самими организаторами. Практически каждую ночь по военной тревоге вызывались журналисты. То вот-вот будет штурм, а голодающие готовы сжечь себя. Вот уже припасен бензин. То кто-то чуть не отравил спавших в палатке людей угарным газом, закрыв задвижки в печке.
Потом умер человек.
Пусть простят меня все чернобыльцы, но та кое ощущение, что этой жертвы ждали. Потому что иначе нельзя трактовать те действия, которые стали разворачиваться вокруг несчастного умершего пенсионера-шахтера.
Конечно, я ожидала, что могут спекулировать на этой теме, как разные политсилы всегда спекулируют на протестных настроениях. Но так...
Вакханалия с ношением пустого гроба по улицам города превзошла самые шокирующие пиар-ходы.
Донбасс ко многому привык. Многое может выдержать. И многое помнит. Это уже генетическая память. В ней особое место занимают гробы.
В Донбассе с ними не шутят. Здесь хорошо помнят, какие случаются трагедии, как хоронят шахтеров целыми поселками, как превращается в эпицентр горя шахтный двор, где стоят закрытые гробы, рыдают вдовы и сироты, рыдают мужики, которые уцелели...
А тут вдруг по городу носят пустой гроб. Абсолютно пустой. Над ним тоже устраивали причитания и рыдали, на него клали хлеб-соль, перед ним несли крест...
Я, рожденная в Донецке, проработавшая всю свою жизнь журналистом и видевшая немало похорон, никогда не поверю, что эта идея имеет донецкую прописку.
Тут так не поступают. Тут могут загнуть крепкое словцо. Тут могут быть искренними до грубости. Но носить пустой гроб по улицам города – это вакханалия. Это мерзость. В конце концов это большой грех...
Чем еще поразят нас новые организаторы новых акций – неизвестно. Ясно одно: пляски вокруг гроба – это не последнее их изобретение... А что до цинизма, так у нас за это не судят. Лишь осуждают. Да и то не все, а только те, кто смог увидеть за большой борьбой, начавшейся так искренне, грязную пиар-акцию.

Римма Филь

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять