RU
Все новости

Выборы президента Приднестровья. Впечатления украинского наблюдателя

11 декабря в самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) прошли президентские выборы. Спикер парламента, экс-глава МВД непризнанной ПМР Вадим Красносельский опередил соперников, в том числе действующего «президента» Приднестровья Евгения Шевчука. О том, как проходили выборы, и какие впечатления оставляет нынешнее Приднестровье – в студии «Громадського радіо» рассказывают Евгений Ярошенко и журналист Ирина Ромалийская, которая освещала процесс из Приднестровья.

– В непризнанном Приднестровье состоялись выборы президента. Я так понимаю, он никем признан не будет?

Евгений Ярошенко: Де-юре Приднестровье является частью Молдовы. Выборы не признаются легитимными. О Приднестровье мы говорим так же, как об оккупированном Крыме. Любые выборы там неинтересны, потому что имя победителя часто известно заранее. Но эти выборы интересны тем, что происходят в тяжелые времена для постсоветского пространства.

– Как официальный Кишинев реагирует на выборы?

Евгений Ярошенко: В Молдове произошла смена власти. Президент проиграл выборы. Эти выборы могут повлиять на Украину по касательной. В самой Молдове на выборах победил пророссийский кандидат Игорь Додон, который позволял себе довольно резкие высказывания. Несмотря на это, можно ожидать каких-то переговоров между ними, а Украина, напомню, является посредником в этом процессе.

Стоит отметить, что позиция самой Украины изменилась с 2014 года. Если раньше мы могли согласиться на особый статус Приднестровья, то сейчас этот подход устарел. Украина внимательно следит за тем, что происходит, чтобы не проглотить молча особый статус Приднестровья.

– Справедливо ли считать, что Додон будет занимать пророссийскую позицию?

Евгений Ярошенко: Возможности сближения с Россией будут компенсированы сближением с ЕС. В Молдове настроения общества 50 на 50. Если Додон будет игнорировать проевропейской группу, возможные протесты.

– Может Москва считать события в Молдове своей геополитической победой?

Евгений Ярошенко: РФ однозначно получила тактическую победу, потому что СМИ освещали выборы в Молдове и Румынии чуть ли не как русский реванш. Однако на практике все будет сложнее. Вождям этих государств предстоит выяснить еще много вещей по ЕС и отношений с ним.

– На что сегодня похожа Приднестровская Молдавская Республика?

Ирина Ромалийская: Это небольшая и вытянутая территория (500 тыс. человек), зажатая между Молдовой и Украиной. Говорят, раньше там было еще больше всего советского, но и сейчас дух остался: памятники Ленину, красные звезды, герб «республики» очень похож на советский.

– Как въезжать в Приднестровье?

Ирина Ромалийская: Мы поехали с гидом. Пересекли [украино-молдовскую] границу и сразу увидели молдавских правоохранителей. Мы даже не выходили из машины – они проверили паспорта и мы поехали дальше. Второй рубеж – так называемые российские миротворцы. Это российская армия, которая называет себя миротворческими контингентом. Те, с кем мне довелось пообщаться, говорят, что это настоящая русская армия, при необходимости превращается из миротворцев в боевые части. Третий рубеж – это сами приднестровцы. Они проверили паспорт, отметку не поставили, но дали что-то очень похоже на чек, где стоит мои имя и фамилия, этот чек я должна вернуть при выезде.

Первое, что встречает вас в Приднестровье, Кобзон, который говорит с билборда: «Если бы я был приднестровцев, я бы голосовал за Шевчука».

На втором билборде Алексей Лебедь – младший брат генерала Лебедя, которого уважают в ПМР, потому что он был русским военным, который захватывал эту территорию. И его родной брат сообщает с билборда: «Мой брат голосовал бы за Шевчука». А его брат разбился в 2002 году.

А Красносельский, победивший в президентский выборах, писал на билбордах, что его программа – это программа правящей российской партии «Единая Россия».

– В Тирасполе (столице ПМР) базируется самый титулованный клуб в истории молдавского футбола «Шериф».

Ирина Ромалийская: Он базируется на территории Приднестровья, но считается молдавской командой. Выступает на международных соревнованиях от Молдовы.

– И власть Молдовы на это спокойно смотрит?

Ирина Ромалийская: Да. Меня удивило, что молдавские власти, граждане, с которыми я общалась, говорят: «Да пусть идет это Приднестровье. Нам оно не нужно ». Но границы при этом открыты, они поставляют туда продукты, возят туристов.

Еще меня поразило, что очень много украинских товаров, работает украинская фирма (или фирма под ее маркой) «Фуршет».

– На что похожа приднестровский избирательный участок?

Ирина Ромалийская: Я помню, как это было в моем советском детстве, когда мама меня брала и шла голосовать. Примерно так это и выглядело: играет патриотическая советская музыка, на территории участка работает буфет, кабинки не закрыты, все улыбчивые. Возле участка я увидела двоих в форме, а двоих в штатском, как мне показалось, представителей так называемого местного КГБ.

– За счет чего живут люди в Приднестровье? Ведь ПМР неофициально называют «республика Шериф», потому что работает две фабрики по производству контрафактных сигарет и один нелегальный завод, выпускающий спирт. И все это подчиняется холдингу «Шериф».

Ирина Ромалийская:  Гид и люди, с которыми я общалась в Молдове и единственный человек, с которым мне удалось пообщаться на территории Приднестровья, сходятся в одном: Приднестровье принадлежит фирме «Шериф».

Это огромный холдинг, в который входят заправки, супермаркеты, телеканал, газеты, мобильная и стационарная связь, изготовление текстиля, винно-коньячный комбинаты, местный элеватор. Вся экономика Приднестровья зависит от фирмы «Шериф». У меня нет четкого ответа, кто ее контролирует (называли фамилию Смирнова – бывшего президента Приднестровья), еще какие-то фамилии).

– Насколько этот фактор может влиять на выборы?

Ирина Ромалийская: Красносельский – ставленник этого «Шерифа», его поддерживает большой бизнес. Как мне рассказывал гид, рейтинги [прежнего президента] Шевчука упали, потому что в этом году в «республике» на 30% снизили зарплату. Плюс – Украина с 2014 года перекрыла туда поставки.

Там есть паспорта так называемой ПМР, до сих пор действуют советские паспорта – и с ними можно голосовать на участке, а также паспорта России, Румынии, Украины.

– Как могут развиваться отношения между нынешним лидером Молдовы Додоном и новым лидером Приднестровья Красносельским?

Ирина Ромалийская: Все, с кем я общалась, говорят, что ни от Додона, ни от проевропейской коалиции почти ничего не зависит. Все говорили: и проевропейские партии, и пророссийские так или иначе контролируются местным олигархом Владом Плахотнюком.

Западные дипломаты, работающие в Молдове, шутят между собой, что неважно, какие акции проходят в Молдове, – так или иначе они финансируются и контролируются именно Плахотнюком. У него абсолютная монополия – есть только Влад Плахотнюк. Мне говорили, он пугает Россию, что если его снимут и он уйдет, за два дня там будет Румыния, а Румынию пугает – что если его снимут, за несколько дней там будет Россия.

Читайте также:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять