RU
Все новости

Как оно, быть мигрантом в собственной стране

К Международному дню трудящегося-мигранта журналисты Depo.ua напомнили, как оно – быть мигрантом в собственной стране, и поделились собственным опытом. Публикуем текст с сохранением стилистики авторов.

С началом войны тысячи украинцев стали в собственной стране не местными. Вынужденные переселенцы, беженцы, мигранты – как их не назови, суть не меняется. Они бежали от политических преследований и смерти, и не в другую страну, а в свою же: с временно оккупированной или завоеванной территории на свободную.

Однако, иногда кажется, что попали на чужбину. Даже на работу, даже по специальности, вынужденного переселенца часто не берут. Ибо в том, что на его маленькой родине творится, он сам виноват. Потому что все равно мечтает туда вернуться да и вообще, какой-то подозрительный. Может, латентный сепар.

Быть вынужденным переселенцем – это начать всю жизнь с начала. Доказывать, что ты не продажное крымское и не наглое донбасское... быдло. Это поддерживать друг друга. И в то же время, удивляться тысячам украинцев, готовым поделиться последним с людьми из другого города.

К Международному дню трудящегося-мигранта мы хотим напомнить, как оно – быть мигрантом в собственной стране, а журналисты Depo.ua поделятся собственным опытом.

Виктория Иванова, редактор. Не переселенец, а добровольный мигрант, переехала в Киев из Луганска в 2012 году.

Переехать в Киев была моя давняя мечта, и в 2012 году произошла вторая попытка, которая оказалась успешной. Я приехала в столицу имея здесь только двух друзей, три тысячи гривен в кошельке и чемодан с вещами в руках. Работу удалось найти достаточно быстро, относительно жилья, то тоже проблем не было, моя луганская прописка никого не смущала.

Однако, в начале зарплата не давала разгуляться и пришлось снимать квартиру пополам с друзьями. Первый год был для меня тяжелым, моя подруга, которая в столицу переехала на два года раньше, успокаивала и приводила множество историй: «Не волнуйся, первый год у всех такой, дальше будет легче, обживешся, найдешь работу с большей зарплатой, арендуешь более комфортное жилье». Так и произошло. В основном благодаря ей и еще множеству хороших людей, с которыми я здесь познакомилась и подружилась.

Я и до сих пор комфортно себя чувствую в Киеве – это на 100% мой город. Мне болит, когда местная власть, которую я не выбираю, потому и до сих пор здесь не прописана, уничтожает исторические здания, согласовывает безобразные проекты строительства в историческом центре, либо позволяет засыпать озера на Позняках. Обидно, когда приходишь в парк, чтобы устроить пикник, и не находишь чистой лужайки – приходится брать с собой пакеты для мусора и убирать. Интересно, какая прописка у тех людей, которые оставляют после себя бутылки и обертки?

До 2014 года я приезжала к родителям в гости. И до сих пор помню дату, когда последний раз была в Луганске – 7 января 2014 года. В этот вечер я уехала поездом домой в Киев и больше не возвращалась. Впоследствии от войны и оккупации бежали и мои родители, друзья, знакомые – сейчас в Киеве моих экс-луганчан очень много. Возвращаться обратно ни они, ни я не имеем желания и смысла, даже если Луганск освободят.

Но теперь я, как и много моих земляков с Донбасса, которые переехали в 2014 году, живу как в подвешенном состоянии. Луганская прописка может добавить мне много хлопот. Я еще не столкнулась со сложностями аренды жилья, а именно с нежеланием арендаторов сдавать «донбасским», не меняла паспорт. Но будет ли так всегда?

Я вообще-то оптимист, но уже наслушалась историй и морально себя готовлю, потому что если придется сталкиваться с чиновниками, понадобится ангельское терпение.

Настоящим испытанием может стать замена паспорта, постановка на учет в Центре занятости или же в муниципальной больнице. Дело в том, что никогда и никому в Украине не ставили в какие-то документы отметку, когда именно, в каком году человек мигрировал в другой город. Но с 2014 года возникло такое понятие как переселенцы и справка о статусе переселенца. А государственные учреждения рады стараться, требуют ее у всех, кто имеет прописку на оккупированной Луганщине или Донетчине.

Теперь мигранты с Донбасса, не имея подтверждения того, что они выехали из ныне оккупированных территорий лет 5-10 лет назад, должны доказывать, что они не переселенцы. Или же обманывать государство и брать ту проклятую справку о статусе ВПЛ.

Например, чтобы с пропиской в Луганске стать на учет в Центре занятости в Киеве, будут требовать эту справку. Или же, справку о том, что вы не переселенец. Недавно узнала, что такая тоже есть, и ее выдают в соцучреждений. Я не проходила этот квест, но земляки писали в соцсетях о сплошном ужасе. Это как в том старом советском фильме: «Дайте мне справку, что я живой».

Такая же история с заменой паспорта с донбасской пропиской. Недавно я поняла, что паспорт нужно не просто беречь, он вообще для выходцев из Донбасса – ценная вещь.

Мой друг потерял паспорт, оказалось, что при замене документ старого образца больше не выдают, можно получить только пластиковый. К тому же в общем перечне документов на новый паспорт в миграционной службе – справка из ЖЭКа о прописке. А какой ЖЭК в «ЛНР»? Оттуда справку не возьмешь. Тогда, опять таки, возвращаемся к получения справок о том, что ты или переселенец, или не переселенец. И то, не факт, что последнюю справку о непереселенца у вас примут. Ее же в перечне нет. Моего друга гоняли из одного учреждения в другое, до сих пор тянут с выдачей, новый паспорт он еще не получил.

Все эти процедуры в госучреждениях отнимают ооочень много времени и сжигают массу нервных клеток. Остается только ненависть к бюрократической системе и злость на всех чиновников, которые оговариваются о том, что мы движемся в Европу.

Все чаще я слышу истории о том, как выходцы из Донбасса готовы прописаться хоть в нежилом помещении, чтобы избавиться в паспорте штампа «Луганск или Донецк» и облегчить себе жизнь. Мои знакомые в большинстве своем уже продали за бесценок свое жилье в оккупированных городах и надеются вложить эти деньги в новостройки, как первый транш. Потому что взять кредит на жилье почти невозможно, государственных программ кредитования ни для прибывших, ни для непереселенцев из Донбасса нет.

Государство за три года так и не придумало, как помочь людям, которые потеряли в оккупации все свое имущество.

Но несмотря на все трудности, я все же считаю, что когда человек не привязан к одному месту, мобильный, он более смелый и выносливый. Так жить намного интереснее.

Добровольные мигранты, или вынужденные переселенцы, если уже поехали, то выживут и обоснуются в любом месте, найдут новых друзей, работу, решат вопрос с жильем.

Они коммуникабельны, трудолюбивы, не боятся изменений или неожиданностей, готовы к риску. Такие люди понимают, что понятие «твоя квартира или твой дом» очень условное. Даже имея на руках документы на собственное жилье, его можно потерять через пожар, взрыв газа, или, как в случаях, с Донбассом, через войну. Их опыт говорит: ни к чему материальному не привязывайтесь, все можно потерять, живите одним днем, каждый день преодолевайте свои страхи и постарайтесь быть счастливым. Именно так и живу. Думаю, что интересно было бы еще пожить в другой стране (кроме России и большинства стран СНГ, конечно) – реализоваться заграницей это высший пилотаж.

Валентина Еминова. Журналист. Крымчанка.

На этом месте должны были бы быть сентиментальные воспоминания. Я несколько раз начинала этот клочок текста с митинга под Верховной Радой Крыма, зеленых человечков, или того, как зимой 2013 принялась шить первую в жизни вышивку.

На самом деле это никому уже не нужно. И мне в том числе. Нет смысла без конца ковырять ту «рану», пусть уже зарастет.

С апреля 2014 я в Киеве. Началась столичная жизнь как у всех, с поиска квартиры.

Быть вынужденным переселенцем – это вызвать подозрения. «Вы из Крыма? А чего вы, там же не стреляют. Что, так любишь Украину?»

«Нет, я Россию ненавижу»

Мы часто слышали, как тяжело снять квартиру переселенцам из Донбасса. К нам, крымчанам, такого отношения не было. А вот кошка стала серьезной проблемой, риэлторы, избалованные спросом от студентов и беженцев из зоны АТО, даже не перезванивали, когда слышали, что имеем домашнее животное.

За это время мы сменили две квартиры, и сейчас у нас лучшие в мире арендодатели, которые второй год не поднимают цену и терпят нашу гиперактивну кишкообезьяну, которая разве что на люстре не висит.

Когда ты вынужденный переселенец, перед тобой, кроме обычных текущих задач, возникающих перед каждым человеком в Украине, добавляются новые вызовы.

Конечно, мы не ждали, что государство будет возмещать нам потери, нанесенные оккупацией. Но если не помогают, то хоть бы не мешали.

Надо оформить новый паспорт? Приходите в центр админуслуг. Через шесть часов оказывается, что именно переселенцам из Крыма от сегодня уже не сюда.

«А вы не могли хотя бы утром это объявление повесить, чтобы люди целый день напрасно не ждали?» Вечером я звонила и сказали прийти в центр админуслуг

«Девушка, давайте вы не будете мне рассказывать как работать»

На Донбасс бы тебя, самка лошади, отправить, дороги разминировать....

Извините, отвлеклась.

Быть вынужденным переселенцем значит быть бомжом, имея собственное жилье. Недвижимость украинцам продавать в Крыму запрещено. Ладно, некоторые «отчаянные» на это все же соглашаются. Потому что страна же любимая другую квартиру, взамен той, даже на определенный срок не предоставляет. Но если у тебя какие-то проблемы с документами, правом собственности, количеством прописанных, наследством, и т. п, и в Крым ты приехать не можешь – все, никакой продажи.

Быть вынужденным переселенцем – это когда тебе твое государство запрещает вывезти из оккупированного Крыма собственные вещи. До смешного доходит – люди кастрюли, технику, инструмент забрать не могут.

Отправить бы того, кто ввел крымчанам этот «список туриста» на минное поле, самки коня...

Быть вынужденным переселенцем – это не иметь права голоса. Ты не можешь принимать участия в выборах. То есть, ты вроде очень сознательный гражданин, даже с оккупации выехал, чтобы стране свое любимой не изменять, но голосовать, извини, ты не будешь.

А, и еще ты – не резидент. Хочешь устроиться на работу, получить деньги на карту – иди, оформлюйся как ВПЧ. Несколько дней, выброшенных из жизни. В противном случае ни кредит не дадут, ни депозит не отдадут, еще и карты заблокируют.

Быть вынужденным переселенцем – это получать 420 гривен помощи от государства. А если безработный – 840. И чтобы эту подачку получать, человеку надо показывать проверяющим своих родных и жилье. В достаточной ли нищете вы живете? На 420 государственных не будете ли жировать?

Быть вынужденным переселенцем – это иметь право на субсидию, но не иметь ее, потому что в таком случае надо арендовать жилье официально, а 80% живут на птичьих правах. Если владелец официально тебя оформляет, ему придется платить налог, поэтому он поднимет арендную плату. Что с субсидией сэкономили, то отдадите. И какой смысл?

Быть вынужденным переселенцем это...

Ну это и классно, в чем-то. Если включить оптимизм.

Быть вынужденными переселенцем – это ощутить восторг, когда, пересекая админграницу, достаешь желто-голубую ленту, которую прятала в бюстгальтере, вешаешь на лобовое стекло, включаешь «Я еду домой». Считаешь дорогой до Киева каждый флагшток с желто-голубым.

Странное ощущение, когда видишь флаг, хочется перекреститься. Как на церковные купола. У вас такого не было?

Услышать: «так вы из Крыма? Спасибо, что не предали» от почти незнакомого человека

Не видеть больше тех уродливых казачков, безумных старух, эти колорадские ленты

Жить в одном из красивейших и лучших городов в мире.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять