RU
Все новости

Именитые врачи из Донбасса работают по всей Украине

Как изменилась жизнь медиков, покинувших родные города из-за военных действий

Не секрет, что после начала войны в 2014 году из Донбасса уехало много врачей. У них были разные причины покинуть свои города. Кто-то опасался за жизнь своих детей или пожилых родственников, а кто-то не захотел мириться с новыми реалиями.

Луганский онкоуролог решил работать в Черкассах

Роман Морару-Бурлеску в родном Луганске трудился онкоурологом в областном онкологическом диспансере. Помимо престижной и, что немаловажно, хорошо оплачиваемой работы, мужчина обзавелся собственным жильем, в котором с женой растили маленького сына. К этому благополучию Роман шел почти десять лет. «Когда начинался Майдан, мы работали в штатном режиме, оперировали плановых больных. У меня было до четырех операций в день. То, что происходило в Киеве, было для нас чем-то далеким», – признался 29-летний мужчина.

События, произошедшие летом 2014 года, навсегда врезалась в его память. «Персонал онкодиспансера работал до 4 июля 2014 года. В тот день в больницу впервые попал снаряд. Накануне под обстрел попало здание областной госадминистрации. Через несколько дней после первого обстрела онкодиспансер закрыли. Я остался в Луганске, а жену с трехлетним сыном ради их безопасности и моего спокойствия еще в мае отправил из города в Бердянск, – поделился он. – Когда начались активные боевые действия на территории города, мы все равно выходили на работу. Ежедневно дежурили три операционные бригады. В палатах лежали раненные военные с одной и со второй стороны. Нам было все равно, кто на операционном столе. Важно – вернуть человека к жизни».

4 июля в пять часов утра снарядом попали в онкодиспансер. Роман был тогда дома. Когда приехал на работу, увидел разрушенные кабинеты в поликлинике. «Осколками побило наше отделение, пострадала крыша в химиотерапии, повредило проктологию. Во всем диспансере выбило окна, осколками стекла ранило людей. Хорошо, что обошлось без летальных исходов. Главный врач принял решение об эвакуации, и весь персонал был отправлен в отпуск. Рядом с нашим диспансером расположился военкомат «ЛНР», – рассказал собеседник.

Надеясь, что ситуация вскоре изменится, Роман Морару-Бурлеску поехал на курсы в Национальный институт рака. В столицу к нему приехали жена с сыном. Спустя месяц, когда закончилось обучение, семья приняла решение не возвращаться в Луганск. В конце августа Роман нашел работу в Мариуполе. Его пригласили в частную онкоклинику. Для молодого специалиста на новом месте была перспектива карьерного роста как онкохирурга. Как только начали оформлять необходимые документы, выяснилось, что сторонники самопровозглашенных «республик» двинулись с южного направления на Новоазовск и были уже в 10 км от Мариуполя. «Не хотелось снова пережить то, что было в Луганске. Поэтому снова – сборы и выезд уже из Мариуполя. Куда ехать – не знаем. Работы нет. Знакомые предложили остановиться в Кривом Роге. Опять съемная квартира, попытки обжиться на новом месте – уже стандартные процедуры. Там устроился на работу в городскую больницу. Большая клиника на тысячу коек, хороший коллектив, врачи были мной довольны. Меня не устраивало новое место работы – это обычная хирургия. Как онколог я там не мог развиваться», – объяснил он.

Роману как узкому специалисту трудно было в то время найти работу по специальности на подконтрольной территории. Пришлось в октябре возвращаться в Луганск. Диспансер в отсутствие врачей и пациентов был военной комендатурой и, по сути, казармой. Медицинскому персоналу пришлось собственноручно восстанавливать, отмывать больницу. Работа в диспансере понемногу возобновлялась. Чудом уцелело только дорогое медицинское оборудование, так как его разместили в отдельной комнате, входные двери которой предварительно заварили.

Мужчина снова разослал свое резюме в различные медицинские учреждения на подконтрольной украинским властям территории. Откликнулись из Черкасского областного онкодиспансера. В декабре луганский врач поехал на собеседование. Все прошло замечательно. Договорились, что в начале весны он с семьей переедет в Черкассы. «Когда коллеги узнали об этом, не скажу, чтобы радовались, но никто и не упрекал. Знаете, особо никто никого не держит. Не нравится, надо сменить место – езжай, это твое право. Некоторые, правда, пробовали отговорить», – вспоминает собеседник.

В середине января Роман с женой и сыном выехали в городок Кременная, что под Луганском. Там как раз открылся онкодиспансер. Поработали немного и там, а в конце зимы поехали в Черкассы. Это был уже седьмой переезд семьи. И, как они надеются, последний. В Горловке у Романа остались родители-пенсионеры и брат. Они с пониманием отнеслись к его выбору. Родственники каждый день общаются по телефону и даже приезжали в гости.

Молодой врач уже адаптировался в новом коллективе. Коллеги приняли очень хорошо и толерантно. Работа аналогична той, к которой он привык в Луганске. Недавно Роман Морару-Бурлеску провел уникальную для Черкасс операцию – лапароскопическую нефрэктомию. Это удаление пораженной раком почки через небольшие отверстия. Такое хирургическое вмешательство малотравматично, позволяет быстро восстановиться, дает незначительный постоперационный болевой синдром. «60-летней пациентке манипуляторами через маленькие проколы удалил правую почку, которая была поражена раком. До меня тут этого не делали. Оборудование в Луганске было современное. Если сравнивать с черкасским, это – как сравнивать «запорожец» и «мерседес». Оперировать мне помогали ассистент и полноценная бригада медиков. После такого вмешательства реабилитация пациента проходит значительно быстрее. Во время восстановления не применяют анальгетики, нет болевого синдрома. На пятые сутки человека можно выписывать домой», – рассказал о своей работе молодой врач.

Когда-то, после поездок в Киев, Роман со своей женой мечтали о том, чтобы жить возле Днепра. Желание осуществилось в Черкассах. «Неважно, что не при таких обстоятельствах, как хотелось бы. Главное, что все живы-здоровы. Остальное – заработаем, – с позитивом смотрит в будущее Роман Морару-Бурлеску. – Назад в Луганск, как бы ни изменилась ситуация, мы уже не вернемся. Это пройденный этап. Такое количество оружия, растяжек, мин, которое там осталось, еще долгие годы будет таить в себе опасность. Это пугает. Я не хочу рисковать жизнью ребенка».

Кардиохирург из Луганска в ответе за кировоградских «сердечников»

Более десятка операций на открытом сердце провел Андрей Клянчин в Кировограде. Он пока единственный в регионе специалист, который может делать подобные операции.

В Кировограде врач высшей категории со своей семьей обосновался с момента начала боевых действий в Луганске. У себя дома Клянчин работал заведующим отделением кардиохирургии в областной больнице, провел более двухсот операций, в том числе аорто-коронарное шунтирование, замена клапана сердца и другие.

«Когда началась война, а это был апрель 2014 года, о кардиохирургии в нашей больнице просто забыли. Все сосудистые хирурги уехали, поэтому нам, кардиохирургам, пришлось брать на себя все случаи ранений, фактически поселившись в больнице. Мы «прожили» там лето и осень. Больница превратилась в госпиталь. Более двух месяцев весь Луганск был без света, и больница работала, используя генератор. После заключения Минских договоренностей ситуация в городе несколько стабилизировалась. В больницу вернулись сосудистые хирурги. Я с чистой совестью сдал смену, затем собрал вещи и уехал из города», – вспоминает он те страшные события.

На новом месте семья Клянчиных столкнулась с большой проблемой: было сложно снять жилье. «Каждый раз хозяева спрашивали у меня откуда я приехал, а когда узнавали, что из Луганска, закрывали двери перед самым носом. Только с пятого или шестого раза мне удалось найти хозяина, который не спрашивал откуда мы приехали. Так же было и с риэлторами – мне сразу сказали, что вряд ли нам, людям с луганской пропиской, получится найти какое-то жилье. Я уехал из Луганска с одной сумкой – только с необходимыми вещами, у меня не было толстого кошелька, чтобы чувствовать себя комфортно в любом городе», – посетовал собеседник.

В Кировоград Андрей Клянчин попал, можно сказать, случайно.

«Я мог устроиться работать в Киеве еще с самого начала, как это сделало большинство луганских высококвалифицированных врачей. Все мои знакомые врачи сейчас работают в Киеве. Двое ребят поехали в Черновцы, один мой друг – в Одессу. Но лично мне в Киеве не очень нравится – большой город, суета», – рассказал он.

Волею судьбы врач высшей категории оказался в Кировоградском областном кардиологическом диспансере. Недавно тут сделали капитальный ремонт помещения и открыли первую в области кардиохирургическую операционную. «Меня попросили запустить здесь хирургическое отделение, потому что оперировать, кроме меня, некому. В этот проект вложены немалые деньги из областного бюджета – более пяти миллионов гривен. Пока здесь не будет налажена работа, я отсюда не уеду», – заверил Андрей Клянчин.

В Трускавце от урологических проблем избавят донецкие медики

Бригада врачей-урологов – кандидат медицинских наук Игорь Деркач, врачи Антон Лоскутов и Олеся Сумцова из Донецкого областного клинического территориального медицинского объединения (ДОКТМО), известного как «больница Калинина», – нашла работу и переехала в курортный город Трускавец.

«Урология насыщена специалистами. Найти новое место нам было довольно сложно не только потому, что много людей работает в этом направлении, а и потому, что нет соответствующего оснащения в больницах. То оснащение, которое было в Донецке, было лучшим в нашей стране. И поэтому городов, где есть что-то подобное, где нам можно было бы применить свои навыки и опыт, очень мало, – рассказал Игорь Деркач. – Была теоретическая возможность поехать в Харьков или в Киев. Причем, в Киеве было сразу несколько вариантов возможных рабочих мест. Но нам, всем вместе, предложили нормальную работу в Трускавце. Это был единственный город, где администрация больницы предложила работу нам всем. Для нас это было важно, т. к. для того чтобы работать в эндоурологии, нужны надежные ассистенты, это очень сложно сделать одному».

В нашей беседе Игорь Деркач рассказал о динамичном развитии городской больницы, причем администрация это делает, учитывая мнения профессионалов. Такой операционной, которая есть здесь, нет ни в одной городской больнице Украины – и по качеству сделанного, и по насыщенности оборудования. «Когда я увидел отношение администрации к развитию больницы, когда мне озвучили планы и показали их реализацию, я понял, что ничего лучше в Украине сейчас вообще не найти. То есть нас взяли с целью развития этого отделения», – отметил он.

Вначале со стороны пациентов к врачам была некая настороженность, ведь они «донецкие». «Конечно, если ты занимаешься лечением людей, то желательно говорить на их языке. Но для меня это никогда не было проблемой. У меня папа родом из Черкасской области, мама – из Винницкой. Я все лето в детстве проводил в селах и знал украинский язык, поэтому мне очень легко дался этот переход.

Здесь, в Трускавце, узкоспециализированных операций проводилось очень мало. Но базовое оборудование было, и дополнительное было приобретено администрацией. Мы просто привнесли изменения в организацию процесса, также важно было отношение к больным. Если вы относитесь к больному по-доброму, он это чувствует, ему и выздоравливать легче», – поделился Игорь Деркач.

Спустя некоторое время о врачах заговорил весь город, пациенты буквально выстраивались в очередь на прием. «Понимаете, всему есть объективное объяснение. Все медучреждения делятся на три уровня по предоставлению врачебной помощи населению. Врачи здесь, в Трускавце, подготовлены для оказания первого и второго уровня помощи, а мы пришли сразу с третьего уровня. Мы просто были к этому подготовлены, и все. Теперь людям здесь оказывается медпомощь по третьему уровню. До нас здесь не было узкоквалифицированной помощи, не делали эндоскопических операций, – пояснил высококвалифицированный специалист. – Мое отделение в Донецке занималось лечением мочекаменной болезни, то есть 70-80% урологических больных в отделении было с мочекаменной болезнью. И помощь таким больным оказывалась на таком же уровне, как в Америке или Германии, в том числе и по оснащению. Я лично проходил обучение в Германии. Но я вам скажу, что в Германии, например, нет такого количества пациентов со случаями коралловидных камней. Многие врачи их не видели никогда, а мы такие случаи оперировали каждый день. Поэтому практики у нас значительно больше».

К слову, по мнению Игоря Деркача, люди в Трускавце выздоравливают быстрее. «Мы сначала этому удивлялись, но экологический фактор, конечно, очень влияет – и вода, и воздух. Думаю, здесь просто благоприятное место – больные выздоравливают быстрее при применении значительно более слабых антибиотиков. Это однозначно», – уверил специалист.

Свою семью Игорь Деркач вывез из Донецка в начале лета 2014 года.

«Я смотрел на все объективно и представлял, что там будет, поэтому ничего хорошего не ждал. Знал, что будет только хуже. И, конечно, думал о дальнейшей работе… Вообще, мы хотели жить на контролируемой Украиной территории, это было основное, что нами двигало», – поделился он.

Но сам покинуть родной город наш собеседник решился только в конце октября 2014 года. «Дело в том, что мой дом находится недалеко от Северного автовокзала. Стреляли по аэропорту из этой части. И «прилеты» были также в 70 метрах от моего дома. Снаряды попали в соседние дома, и только наш уцелел. В больнице атмосфера была рабочая, мы оперировали. Конечно, напрягало то, что в отделении и в предоперационной стоят люди с автоматами. Раненых было много», – вспоминает он.

Несмотря на то, что Игорь Деркач перевез в Трускавец всю семью, включая родителей, которые жили в Горловке, связь с Донецком не теряет. «Мне постоянно звонят сотрудники, спрашивают, просят профессионального совета, я их консультирую, – рассказал он. – Вы знаете, я на самом деле человек религиозный. И если мне сейчас это Бог дал, то я это должен пройти».

В конце беседы именитый уролог признался, что в Трускавце ему жить комфортно. «На подсознательном уровне уже ты ощущаешь, что здесь спокойнее, безопаснее, здесь лучше… Я за всю жизнь не отдыхал столько, сколько здесь за один год. Здесь люди умеют отдыхать. Мы ведь много работали, отдыхать не умели. Когда стал заведующим, я два года не ездил в отпуск. В Донецке я годами работал без выходных. Здесь у нас хобби появилось – на рыбалку ездим. В общем, я считаю, если ты из себя что-то представляешь, владеешь навыками и можешь этим поделиться, а также можешь развиваться, то обязательно найдешь себе применение», – подытожил Игорь Деркач.

Гранты для врачей-переселенцев

Начать новую жизнь в Киеве Григорию Воронову помог грант от ПРООН, полученный на развитие бизнес-плана. В Донецке он был основателем «Центра стоматологической имплантации» площадью 1000 кв. м в самом центре города. Это была одна из ведущих стоматологических клиник, предоставлявшая весь комплекс услуг.

Сейчас у Воронова – небольшое помещение около метро «Васильковская», в котором разместились несколько стоматологических кабинетов и комната для спа-процедур. С неподконтрольной территории ему удалось вывезти только стоматологические кресла. Остальное было приобретено благодаря грантовой программе, деньги на которую выделило правительство Японии.

«Пока у нас работает один стоматологический кабинет, еще один – на подходе. Кроме того, есть косметологический кабинет. Уже активно работаем, есть постоянные клиенты», – рассказал предприниматель. Также в планах воссоздать многопрофильный оздоровительный центр, такой же, как был в Донецке.

Международный грант на собственное дело получил и Вячеслав Делятин. Оставшись без работы, донецкий врач вместе с семьей уехал в столицу. Но Киев не был благосклонен к специалисту пенсионного возраста. «Пытался найти работу, но возраст у меня такой, что уже никто не хочет брать. Я сам вертеброневролог, занимаюсь заболеваниями опорно-двигательного аппарата более 20 лет. В Донецке я был главным врачом вертеброневрологического диспансера. Неврологические проявления, заболевания позвоночника – это мой профиль», – рассказал Делятин.

Из-за постоянных переживаний и волнений у мужчины ухудшилось зрение – на глазах гемофтальм, иначе говоря, кровоизлияние. Но это не помешало продолжать заниматься любимой работой: Вячеслав Делятин принял участие в грантовой программе ООН по поддержанию переселенцев и выиграл деньги на собственный массажный стол, о котором давно мечтал. По словам врача, теперь жизнь приобрела новый смысл, он арендует кабинет в поликлинике и зарабатывает на жизнь для себя и жены.

Анна Курцановская 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять