RU
Все новости

"Мы очень ждем мира, чтобы была возможность вернуться домой"

Семья Нелюбиных ждет окончания войны, чтобы вернуться в поселок Пески

Поселок Пески. Дончане любили здесь отдыхать. Природа, ставок. Дачные постройки, добротные дома и шикарные коттеджи. Но это было раньше, до войны. Сейчас поселок практически стерт с лица земли. Сейчас там живут несколько десятков человек. Остальные же уехали, кто куда. К примеру, семья Нелюбиных в полном составе вынуждена была покинуть поселок, оставив свой дом с более полувековой историей. Сейчас от жилища остались лишь развалины нежно-розового цвета.

До боевых действий Елена Нелюбина работала инженером-проектировщиком в крупном проектном институте и очень любила свою профессию. Муж Алексей тоже был занят любимым делом – он конструктор в столярном производстве, его фирма на заказ производила окна, двери, деревянные панели, лестницы и тому подобное. Мама Лены на большом участке возле дома выращивала виноград элитных сортов. Помимо саженцев, семья за сезон продавала 200-400 килограм винограда. Выращивать овощи и фрукты бабушке помогали внучки – 8-летняя Аня и 5-летняя Даша. Большая семья жила дружно и ни в чем не нуждалась. Супруги с детьми ездили отдыхать в Турцию, а ближайших планах была поездка по Европе.

Жизнь под пулями

26 мая 2014 года Лена, как всегда, приехала в Донецк на работу. Но день прошел совсем не как всегда. "До проектного института долетали звуки взрывов и стрельбы, из окон было видно, как над аэропортом кружат вертолеты, военные самолеты, взрываются ракеты. Мы стояли у окон и смотрели, но у всех было чувство, что к нам это не относится. Все тогда были уверены, что нас, мирных жителей, это никак не затронет", – вспоминает она события того дня.

Вечером, когда женщина пошла за младшей дочкой в детский сад, услышала, как на железнодорожном вокзале что-то постоянно объявляют через динамики. Что именно, не разобрала из-за гула и стрельбы, но стало очень тревожно. "Через некоторое время мы уже привыкли: просыпаешься часа в четыре утра от взрыва и думаешь, что еще рано, надо дальше спать. Вскоре трассу в сторону Донецка перекрыли, а на работу я стала ездить на маршрутке объездными путями. Мои коллеги в панике пытались придумать, куда увезти детей хоть на время, но в итоге почти никто не уехал. Все исправно ходили на работу", – рассказала Елена.

В начале июля Нелюбины три дня не могли вернуться из Донецка домой. Ночевать тогда пришлось у друзей, а все из-за того, что водители маршруток отказывались ехать даже объездными дорогами. Всему виной слухи, мол, в посадках прячутся люди с оружием и стреляют во все, что движется. А когда в город вошли танки, Елена поняла, что нужно быстро собирать вещи и увозить детей. "Мне как раз полагался тарифный отпуск, были куплены билеты на поезд в Крым, где мы отдыхали каждое лето, но мне как будто внутренний голос подсказывал, что нужно ехать машиной. За вечер собрались, маму тоже взяли с собой и уехали, а отец остался. Маме нужно было отдохнуть, у нее начались проблемы с сердцем. Когда мы уже стояли на Чонгаре, папа позвонил, чтобы сказать, что мы выехали вовремя: трассу рядом в Песках полностью перекрыли в обе стороны. С этого дня ее уже не открывали", – рассказала женщина.

Вшестером, да не в обиде

Отдохнув в Крыму три недели, Нелюбины поехали в Дружковку, где живут родители Алексея. "Мы думали, что пересидим здесь недельку-другую, и в Донецке все закончится. Но все наоборот – Донецк начали обстреливать, в здание моего института попало несколько снарядов. Однако люди продолжали ходить на работу, только некоторые уехали в командировки в Ростов или Краснодар. Я категорично заявила начальству, что в Донецк не поеду, мне пошли навстречу, учитывая, что у меня двое детей, и разрешили полгода работать удаленно", – поделилась собеседница.

Но в конце марта оборвалась еще одна из ниточек, соединяющих Елену с Донецком. Женщина уволилась с работы. "Помню, с какой гордостью и радостью я 22 ноября 2004 года устраивалась на работу. Я любила свою работу и гордилась, что работаю в таком институте! На работе меня все встретили с радостью. Многие спрашивали: "Ты вернулась?". Тяжело было отвечать, что приехала попрощаться. Многие понимают, другие говорят, что в Донецке становится лучше. А что лучше? Хочется таких людей привести в квартиру моей бабушки на 8-й этаж и показать прекрасный вид на Киевский проспект. Как только темнеет, небо озаряется "салютами", и начинается баханье. Как может быть хорошо в городе, где люди не чувствуют себя в безопасности? Я видела слезы своих детей, когда все только начиналось, и появились люди с оружием. Маленький ребенок, видя автомат, понимает, что тот может в него выстрелить. А чего стоит въехать в Донецк и выехать из Донецка. Толпы людей с сумками, и все они медленно идут, их проверяют, роются в их вещах, потом они идут дальше. Машины в четыре ряда, автобусы. Жуткое зрелище. Увидев все это, возникает один вопрос: "Как такое могли сотворить с людьми и с таким огромным красивейшим городом?".

Муж Алексей некоторое время сидел без работы, потом устроился контролером ОТК на одном из предприятий Дружковки. Квалификация особая не нужна, но и оплата соответствующая. К этому времени Дружковка уже была переполнена переселенцами, и найти хорошую работу с достойной зарплатой было трудно.

В январе 2015 года снаряд ночью угодил прямо в дом Нелюбиных, снеся крышу и часть стен. До этого момента отец Лены жил там безвыездно, спал на кухне, поближе к печке, во время обстрелов прятался в подвале. Утром 14 января мужчина выбрался из подвала, оценил размер разрушений и понял, что оставаться здесь – это самоубийство. К счастью, автомобиль в гараже уцелел, даже осколками не зацепило. Папа Лены быстро погрузил в машину необходимые вещи и поехал к родным. В Дружковке его встречали со слезами радости, а внучки – со слезами разочарования: "Дедушка, ты почему нашу кровать не привез?". Из всех материальных предметов девочки сильнее всего скучали по своей двухъярусной кровати, сделанной руками деда. И еще по игрушкам. Поэтому через некоторое время мужчины съездили в Пески с разрешения военных, чтобы забрать кое-какие вещи. Дом был уже основательно разграблен. Исчезла большая часть мебели и все вышитые картины Лены. Однако кровать не тронули. Ее, отсыревшую и всю в плесени, доставили в Дружковку, высушили и привели в порядок на радость девочкам.

В Дружковке семейство из шести человек ютится в двухкомнатной квартире. Жилье принадлежит родственникам, поэтому платят только за коммунальные услуги. Алексей получил грант от Международной организации по миграции. "При Центре занятости принимали заявки на грант, и все, кто подал, гранты получили. Давали не деньги, а оборудование. Леше купили ноутбук той модели, которую сам выбрал. Теперь он делает проекты беседок, чертежи, и продает их через интернет. Бизнес понемногу развивается", – отметила Лена. Сама она с головой ушла в свое давнее хобби – рукоделие. Она вышивает крестиком и бисером картины, делает из бисера цветы, расписывает деревянные доски для резки, вяжет и шьет забавные сумочки. Раньше все это шло на подарки друзьям и родственникам, а примерно год назад Нелюбина начала продавать свои произведения на ярмарках хэнд-мейда, организованных в Дружковке переселенцами. Ездит на такие же ярмарки в Краматорск и Славянск. Рекламирует свои изделия в социальных сетях и на различных тематических сайтах.

Отец Лены устроился электриком, мама одевает семью – вяжет, шьет, перешивает. К тому же они получают пенсию и пособие переселенцев. А вот Елене и Алексею в "переселенческих" выплатах отказано, так как в их семье две машины. "Наш общий семейный доход после переезда уменьшился примерно в 10 раз. Хватает только на необходимое: еду, коммуналку, одежду детям и оплату кружков. Аня прекрасно рисует, в Донецке посещала художественную студию. В Дружковке ходит в кружок рисунка и живописи", – рассказала собеседница.

Несмотря ни на что, Елена сохраняет свой природный оптимизм. "У меня, как и у родителей, есть чувство, что мы вернемся, все восстановим, и станет наш дом еще лучше, чем прежде. Все наши односельчане в это верят. Мы очень ждем мира, и чтобы была возможность вернуться домой", – мечтает женщина.

Анна Курцановская 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять