RU
Все новости

Выжить в Майдане

Год назад во дворе у Ани Латоновой радовала глаз гора дубовых чурок. Дрова переселенцам, проживающим на территории Славянска и Славянского района, завозила международная организация «Человек в беде». Твердым топливом они обеспечили зимой 2014 – 2015 года всех желающих.

В этом году ситуация поменялась. Сначала дрова людям хотя бы обещали, а затем, ближе к осени, на все звонки отвечали: «В Славянске программа закрыта. Дрова возим в прифронтовую зону». Народ запаниковал и стал обращаться в другие организации и фонды. Кто-то пустил слух, что дрова будут выдавать «какие-то норвежцы». Координаты «норвежцев» пока никто не знает.

В общем, к зиме самые уязвимые категории беженцев остаются один на один с серьезнейшей проблемой. Сколько таких семей, для которых купить 2-3 машины дров на зиму абсолютно нереально, не знает никто (одна машина стоит от 2000 до 3000 грн.).

Горловчане обосновались в селе Майдан

Семья Ани Латоновой поселилась в селе Майдан Славянского района в августе прошлого года. В родной Горловке в то время уже начинался ад. Аня успела уехать с двумя дочерьми вовремя, а вот ее подруги и знакомые убегали из подвалов под бомбежками, бросая уже полуразрушенные дома.

Аня перетянула в Майдан несколько своих соседей, подруг. И таким образом в двух селах под Славянском образовалась горловская община. Район они выбрали по двум причинам: во-первых, тихо, а главное – дешево. Снять полноценное жилье в городе эти семьи не могли. А в селе местные власти и просто люди часто помогали, чем были богаты – заселяли в брошенные дома, соседи приносили мебель, посуду, продукты. А огороды и сады помогали прокормиться горловчанам, не боявшимся сельского труда.

За год 8-10 семей из Горловки обосновались в селах, смирились с туалетами на улицах, протекающими крышами, убогим бытом. И не унывали. Аня даже сумела купить старенький домик: 6 тысяч гривен ей перечислила родня.

Одна проблема была неразрешима – отсутствие работы. В селе найти ее практически невозможно. В город ездить дорого, да там беженцам с детьми на руках ничего и не «светило».

Тем не менее, как-то выживали, стараясь 800 «переселенческих» гривень растянуть на месяц, а в экстренных случаях (болезни, сборы в школу, покупка зимней одежды, роды) подключали своих небогатых родственников. У кого-то «на той стороне» оставались родители, кого-то поддерживали мужья. Но основной части таких семей рассчитывать приходится только на себя.

На дрова и уголь необходимы десятки тысяч гривень

Мы шефствуем над семьями горловчан-майдановцев уже больше года. Помогали им устраиваться, привозили гуманитарку, приглашали на наши совместные праздники. Но вот сейчас, когда им особенно тяжело, помочь не можем. На дрова и уголь необходимо десятки тысяч гривен. Пробовали обращаться в различные фонды, пытались участвовать в «дровяном» гранте, звонили знакомым предпринимателям.

Ситуация сложная и непонятная. Существует масса организаций, которые нацелены на помощь самым уязвимым категориям переселенцев. Мы насчитали до десятка международных фондов, которые сейчас работают на востоке Украины. Идет колоссальная помощь, судя по информации СМИ. Но вот до конкретных людей с их очень конкретной проблемой (идет зима!) дела нет никому.

- Мы пробовали вернуться домой, – рассказывает одна из горловчанок. – Но наша пятиэтажка к отопительному сезону не запущена: нет крыши, не вставлены окна. По квартире гуляют огромные крысы. Куда нам ехать?

Аня Латонова недавно успела вывезти из своего дома часть быттехники – микроволновку, хороший телевизор. За год их дом на окраине Горловки не раз пытались проведать мародеры, но выручали бдительные соседи. Как будет дальше, Аня старается не думать. Живут одним днем. Старшая дочь Оля в школе, младшая Арина – в детском саду. Сама Аня пыталась выиграть мини-грант (хотела тепличку на огороде поставить), но пока не получилось.

- Сейчас задача одна – успеть наносить побольше дров из посадки. Пока погода стоит, – спокойно рассказывает наша собеседница.

И мы поехали посмотреть на их «лесоповал». Ехали по грязи, узкими переулками минут десять. Пешком идти около получаса. Обратно, с груженой тачкой – еще дольше. В лесочке нас уже ждала компания. Сказали, что сельсовет разрешил брать сухостой, «живые» деревья – не трогать. Да «живые» им и не под силу. Пока в посадке хватает сухих веток, обгорелых стволов.

- Что будете делать, когда начнутся дожди, заметет снег, – спрашиваем у них. Женщины вздыхают: «Не знаем… Надо сейчас побольше наносить».

Пока, благодаря теплой погоде, женщинам удалось сделать запас на пару недель. Но при первом морозе этот запас сгорит за несколько дней.

- Сельсовет знает о вашей проблеме? – задаем вопрос Ане на обратной дороге.

- Знает, но помочь ничем не может. Да и не особо стремится. Мы от них не могли добиться, чтобы вовремя списки на гуманитарку отправляли в город – третий месяц сидим без помощи, которую могли бы получать, – вздыхает Аня.

Мы немного ободрили нашу «старшую по Майдану»: привезли пакеты с рисовой смесью, детское овощное пюре от Жени Каплина, игрушки от Карины Дием.

21 ноября, Майдан

…Уезжали с невеселыми мыслями. 21 ноября, Майдан. В столице в это время пробовали отмечать праздник.

В славянском Майдане в промозглый ноябрьский вечер женщины с маленькими детьми пилят сухие ветки. Если никто им не поможет, через пару недель они начнут замерзать в своих временных убогих жилищах. Вернуться домой не могут – некуда. Молимся за то, чтобы зима была не холодной, чтобы каким-то чудом обеспечить людей дровами и чтобы к следующему году все жили в своих мирных городах, в человеческих условиях.

Ольга Золотарева

Славянск – с. Майдан – с. Прелестное 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять