RU
Все новости

«Мы все надеемся, что вернемся в Донецк»

17 спортсменов-паралимпийцев из Донецкой области стали кандидатами в сборную, которая примет участие в ХV летних Паралимпийских играх 2016 года в Рио-де-Жанейро.

В утвержденном списке есть и герои наших публикаций – «золотоносные пловцы», о которых мы не раз писали. Три друга и товарища по команде, которые являются не только нашей паралимпийской гордостью, но лауреатами таких престижных конкурсов, как региональный «Хрустальное сердце» и всеукраинский – «Гордiсть країни»: незрячие пловцы Виктор Смирнов, Александр Мащенко и опорник, лишившийся рук, Ярослав Семененко. Теперь все трое – вынужденные переселенцы. Несмотря на трудную ситуацию, они не бросили спорт и продолжают успешно участвовать в международных соревнованиях. Как и где живут, о чем мечтают поинтересовалась мы, узнав о том, что все трое готовятся к очередной паралимпиаде.

Виктор Смирнов: «Хочу делать спорт доступным, особенно для людей с ограниченными физическими возможностями»

Виктор, который привез в страну паралимпийское золото, будучи еще школьником, теперь уже не только известный спортсмен-паралимпиец, но и депутат Славянского горсовета.

- Давно стремился применять свои дипломы юриста и управленца, был депутатом райсовета в Донецке. Теперь – новая ступень. Надеюсь, что когда-то пройду и в Верховную Раду. Мне хочется делать спорт доступным, особенно для людей с ограниченными физическими возможностями. Помогать молодым людям, реализовывать себя. Например, мне лично спорт подарил «окно в мир», – рассказал Виктор Смирнов о своих планах уже в качестве народного избранника. – Спорт я не бросил. По болезни пропустил лишь 2013 год. Я участвовал и в Чемпионате Европы в Нидерландах в 2014-м, взял две серебряные и две бронзовые медали, и в Чемпионате мира в июле 2015-го в Шотландии, где завоевал серебро, начал подготовку к Паралимпиаде-2016.

Славянск для меня не чужой город, как и для многих пловцов-пара­лимпийцев. Мы с Сашей Мащенко, напомню, потеряли зрение в девятилетнем возрасте, и обучались здесь в школе-интернате для детей с нарушением зрения, тренировались в городском бассейне.

Военные действия бассейн не задели. С первого сентября прошлого года мы в периодах между поездками на сборы тренируемся здесь. Правда, провести свой традиционный именной юбилейный десятый турнир в феврале 2015 года мне не удалось. Для таких соревнований бассейн в Славянске все же маловат. А в Мариуполь многие участники ехать отказались, так как вокруг города неспокойно.

Мою квартиру и родительский дом в Донецке снаряды, слава Богу, миновали, обстрелы не задели. Но, в целом, год выдался тяжелым. Особенно для моей мамы. Бабушка у нас уже дальше двора не выходит, а мой отец осенью 2014-го слег в больницу с заболеванием сердца. Я уехал на сборы по подготовке к Чемпионату Европы, брат эвакуировался вместе со своей организацией в Мариуполь. Все хлопоты упали на плечи мамы. И в конце концов она сама оказалась на больничной койке с нервным истощением.

Я и большинство мох товарищей по сборной, стали вынужденными переселенцами. Это очень нелегкий выбор. Ведь чтобы переехать с неподконтрольной территории, нужно найти на новом месте жилье и средства, чтобы его арендовать. Это не каждому по силам. Членам сборной, которые стали призерами Чемпионата Мира, президентом Украины назначена стипендия. Мои товарищи по команде ее получили, а я почему-то в список стипендиатов не попал. И, как я слышал, не только я один. А мне ведь нужно оплачивать жилье, которое я снимаю в Славянске как переселенец. Цены на аренду жилья в Донецкой области догоняют киевские.

Александр Мащенко: «Политикам не удалось нас поссорить: на соревнованиях общались и с теми, кто перешел в сборную другой страны»

Напомним: Александр Мащенко – пловец-инвалид, который привез первое Паралимпийское золото в Украину из Сиднея в 2000 году. Он, как и Виктор Смирнов, потерял зрение в девятилетнем возрасте в результате детских шалостей со взрывоопасными химическими веществами. Однако плаванием занялся раньше, чем Смирнов, благодаря тому, что раньше начал учебу в Славянском интернате для детей с проблемами зрения. И именно в этом учебном заведении началось создание команды паралимпийских пловцов.

- И я, и Витя, и Ярослав Семененко получили путевку в большой спорт благодаря нынешнему главному тренеру Украинской сборной Андрею Казначееву, – вспоминает Саша Мащенко. – Тогда Андрей Викторович был у нас в интернате учителем физкультуры. Я никогда не забуду тот осенний день 1998 года, когда он предложил ученикам нашего класса заниматься плаванием. Спорт стал нашим окном в мир. Уже в 2000 году установил мировой рекорд среди пловцов-инвалидов по зрению на открытом Кубке Украины, и в этом же году стал чемпионом XI Паралимпийских игр в Сиднее. А Витя Смирнов спустя три года последовал моему примеру. И мы уже не раз вместе поднимались на пьедестал.

- Наша квартира в Донецке цела, но вслед за тренером мы с женой и сыном Левушкой, которому два годика и четыре месяца, перебрались в Славянск, – рассказал о прожитом годе войны Александр Мащенко. – Квартируем у нашего друга и бывшего товарища по команде, которому еще до войны предложили работу в России и место в сборной этой страны, соответственно. Он согласился. Ведь найти себе работу человеку с ограниченными физическими возможностями всегда было нелегко, а спортивная карьера ограничена возрастными рамками. Кто-то ушел из команды, потому что выехал из Украины туда, где есть родственники.

Не думаю, что стоит видеть политику во всем: в мирное время ведь тоже случается, что спортсмен по разным причинам переходит в другую команду. Главное, что политикам не удалось нас поссорить: мы остались друзьями и с теми, кто перешел в сборную другой страны. Встретившись на соревнованиях со своими бывшими товарищами по сборной, мы общались, делились рассказами о своих житейских буднях и были рады тому, что на спортивной арене сохраняется мир. Все сетовали на то, что война нас разбросала в разные стороны…

Мы с женой родом из Иловайска. И когда война подступила к нашему родному городу, я, моя жена Оля и сын, все вместе были на сборах в Николаеве. Оля сопровождает сборную, как волонтер: она – наши «глаза». Из Николаева мы и отправились на чемпионат Европы-2014 в Нидерланды.

… А мои мама и сестра, а также Олина мама, во время событий иловайского «котла» уезжали в Бердянск. Только наши отцы остались стеречь дома. В разгар боевых действий им пришлось пересиживать в подвалах. Жилье у наших семей более менее уцелело, только стекла разлетелись, да стены посечены осколками.

Пока я активно готовлюсь к играм 2016 года. А когда завершу свою спортивную карьеру, стану тренером по плаванию. Кстати, моя дипломная работа в Славянском педагогическом университете посвящена развитию паралимпийского движения в Украине и мире.

Первые игры для инвалидов стартовали в Европе в 1960 году, но к этому движению Украина присоединилась уже в годы своей независимости. В СССР такого движения не было. И даже данные о количестве инвалидов были засекречены, будто в стране стеснялись этой проблемы. У инвалида было очень мало перспектив быть интегрированным в общество здоровых людей. Украинская паралимпийская сборная – живое доказательство того, что за годы независимости в нашей стране государственный подход и отношение к инвалидам в обществе изменились.

Ярослав Семененко: «Я выбрал квартиру на Октябрьском потому, что она рядом с бассейном, в котором я тренировался»

И Виктор Смирнов, и Александр Мащенко по-прежнему дружны с 28-летним Ярославом Семененко, пловцом без рук, который пришел в сборную значительно позже, но очень быстро заявил о себе как перспективный спортсмен, не раз приносивший команде золотые медали. Ярослав вместе с супругой вслед за своим тренером Борисом Соколовым переехал в Одессу. Напомним: будучи восьмилетним мальчишкой, Ярик полез в трансформаторную будку и едва не погиб от мощного разряда тока. Его руки просто сгорели...

У Ярослава тоже осталась квартира в Донецке…

- В Одессе, куда переехали вслед за моим тренером, мы с женой Настей живем в пансионате. Жилье родителей моей жены и моя комната в бараке, выделенная мне от завода в прифронтовой Красногоровке, а также подаренная мне квартира в Донецке, сильно пострадали. Мой брат живет в Красногоровке в пятиэтажке, где разрушен подъезд, и из коммунальных услуг есть лишь электричество. В дом №3 на Кремлевском проспекте, где у нас та самая подаренная квартира на первом этаже, угодили уже четыре снаряда. Дом находится в поселке Октябрьском. Я выбрал квартиру в этом доме потому, что она на первом этаже и рядом с бассейном «Дельфин», в котором я тренировался. В 2013-м мы успели сделать пристройку к кухне.

В мае 2014 года в бассейн «Дельфин» ходил только я один…

До последнего не хотел покидать город. Первый раз уехал в мае 2014 года после того, как во время моей тренировки в стену бассейна попал снаряд. Я не пострадал, но понял, что пора уезжать. После Чемпионата Европы в 2014 году снова вернулся в Донецк, но тренироваться ездил уже в «Кировец». А после того как уехал на сборы по подготовке к Чемпионату мира, уже не возвращался в город.

- Но я один из тех тысяч людей, которые ждут возвращения домой. Ведь вынужденные переселенцы нигде не нужны, да и не у всех есть возможность заработать или ресурсы, чтобы жить вне дома. В нашу пятиэтажку на Октябрьском, которая в мае 2014 года почти полностью опустела, уже вернулись 15 семей, хотя война еще не окончилась, и боевые действия все еще «задевают» поселок Октябрьский. Я надеюсь, что вернусь в Донецк – в квартиру, подаренную мне за успехи в спорте.

Валентина Меньшова 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять