RU
Все новости

Столичные «Сплетни»

Почти 10 лет Евгений Васили работал арт-директором в ряде донецких ресторанов. А в июле 2013 года мужчина крепкого телосложения окунулся в ресторанный бизнес, что называется, с головой – открыл на бульваре Пушкина, около драмтеатра, бар под названием «Сплетни». В это заведение приходила в основном молодежь – активная, думающая, чтобы насладиться непринужденной атмосферой, пообщаться, послушать музыку, съесть вкусный бургер или покурить кальян.

«Сплетни» можно отнести чуть ли не к андеграундной культуре. У нас было очень маленькое заведение, всего на 40 человек. Мне повезло с людьми, мы быстро сработались. Наш ресторан нравился посетителям. Я был счастлив, поскольку занимался любимым делом», – рассказал ресторатор.

Бар закрыт, дом разбит

Дела шли в гору, и Евгений задумался над расширением своего бара. Также в голове роились мысли о создании целой сети заведений. Не хватило буквально нескольких месяцев, чтобы начать инвестировать в новый проект, – на улицах шахтерской столицы появились вооруженные люди. Когда в Донецке начали разворачиваться военные действия, «Сплетни» закрылись. Бар просуществовал всего год.

35-летний ресторатор лишился не только своего детища. В дом, находящийся в поселке Октябрьский, во время боев в аэропорту, попал снаряд. «В голове не укладывалось, как можно взять и бросить то, что наживалось годами. Бизнес, жилье… Мы с женой и сыном жили в поселке под Донецком и в течение четырех лет строили там двухэтажный дом. Оставались только отделочные работы», – говорит Васили.

Оставаться в городе, охваченном войной, было небезопасно. «Критический момент был 26 мая, когда начали обстреливать аэропорт. Наш поселок находится совсем рядом, в него стали залетать снаряды. К счастью, мы с женой тогда были на работе, а ребенок в школе. Домой уже не вернулись. Ночевать поехали к сестре, которая жила в квартире в спокойном районе Донецка. Я потом еще несколько раз ездил в наш дом, чтобы забрать хоть какие-то вещи. Старался попасть туда в промежуток с шести до восьми утра, когда не стреляли. Несколько раз не успевал и уезжал уже под грохот снарядов. Вскоре вывез жену и сына в Святогорск, который находится под контролем украинских властей. А сам оставался в Донецке и думал, что делать дальше. Там тоже было небезопасно: стреляли, взрывали автомобили, убивали людей. Сотрудники моего ресторана продолжали ходить на работу, но все понимали, что долго это не продлится. Посетителей становилось все меньше, потом они и вовсе исчезли. Многие люди уехали. Другие были напуганы и старались сидеть дома. В результате 10 июля, в день рождения нашего ресторана, я объявил коллективу, что мы закрываемся», – вспоминает Евгений.

Оборудование удалось вывезти без взяток

Но закрывать просто так дело всей жизни не хотелось. Предприниматель чувствовал в себе силы побороться за «Сплетни» и сохранить их. Пусть даже и в другом городе. «Сначала я рассматривал Харьков и Одессу как города для нового этапа жизни и открытия собственного дела. Но в этих областных центрах конкуренция между барами и ресторанами слишком высока. В течение двух месяцев я искал по всей Украине, куда можно перевезти бар. Решил, что наиболее удачно мы сможем работать в Киеве. Я где-то читал, что здесь зарегистрировано почти 50 тысяч заведений общепита. И место еще есть: за последние полгода население города увеличилось минимум на 20%, в том числе за счет переселенцев», – приводит он аргумент в пользу столицы.

В конце октября Евгений с семьей перебрался в Киев. А буквально через месяц «Сплетни» вновь открыли свои двери. Столичные «Сплетни» расположились в подвальном помещении на бульваре Шевченко, недалеко от станции «Университет». Место под бар нашлось случайно: пересмотрев с риелторами сотню вариантов в разных районах, Женя, гуляя по бульвару Шевченко, сам наткнулся на надпись «Аренда» на дверях. «Как только я вошел, понял: это оно! Помещение находится рядом с «Львівськой майстерней шоколаду», как и наш донецкий бар. Тут сработало не суеверие, просто «Майстерня» всегда выбирает бойкие места», – объяснил он свой выбор. 

Евгению несказанно повезло: отличное место нашел для своего бара и удачно вывез из Донецка мебель и оборудование. «Некоторые вещи из так называемой «республики» запрещено вывозить. Например, промышленное оборудование. Я до сих пор радуюсь, что вывез всю мебель, кухонное оборудование. Если бы это забрали где-то на блокпосту, я бы остался ни с чем», – гордо заявил Васили.

Как так вышло, мужчина до сих пор в недоумении. «Я готовился к отъезду. Разговаривал со знакомыми, они узнали, что нужно будет заплатить от 500 до 1500 долларов. Мы выезжали 25 октября прошлого года, как раз под выборы, и где-то понимали, что фокус внимания уйдет из блокпостов. В отличие от других людей, мы пошли другим путем: если в основном местные договаривались с вооруженными бойцами, платили им деньги, чтобы те сопровождали их через блокпосты, то мы решили получить якобы официальный пропуск «ДНР». Каждый день ездили в администрацию, общались с людьми, собирали нужные пакеты документов, они нам говорили, что еще какие-то документы нужны, мы их опять приносили, потом нам назначали собеседования с так называемыми «министрами ДНР». Мы уверяли их в том, что ничего незаконного не вывозим, только старые холодильники и б/у мебель, потому что хотим быть подальше от войны. В этих переговорах прошла неделя. В момент, когда я и жена пришли за пропуском, взорвался казенный завод химических изделий недалеко от аэропорта. Нас эвакуировали в бомбоубежище, где просидели два часа. У меня машина стояла на улице. Я думал, что за это время она уже сгорела. Но потом мы поняли, что это была очень большая взрывная волна. Когда мы получили это разрешение, удивились: ведь это был обычный распечатанный лист бумаги. Да и эта бумажка на стекле машины ничего не значила, потому что тогда такой хаос творился, никто не подчинялся никому. Бойцы делали то, что хотели. Когда мы выезжали с этой распечатанной бумажкой, понимали, что нас могут остановить, сказать точное место, куда засунуть этот пропуск, заставить оставить машину и идти домой. Но все обошлось!» – вспоминает он события годичной давности.

По Донецку скучает, но возвращаться не хочет

Большая часть персонала «Сплетен» – это переселенцы из Донецка. Евгений предложил уезжать всем. Сказал ребятам, что гарантирует рабочие места, но не гарантирует, что будет легко. Несколько человек переехали в Киев вместе с владельцем бара, а остальных набрали уже на новом месте. «У меня есть четкий посыл: брать на работу людей, которые были вынуждены уехать из Донбасса. Нет, мы не собираемся создавать дисбаланс и как-то выделять донецких. Просто сейчас переселенцы – это самый социально незащищенный слой населения, им труднее других найти работу. А если мы поможем устроиться и наладить свой быт нескольким людям, то это будет хорошим маленьким вкладом в те ценности, к которым мы стремимся», – считает Васили.

В донецком баре Евгений пытался создавать комфортную среду для общения. И в Киеве он не стал изменять своей концепции. «Хотя и приходится адаптироваться к нынешним условиям – все-таки здесь другие люди, интересы и потребности… Безусловно, среди посетителей бара много земляков. Людям приятно прийти в знакомый интерьер, увидеться здесь с друзьями-знакомыми. Вообще-то, я не афиширую, что это донецкий бар, но и не скрываю. Предвзятость в обществе по отношению к нам все-таки есть, но я ее не боюсь. В конце концов, наш бар никак не завязан на политике или региональных различиях», – объясняет 35-летний ресторатор.

Евгений признается, что скучает по Донецку. Но уже не хочет туда возвращаться. «Скучаю по тому Донецку, который был два года назад. В этом городе я видел свое будущее, он стремительно развивался. Меня окружали люди, стремившиеся сделать Донецк лучше. Теперь он совсем другой. На месте моего дома – зона отчуждения. Никогда не забуду, как там стреляли, как гибли люди… И больше туда не вернусь», – с печалью в голосе говорит он.

Анна Курцановская 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять