RU
Все новости

Дарья Касьянова: «Военный конфликт и бедность украинских семей приводят к росту социального сиротства»

Руководитель программы «Сиротству – нет!» благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» во время онлайн-конференции, проводимой «news.bigmir.net» , рассказала о проблемах, с которыми сталкиваются украинцы при усыновлении, и количестве детей-сирот, оставшихся на неконтролируемых украинскими властями территориях Донбасса. Выдержки из ответов Касьяновой публикуем в виде интервью.

Настя: Скажите, сколько детей-сирот на данный момент проживают на неподконтрольных украинскими властями территориях?

Дарья Касьянова: Сегодня в Донецкой и Луганской областях на территории, которая не контролируется Украиной, по нашим оценкам – около 3 тысяч детей. Не всегда это дети-сироты, поскольку в некоторых случаях заблокированы суды и ребенок не получил статус. Чаще всего это дети, у которых есть родители. Но из-за тотальной бедности, из-за отсутствия работы, из-за невозможности кормить ребенка, эти дети попадают в интернатные учреждения, в интересах которых собрать «под своей крышей» максимальное количество обездоленных.

Эта ситуация никак не отличается от того, что сейчас происходит на территории всей Украины. Если еще два года назад в Украине работало 12 тысяч подготовленных соцработников, которые на ранней стадии помогали адаптироваться семьям, попавшим в такую беду, то сегодня ситуация изменилась радикальным образом. Количество сотрудников социальных служб резко сократилось, а их усилия в основном направлены на работу с переселенцами. В то же время семьи, которые оказываются в сложных жизненных обстоятельствах, пытаются справиться с этим самостоятельно. Чаще всего они не справляются, поэтому потенциал для сиротства в Украине, к сожалению, колоссальный.

Можно прогнозировать, что количество детей в интернатных учреждениях будет возрастать. На сегодня, по оценкам экспертов, около 80 тысяч детей, имеющих семью, проживают в интернатах. Обращаю внимание, что это не сироты, у всех этих детей есть родители.

Ярослава: Даша, Вы не раз помогали усыновить ребёнка из неконтролируемой украинскими властями территории Донбасса. Какую помощь вы предоставляли?

Дарья Касьянова: Сегодня усыновить ребенка из зоны АТО очень сложно – его невозможно даже переместить на территорию Украины, есть определенные запреты. На неконтролируемой территории в Донецкой области работает Гуманитарный штаб Рината Ахметова, в первую очередь, оказывая психологическую помощь.

Кроме того, наш опыт – это помощь оформления опеки ближайших родственников на детей, у которых погибли родители. Вот пример, у 5-летней девочки на глазах погибла вся семья – мама, папа, бабушка и старшая сестра. У девочки осталась только одна родственница, которой мы помогали оформить опеку. До сих пор с этой девочкой работает психолог Штаба Ахметова – от пережитого горя девочка долго не разговаривала.

К сожалению, таких примеров у нас в работе немало. Есть сложные случаи, когда братья и сестры разъединены – дети младшего и старшего возраста находятся в разных учреждениях, расположенных к тому же в разных городах. Кого-то из детей одной семьи вывезли в Украину, а кто-то остался на неконтролируемой территории. Сегодня у нас пять таких случаев, решить эту проблему и воссоединить детей нам пока не удается.

Анна: Сколько времени длится процесс усыновления в Украине?

Дарья Касьянова: Я работаю в программе «Сиротству – нет!» уже более шести лет. На моей памяти самый быстрый период усыновления длился 4 месяца, самый сложный – более 9 месяцев. Но в любом случае, в течение года семья всегда успевала усыновить ребенка.

На нашем портале www.sirotstvy.net очень понятно прописана вся процедура. Проблем при усыновлении несколько. Прежде всего, необходимо собрать необходимый пакет документов. На это уходит не более месяца, больше всего времени уходит на оформление документа из милиции и справки о состоянии здоровья. Далее начинается сложный процесс – подбор ребенка. Есть семьи, которые сразу находят своего малыша, но бывают и споры по поводу возраста, наличия у ребенка братьев-сестер.

И, конечно, самый длительный процесс в Украине – это суд. По разным обстоятельствам рассмотрение дела ребенка в суде может откладываться на три месяца и более.

Оксана: Многим парам отказывают в усыновлении, мотивируя это недостаточным финансовым состоянием. Какой заработок должен быть у семьи, и какие основные факторы учитываются, если пара решила взять ребенка под опеку?

Дарья Касьянова: Действительно, есть определенные требования к усыновителям, опекунам, приемным родителям, которые желают взять ребенка в семью.

Если семья состоит из трех человек – мама, папа и ребенок – их доход должен составлять не менее трех прожиточных минимумов (с 1.09.2015 это 1330 грн. на взрослого и 1167 грн. на ребенка до 6 лет – ред.). На мой взгляд, это не жесткие требования, потому что основная проблема в Украине – обвинение родителей в том, что они берут детей только из меркантильных целей. На самом деле за те деньги, которые сегодня платит государство на приемного ребенка, сложно прокормить всю семью.
Но, чтобы избежать подобных обвинений, необходимо иметь доход, который сможет обеспечить и взрослых и ребенка, ведь ему понадобится одежда, лечение, питание, психологическая и социальная помощь. Стоит учитывать тот факт, что дети из интернатных учреждений, часто нуждаются в качественной психологической помощи, которая стоит определенных средств. Кроме того, детям необходимо развитие, они должны посещать кружки, получать образование, т.е. жить нормальной жизнью, как ребенок в обычной биологической семье.

Анна: Как много украинских детей забирают приемные родители-иностранцы? Изменилась ли эта ситуация за последние два года?

Дарья Касьянова: Тенденция такова, что сегодня украинское усыновление практически в три раза превышает международное. В этом году с января по сентябрь украинцы усыновили 912 детей, иностранцы – 233 ребенка. Другое дело, что для иностранцев существуют определенные ограничения. Например, они не могут усыновить ребенка до пяти лет, только с определенными диагнозами.

Ник: Вы можете озвучить, во сколько бюджету обходится содержание одного сироты в детском доме? Не является ли это основной причиной нежелания помочь семьям в усыновлении детей?

Дарья Касьянова: Содержание одного ребенка обходится государству в 48 тысяч гривен. В 2013 году было проведено исследование, в ходе которого оценили, сколько же действительно стоит пребывание детей в интернатных учреждениях. И сумма составила почти 6 млрд. грн. в год (на основании «Мониторингового исследования состояния функционирования интернатных учреждений» – ред.). При этом нужно обратить внимание на то, что только 1 млрд. грн. идет на реальные потребности детей – одежду и еду. А остальные средства – это зарплата, содержание учреждений, коммунальные услуги. Мы имеем огромную затратную машину, которая ничего хорошего, по большому счету, детям не дает.

Марина: Как бороться с коррупцией, с которой сталкиваются пары при усыновлении ребенка?

Дарья Касьянова: Если Вы столкнулись с коррупцией при усыновлении ребенка – позвоните на горячую линию портала www.sirotstvy.net 0-800-50-14-14. Поверьте, мы сделаем все возможное, чтобы разобраться и максимально осветить то, что происходит в интернатных учреждениях и при усыновлении.

ИСТОЧНИК

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять