RU
Все новости

Этот хрупкий мир

Почти все хорошо понимают, что пока пушки и минометы стреляют, наладить более или менее полноценную жизнь не получится никак.

В Донецке уже три недели почти настоящего мира. Непривычная пронзительная тишина поначалу беспокоила людей, уже привыкших к артиллерийским и минометным выстрелам. Мне понадобилась примерно неделя, чтобы привыкнуть к этой тишине и начать принимать ее как должное. Хотя к хорошему привыкаешь быстро. После долгих имитаций перемирия, которое среди местного населения иронично именовалось ожесточенным, наконец-то наступило перемирие настоящее. Перемирие, когда перестали стрелять совсем. Даже мой кот, который последний год во время обстрелов предпочитал спать у меня в ногах, а иногда даже на ногах, несколько дней назад гордо перебрался ночевать на тренажер, всем своим видом показывая, что ему ни капельки не страшно. Но свое место на моем диване на всякий случай попросил никому не сдавать. Даже в краткосрочную аренду. Мало ли что…

Как это ни странно, но наиболее актуальной темой для разговора у подавляющего большинства местных жителей является ближайшая перспектива развития событий. Не курс доллара и соотношение гривни и рубля, не цены на продукты питания и даже не трудности в поисках работы, с которой даже в Донецке большие проблемы. Нет. «Как вы думаете, это уже конец войны или еще нет?» – спросила нас с другом незнакомая старушка, обратив внимание на тему нашего разговора. Это основной вопрос нынешней донецкой реальности. Его задают себе и другим очень многие. Друга Гену тоже интересовал тот же вопрос: как долго продлится перемирие. Обычно оптимист, в данном случае он был настроен весьма скептически и предсказывал, что это лишь очень кратковременное затишье перед бурей. Я был настроен более оптимистично. Причем и у меня, и у него нашлись довольно веские аргументы в свою пользу.

К примеру, я сказал ему, что после трехмесячного перерыва 18 сентября из Мариуполя в сторону Донецка ушел первый рейсовый междугородний автобус. Причем запустила его украинская сторона по собственной инициативе. Конечно, до самого Донецка автобус не дошел. На блокпосту в Гнутово пассажиров из Мариуполя пересадили в донецкий автобус, который и довез их до Южного автовокзала в Донецке. Говорят, аналогичная схема действует и на другом маршруте – «Мариуполь – Новоазовск», по которому также запустили рейсовый автобу. Стоимость проезда автобусом от Мариуполя до Донецка немалая – 150 грн. Однако до этого доехать из Мариуполя в Донецк можно было лишь на такси за 500 грн. или 1500 руб. Добраться же автобусом в Киев вообще была настоящая экзотика. К примеру, в июне из Донецка в Киев ходил рейсовый автобус через… Ростов-на-Дону. Стоимость проезда составляла 1500 грн., причем никого не останавливало даже то, что на границе пассажиров могли оштрафовать еще на 1700 грн. за отсутствие отметки о выезде за территорию Украины. Так что прямое сообщение имеет довольно много плюсов и говорит об очевидном желании наладить контакты.

Мы с Геной прогуливались по бульвару Пушкина, и вместо своего очередного ответного аргумента он свернул на площадь Ленина. Там явно что-то происходило. На самой площади стояла военная техника, а на проезжей части площади – ул. Артема – стояли шеренги военных в камуфляже, которым другие военные что-то громко рассказывали в микрофон. Навскидку в мероприятии участвовало человек 500-600. Потом заиграл военный оркестр. Мы поинтересовались, что именно происходит, и нам рассказали, что сформирована новая бригада спецназа, которой, собственно, прямо сейчас вручают знамя. «Вдумайся, новая бригада, – сказал Гена. – Если наступил мир, зачем формировать новые воинские части? Это дорого и тяжело для нашей убитой войной экономики. В городе львиная доля предприятий не работает. Есть только одна причина для этого: никто всерьез не верит, что война окончена».

Тем временем мы прошли площадь Ленина и оказались возле гостиницы Park Inn. Именно ее вместе с другой гостиницей в центре города – Донбасс Палас – облюбовали международные наблюдатели из ООН и ОБСЕ для своего постоянного пребывания. Вот и сейчас возле гостиницы стояло сразу несколько внедорожников с характерными номерами и крупными надписями на боках. Совсем недавно специальная мониторинговая миссия ОБСЕ внезапно заявила, что в Донецкой и Луганской областях по обе стороны конфликта зимой люди могут остаться без еды, воды и централизованного отопления. В исполнении заместителя главы миссии Александра Хуга буквально это звучало так: «Нынешний дефицит воды в районах, затронутых конфликтом на территории Донецкой и Луганской областей, может оставить гражданских лиц в холоде в течение предстоящей зимы из-за сломанных систем центрального отопления, это может иметь долгосрочные последствия в вопросе производства продуктов питания. Отсутствие доступа к достаточному количеству безопасной и чистой воды коснется наиболее уязвимых групп – детей, лиц с ограниченными возможностями, хронически больных и пожилых людей, проживающих в пределах районов, затронутых конфликтом…». В итоге миссия призвала немедленно остановить нападения на гражданских, в том числе на объекты инфраструктуры. Этот призыв тоже стал достойным аргументом. «Согласись, если стороны намерены поддерживать мир, незачем продолжать громить гражданскую инфраструктуру, создавая тем самым серьезные проблемы населению, а значит и себе самим, – сказал Гена. – Гораздо проще было бы договориться и не создавать этих проблем. Но если об этом заговорило даже ОБСЕ, то дело серьезное. Видимо, они продолжают это делать и сейчас». В том, что он говорил, была четкая и понятная логика, но верить в нее не хотелось. 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять