RU
Все новости

«Еще до войны мы решили: если Бог управит нам дом, мы обязательно возьмем в свою семью еще одного ребенка с ВИЧ-статусом»

«Ребенок страдал не столько от болезни, сколько от одиночества»

- Вы меня заберете? – восьмилетний воспитанник киевского детдома «Березка» напомнил Светлане Исаевой Александру, которую они несколько лет назад забирали из туберкулезного санатория.

- Кроме диагноза «ВИЧ», у девочки был еще и туберкулез кости, и ребенок страдал не только от болезни, но и от одиночества – никто к ней не приходил. Когда мы забирали ее, нас предупредили, что, мол, она – не жилец, – вспоминает Светлана Исаева, женщина которую уже восемь приемных детишек называют мамой. – Но, как видите, прошли годы, Александра стала почти девушкой, и уже никто и не вспоминает о том, что нам предрекали скорую утрату этого ребенка…

В то, что выживет мальчик Саша, которого Исаевы взяли из киевского детдома на прошлой неделе, врачи также не верили. Он появился на свет у ВИЧ-инфицированной мамы на 26-й неделе ее беременности, с весом 900 граммов.

- Но ребенок оказался настоящим бойцом. Он выжил! – говорит Светлана. – Саше уже восемь. Конечно, у него целый «букет» диагнозов, в том числе и умственная отсталость. Такой диагноз ставили почти всем нашим сегодняшним воспитанникам. Но я верю, что нам удастся поставить на ноги и этого мальчика. Он уже знает много стихов, неплохо рисует. На днях отправим его в школу. Мы все это уже проходили.

Действительно, проходили: впервые мы встретились с супругами Евгением и Светланой Исаевыми во дворе специализированного детского дома в Макеевке, где воспитываются дети-сироты ВИЧ-инфицированных родителей, лишившиеся семьи, чаще всего брошенные своими родителями. В 2007 году Исаевы стали первыми, кто усыновил ребенка из этого учреждения. До Исаевых первыми создали приемные семьи две воспитательницы из этого же дома ребенка. Взяли под опеку своих бывших воспитанников – это Людмила Панчоха и Вера Росоха.

- И все мы преодолевали стигму, преследующую людей, живущих с ВИЧ, с детства, – вспоминает Евгений Исаев. – При подготовке документов для усыновления первого нашего ребенка чиновники через одного интересовались, не опасаемся ли мы, что приемный сын заразит нашу родную дочурку, которую мы так долго ждали? Приходилось объяснять, что ВИЧ-инфекция с кашлем не передается.

«Нас даже просили взять к себе таких детишек, но мы не могли: дом был тесноват»

Мысль взять на воспитание в семью обездоленного ребеночка с диагнозом «ВИЧ» как раз и возникла у Светланы после ее первых родов (увы, первенцы Исаевых – мльчики-близняшки – умерли вскоре после рождения – авт.). Вместе со Светой в палате лежала ВИЧ-инфицированная роженица.

- Когда я увидела, как медики обращаются с этой женщиной, решила: воспитаю хоть одного ВИЧ-инфицированного ребенка, – вспоминает Светлана. – Моя соседка по палате явно испытывала то, что именуют дискриминацией: врачи вели себя так, будто она прокаженная, всем своим видом медперсонал показывал, что опасается заражения. Я тогда подумала, что если у этой женщины до родов была мысль оставить своего ребенка под опекой государства, то испытав такой прессинг, она уж точно это сделает.

Сказано – сделано. Исаевы усыновили двух деток с таким диагнозом, и на сегодня еще шестерых взяли под опеку. Последнего уже здесь, в эвакуации…

- Если для усыновления первого малыша документы мы готовили в течение девяти месяцев, то для усыновления второго – полгода, а с ВИЧ-инфицированными подопечными дело шло быстрее: увидев, что детям хорошо в нашей семье, нас даже просили взять к себе таких детишек, но мы не могли: дом был тесноват, – вспоминает Светлана. – Еще до войны мы решили: если Бог управит нам дом, мы обязательно возьмем в свою семью еще одного ребенка с ВИЧ-статусом, – говорит Светлана Исаева.

Надежда на улучшение жилищных условий была: один благотворитель пообещал построить дом. Но… свое обещание не выполнил. Впрочем, и тот, более менее обжитой дом, который дала семье в бессрочную аренду церковь (оба супруга являются ее прихожанами – авт.), пришлось оставить. В конце августа прошлого года, когда война пришла на Азовское побережье, пастор посоветовал всем семьям с детьми эвакуироваться.

- Уезжали тяжело: в три ходки. Вещей с собой взяли мало, когда срочно увозили детей от войны, – вспоминает глава семьи Евгений Исаев. – Одна из наших девочек была закована в гипс от пят до подмышек. У Ирочки, на фоне ее многочисленных диагнозов, кальций стал вымываться из костей, несколько месяцев она пролежала в «Охматдете». Лечением ее ломающихся на ровном месте ножек приходится заниматься и сейчас.

В Киеве Исаевых приютили в детском христианском реабилитационном центре для сирот «Отчий дом», но где они будут жить дальше, семья не знала.

«Мальчик сразу задал главный для него вопрос: «Вы меня заберете?»

- О том, что у нас появится постоянное жилье, да еще и современный просторный дом, мы, конечно, и мечтать не могли, – рассказывает Светлана Исаева. – Спасибо, телеведущий Савик Шустер, который не раз приглашал нас на съемки своих передач, не забывал о нашей проблеме: он рассказывал о нас всем меценатам, говорил о том, как это важно, что есть такая семья, воспитывающая детей со статусом ВИЧ и сопутствующими заболеваниями, тех деток, которых очень редко забирают из детдома в семью.

И в конце концов нашелся меценат, воплотивший мечту семьи в жизнь: общественный деятель и благотворитель из Луганской области Сергей Шахов подарил семье Исаевых трехэтажный дом с гаражом и хозпостройками в селе Великие Дмитровичи Обуховского района Киевской области! Дом, в котором уже были вся необходимая мебель и техника. И даже отдельный холодильник для лекарств! За что ему отдельное спасибо: ведь у каждого нашего приемного ребенка своя индивидуальная программа антиретровирусной терапии, плюс набор лекарств для борьбы с сопутствующими недугами. То есть, у каждого ребенка – отдельный короб с лекарствами, который необходимо хранить в холодильнике.

1 декабря прошлого года Исаевы справили новоселье. А как только оформили документы на это жилье (дом официально принадлежит всем членам семьи и всем подопечным детям Исаевых – авт.), тут же стали искать ребенка со статусом ВИЧ для того, чтобы взять его под опеку.

- Саша с первой минуты нашей встречи не дал нам никаких лазеек для отступления, – говорит Евгений Исаев. – Мальчик сразу задал главный для него вопрос: «Вы меня заберете?». «Конечно», – ответили мы с женой.

Саша ждал этого момента восемь лет. С рождения жил в доме малютки, с трех лет – в детдоме. Его мама, которая забрала его из дома малютки, вскоре снова сдала его в детдом, якобы на время, но так и не вернулась за сыном.

- Когда мы пришли за Сашей, у нас уже были на руках все нужные документы, и, благодаря содействию служб по делам детей и семьи и уполномоченному по правам детей в администрации президента Украины, вопрос о назначении опеки над Сашей решился всего… за девять дней! – говорит Светлана.

Уполномоченный по правам детей в администрации президента Украины Николай Кулеба, поздравивший супругов с пополнением, пообещал, что будет содействовать любой украинской семье, которая возьмет сироту с каким-либо заболеванием. По его словам, на усыновление здоровых деток в стране – очередь. А вот нездоровые, да еще и с ВИЧ-инфекцией, увы, по-прежнему интересуют только отдельные иностранные семьи.

Валентина Меньшова 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять