RU
Все новости

Телеведущая-переселенка: «Мы боремся по-своему!»

В 19 лет Катерина Остроушко пришла на телевидение (ТК «Донбасс»), в 21 стала, наверное, самой молодой ведущей прямых эфиров в восточной Украине. А в 23, чуть более года назад, вынуждена была, как и десятки тысяч ее земляков, покинуть Донецк, оказавшийся между молотом и наковальней войны. Но даже сейчас, когда между ней и любимым городом пролегли сотни километров, она делает все, чтобы облегчить жизнь мирных граждан, ставших заложниками конфликта. Чтобы приблизить долгожданный мир...

Звездные гости

Она из тех, кто умеет резко менять свою жизнь, кто не пасует перед трудностями. Это помогает держаться.

К концу второго курса Харьковского национального университета им. Каразина Катя решила, что ошиблась с выбором профессии (филолог). Перевелась на заочное, вернулась в Донецк и начала свой путь на телевидение. Ее стиль написания текстов понравился, и начались съемки, начитки, монтаж... Спустя год перед девушкой, имеющей уже достаточный профессиональный опыт, распахнул двери лучший региональный телеканал страны – «Донбасс». Через шесть месяцев был первый прямой эфир в «Новостях», а потом – должность продюсера и каждодневные часовые эфиры в ток-шоу «Ты прежде всего».

Глаза в глаза Катя общалась с фигуристом Ильей Авербухом (чемпион мира-2002, серебряный призер Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, постановщик собственного ледового шоу), с легендарными британскими рокерами из «Uriah Нeep», суперсилачом Василием Вирастюком, бардом Иваном Кучиным, группой «Друга ріка», звездами «Вечернего квартала» Владимиром Зеленским и Евгением Кошевым, которые пришли в студию... в теплых спортивных костюмах и кроссовках.

Катя брала интервью у народного артиста Украины, оперного и эстрадного исполнителя Владимира Гришко сразу после его концерта в Донецке прямо в зрительном зале; беседовала в гримерке с потрясшим жизнелюбием и энергией лидером «ДДТ» Юрием Шевчуком.

Она любит свою работу, людей, которые ее окружают, Донецк, Украину.

Тем тяжелее было выдержать весь тот ужас, который обрушился на наш край в прошлом году.

Как рушился привычный мир

- В Киеве, куда пришлось уехать, у меня спрашивали и спрашивают: «А вы понимали, что еще чуть-чуть – и будет война?» – вспоминает Катя. – Понимали ли мы это, когда эвакуировались с работы из-за угрозы захвата чаще, чем уходили спокойно? Когда прыгали в такси, а коллега кричал вслед трогающемуся авто: «Флажок с лобового стекла уберите!» Когда город был пропитан страхом? Да, наверное понимали: еще чуть-чуть – и привычный мир взорвется! Я готовила себя морально к тому, что придется на какое-то время уехать. Но, как и все, оказалась не готова ни к самом отъезду, ни к тому, на какой срок».

Она растерянно молчала в трубку 4 июня, услышав: «Кать, ты поедешь? Решить нужно сейчас». Попросила час, чтобы подумать.

На сборы были сутки. Чемодан у нее получился истинно «девичьих» размеров – чуть больше самой Кати. Причем вещи брала только летние. Еще и усмехнулась про себя: сейчас приедет к автобусу, ребята хихикать будут: все с маленькими сумочками, небось.

- Два часа спустя я растерянно хлопала глазами: у коллег – море чемоданов, у кого-то даже кот, пароварка… Значит – уезжаем надолго, – вздыхает Остроушко. – Многие из нас тогда не знали, что в автобус «Киев – Донецк» сели с билетом фактически в один конец. Вечером того же дня в беседке рядом с каналом «Украина» столичные коллеги сказали нам: «Добро пожаловать!» Донецкие как будто выдохнули: здесь территория мира. И только периодически нервно поднимали взгляд в небо на звук самолетов, летящих из Жулян.

Фортепиано с «Градом»

- Чувство, что я предала Донецк уехав, пришло позже, – делится телеведущая. – Месяц или два спустя. А тогда, в июне 2014-го, мысли были другие: «Я уеду на время. Скоро вернусь. Буду ремонтировать, красить, отстраивать мой город. Залечивать его раны». Но не сложилось. Люди погибали на улицах или просто в своих домах. Весь спектр болевых ощущений ударил по тем, кто уехал, и тем, кто остался. Я хотела только одного: чтобы ад закончился, а людей перестали убивать.

В конце июля она все же прорвалась в Донецк. Всего на день. Чтобы обнять любимый город перед разлукой.

- Засыпала одна в пустой квартире под звуки автоматных очередей и разрывов снарядов. Окно закрывать не стала. После полуночи из темной многоэтажки напротив поплыла музыка. Кто-то играл на фортепиано. Я удивилась больше, чем войне за окнами, – признается Катя. – Получалось жутковато, но необычно. Так меня в нашу последнюю встречу убаюкивал Донецк. Хотя правильно говорить – «крайнюю». Потому что я обязательно вернусь обнять мой израненный город. После того, как наступит настоящий мир.

«Делать то, что умею, во благо тем, кого люблю»

Первые четыре месяца в Киеве она жила в гостинице. Маленькая комнатушка пополам с коллегой стала временным домом.

В мире все далеко не черно-белое. Поэтому и Киев принял Катю (да и не только ее) неоднозначно: сочувствием и поддержкой с одной стороны, и иногда молчаливым упреком – с другой. Не отстояли, мол, Донецк.

- Зная, что тысячи дончан боролись за украинский Донецк, хотелось кричать от обиды и злости, – признается Остроушко. – Я никогда не переставала искать слова, чтобы объяснить, что люди там не виноваты, и мы не хотели войны. Я не могла спать, не могла говорить о Донецке – слезы душили. Телефон из рук не выпускался даже на минуту. Сводки и новости читались ежесекундно. Но чем я могла помочь? Решила: буду делать то, что умею, во благо тем, кого люблю. Так родился социальный проект «Всем миром» – о войне и горе, которое она несет. Телеканал «Донбасс» начал выходить в эфир. Из Киева. Без долгих согласований, презентаций и брифингов.

Когда проект стартовал, сложно было поверить, что в студию регионального телеканала будут приходить действующие и бывшие министры, их замы, депутаты, политики и эксперты, лица которых не сходят с экранов национальных телеканалов. Но сегодня это именно так.

- Я никогда не забуду первые выпуски. Мы рассказывали, как пережить обстрел, выбраться из-под завала, как оказать первую помощь ребенку, что делать, если вас взяли в плен. Мы объясняли, как оформить справки переселенцам, искали волонтеров и организации, которые могут помочь лекарствами и едой, рассказывали о них... Вместе с донецкими пенсионерами мы пытались бороться за соцвыплаты, вместе с благотворительными фондами – за право везти на оккупированную территорию гуманитарку. Мы говорили и спорили в студии с теми, кто хотя бы косвенно участвует в принятии решений по Донбассу.

Экс-губернатор Донетчины нардеп Сергей Тарута, например, в одном из недавних эфиров заявил, что блокада Донбасса принесет войну в каждый дом в Украине. Спикер СБУ Елена Гитлянская рассказала, что решение с прошлой недели закрыть автобусное сообщение с Донбассом принималось «на высшем уровне».

Это звучит страшно, но не страшнее зимних рассказов волонтеров о морозных бомбоубежищах, пешем бегстве людей от войны по заминированным полям, в обход закрытых блокпостов. О брошенных домах престарелых и детских домах в зоне боевых действий, о раненых и убитых, – делится Катя. – Студия «Всем миром» слышала и помнит сотни ужасных историй, громких заявлений и эмоциональных дискуссий за этот год. Для меня это организм, который живет, дышит и говорит ради тех, кто каждую среду в 18.20 включает телеканал «Донбасс». Мы боролись по-своему. И продолжаем эту борьбу – за наших людей, за человечность, за мир.

Александр Евгенченко 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять