RU
Все новости

Байкер Дед: о дорожных подлецах, законах и чудесах

О таких, как он, говорят, что родился в седле. Мотоциклетном. Уже после шестого класса у Вовы Соколова, жителя шахтерского городка Новоэкономического (позже получившего статус города Димитрова) появился мопед. В девятом – мотоцикл «Паннония». Далее пошли модели покруче. Сменил он их за все время около 15 штук. Владимир Евгеньевич, который никогда не курил и не пил алкоголь, гоняет до сих пор. А годочков ему уже 68. Неудивительно, что в байкерской среде он носит прозвище Дед. И за «стаж», и за облик – белые как лунь волосы и бороду.

Хамы в «консервных банках»

- Владимир Евгеньевич, на чем ездите сейчас?

- Да уж точно не на общественном транспорте! – хохочет он. – Вот уже 20 лет как подо мной рычит тюнингованный «Днепр», в котором переделаны двигатель, коробка передач, задний мост. Родные остались колеса, бак, рама да сиденье. Добрый конь! Лет пять-шесть назад выжал на нем по дороге на Харьков почти 180 км. Но это рискованно: управляемость-то после скорости в 140 км уже никакая... Есть у меня еще и другой вариант «Днепра» – пенсионерский – с коляской.

- А лихачить вообще любите?

- По молодости, конечно, немало с ветром наперегонки гонял. С друзьями даже играли на песчаном карьере: кто кого догонит и стукнет не слезая с байка. Но, во-первых, дороги у нас не даром зовут одной из бед (их состояние более-менее выравнялось лишь в последнее время, да только за последний год на Донбассе их разбила война). А во-вторых, я быстро осознал, что у дороги свои законы: глупости она не прощает, так что сам на рожон не лез. Хоть в ДТП за 50 с лишним лет попадал с десяток раз. Но всегда по вине хамов-водителей в «консервных банках» – машинах. Подрезают, не соблюдают скоростной режим... Подлецы да и только! А ведь для байкера, который, как правило, мчит на приличной скорости, даже на обочину вылететь зачастую – смерти подобно…

Дважды моему колену доставалось в родном Димитрове. Сперва ЗИЛ возле рынка подрезал (асфальт меня тогда серьезно причесал), а потом на повороте «москвич» пошел на обгон – и сошлись мы в лобовом... По дороге в Павлоград прямо на нас вынырнул автобус с людьми. Как я удержал байк, уходя от столкновения на гравий обочины, удивляюсь. А ведь со мной был еще и пассажир – связист Юрий, он же Жора... Улетели бы в кювет – тут бы нам и конец. Даже сейчас, как вспомню о том случае, мурашки по коже бегают...

Из некоторых передряг живым не должен был выйти. Но дорога, похоже, меня хранит. Такие вот чудеса... Кстати, о чудесах – однажды ночью, дежуря на нашей базе, я видел необычное явление. Ночь была ясная, небо звездное. И вдруг в районе Большой Медведицы одна яркая точка и точки поменьше устроили такую пляску! Были вспышки разного цвета, перемещения, противоречащие всяким физическим законам. До сих пор ребята надо мной смеются. Я же считаю, что видел то, что видел. А уж НЛО это было или что еще – не знаю... Но нечто чудесное – бесспорно.

Что роднит байкеров и горняков

- Сейчас-то вы на пенсии... А раньше работа увлечению не мешала?

- Ни в коей мере! А работа ведь была не шутейная – почти 40 лет отдал шахте «Центральная». Был машинистом комбайна, трудился в лаве, в проходке. Но при этом постоянно гонял на байкерские слеты (делаю это и сейчас), бывал на автомобильных выставках в Киеве, Ленинграде, Москве, Свердловске.

- А что общего у шахтеров и байкеров?

- На первый взгляд – ничего. Одни проводят время под землёй, другие буквально летают по ней. Но мне кажется, шахтеров и байкеров роднит то, что нехорошие люди и там, и там долго не держатся. И в Димитрове, и на Шпицбергене – это самая северная часть королевства Норвегии, где работал в командировке на тамошней шахте, – я был свидетелем, как буквально через пару месяцев гнилая натура того или иного человека давала о себе знать. А горняцкий коллектив – суровый. Подлецы в нем не задерживаются. То же самое в байкерской среде.

- И за что можно оказаться вне байкерского братства?

- За предательство, трусость – само собой... Конечно, и за воровство. Во время слетов палатки у нас открыты, многие вещи лежат на виду, ключи в мотоциклах торчат. Мы доверяем друг другу. И того, кто пользуется нашим доверием, чтобы нарушать заповедь «не укради» и попирать законы гостеприимства, ославляем потом на весь мир. Помню, на тусовке в одном из городов два негодяя украли у байкеров фотоаппарат. Так их потом не только лишили мотоциклов, но и выставили снимки ворья в Интернет… Обычно же о потерянных телефонах, ключах и других вещах на наших тусовках объявляют в микрофон с общей сцены.

Есть свои Пуля и Аль Капоне

- Известно, что у каждой байкерской команды – свои законы, традиции. Какие есть у вашей, которая называется весьма необычно – Siroty Dimitrov?

- «Сироты» есть в Запорожской, Донецкой и Днепропетровской областях. У нас – полная демократия. К примеру, чтобы пополнились ряды «Сирот», за кандидата должны проголосовать все члены команды. Хоть один будет против – не судьба... По воскресеньям в полдень ребята собираются у меня в гараже. Там обсуждаем грядущие мероприятия, строим планы, гоняем чаи и пиво, справляем праздники, травим байки. Сейчас оборудуем двухэтажный гараж рядом с моим. И сборы будем проводить там.

- По какому принципу байкеры получают прозвища?

- Тут у каждого своя «песня». Андрея, обожающего гонять на мотоцикле не по трассам, а по полям да лесам, кличут Доктор, потому что он анестезиолог. Проходчик Миша у нас Пуля, больно шустрый... А Женя – Хомяк, хоть на зверька этого совершенно не похож. Но ты бы видел, как он ест! У нас даже свой Аль Капоне есть! Олег вообще-то слесарь на шахте. Но однажды помог приехавшим из Крыма торговцам распродаться, показав нужные точки в городе. И теперь зовем его в честь легендарного гангстера. Володю прозвали Бульдозер. Потому что пашет, как трактор.

- Существуют ли в байкерской среде какие-то легенды, приметы?

- Садиться на «железного коня» принято исключительно с левой стороны. Ругать мотоцикл нельзя... Настоящий байкер никогда не сядет на чужой мотоцикл. Если шлем упал, когда собираешься в дорогу, лучше отложить путешествие. После долгой дороги байк обязательно нужно помыть... А вот предрассудков насчет женщин, как у моряков, у нас нет. В нашем мотосообществе – три дамы, в том числе Джоконда-Юля из Донецка. Принимаем лишь тех, кто не просто сидит сзади на байке, а умеет самостоятельно и круто ездить.

Пример политикам

- Расскажите о Международном байк-рок фестивале, одним из устроителей которого являетесь?

- Впервые он прошел (при поддержке горсовета) в Димитрове в 2010-м, на 100-летие города. Тогда он состоялся на стадионе. Потом мы проводили его в парке культуры и отдыха им. Гагарина, где разбивали палаточный городок. Как правило, устраиваем фест на День молодежи – в последние выходные июня. С помощью городских властей готовим место, отгораживаем, благоустраиваем, обеспечиваем питание, следим за организацией и порядком. Самый массовый заезд был в 2013-м, когда к нам прибыло под тысячу братьев с Украины и соседних государств. В 2014-м в связи с напряженной ситуацией на Донбассе, народу приехало раз в пять меньше, а собрали мы всех на базе, на закрытой территории. Но все равно, были традиционные – проезд мотоколонны по городу, выступления рок-команд, полюбившиеся всем байкерские конкурсы: поднятие штанги с «блинами»-шинами и прочие. На подобных фестивалях люди общаются, обмениваются контактами, фотографируются, помогают друг другу, и советами в том числе. Это хорошее дело, объединяющее. Политикам бы у нас поучиться... Ну а в этом году, скорее всего, фестиваль придется отменить. Надеюсь, мы его – V, юбилейный! – проведем сразу после наступления мира.

- У димитровских «Сирот» с левой стороны груди имеется нашивка с цифрой «101» и надписью «Помним». Что это значит?

- Так мы отдаем дань памяти выступавшему под этим номером местному чемпиону по мотокроссу, 13-летнему Валере Доценко-младшему, разбившемуся в сентябре 2011года во время соревнований в Кировограде. Славный был хлопец, настоящее достояние не только Димитрова, но и Украины.

- Кто-то из родных поддерживает ваше увлечение?

- Ни супруге, которая раньше работала на телевидении и в газете, ни сыновьям моя страсть к мотоциклам не передалась. Жена со мной путешествует исключительно как пассажирка, да и то в пределах города. Вся надежда на внучек. А их у меня аж пять! Студентка Алена с трех с половиной лет ездит со мной. Как стала постарше, начал ее и на слеты брать. Сейчас она мечтает о своем мотоцикле. Шестилетняя Даша и Машенька, которой четвертый годик, тоже катаются с дедом, но на небольшие расстояния. Возможно, кто-то из них и сменит меня за байком. Но пока никому эстафету передавать не собираюсь! Чувствую себя замечательно. Признаюсь, за столько лет я и с закрытыми глазами ехать смог бы – на шестом чувстве, слыша музыку ветра и шепот дороги.

Александр Евгенченко 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять