RU
Все новости

Думай о ближнем – девиз военного времени донецкого ребе Вышедски

Какой донецкий не знает раввина Пинхаса? Чтобы знать его, совсем не обязательно быть евреем и ходить в синагогу. Много лет подряд жители Донецка видели, как по субботам медленно и чинно по центральным улицам города шла семья Вышедски – сам ребе впереди, а чуть поодаль жена и много ребятишек – мальчиков и девочек разного возраста. Кто знал раввина лично – останавливался поговорить. Кто не знал – с любопытством оборачивался вслед. Донецкому раввину Пинхасу и его жене – ребецен Дине удалось с нуля создать одну из крупнейших в Украине и уж точно самую лучшую, дружную и крепкую еврейскую общину. У рава Пинхаса подход к построению общины всегда был особым, личностным. Большинство членов общины раввин знает лично.

Донецкая еврейская община насчитывает 15000 человек, о которых сегодня община знает кто и где находится. Это позволяет и собирать всех вместе, пусть даже виртуально. И помощь оказывать тоже очень личную.

Мы беседуем с Пинхасом Вышедски в Киеве, где сейчас работает главный офис Донецкой еврейской общины. Теперь она находится в старинном доме на Подоле. Тут проходят молитвы, субботние трапезы, уроки Торы, в этих стенах собираются на праздники. До этого собирались в других разных местах, но без «своего угла» и весь военный год спасали, эвакуировали, размещали – помогали, в общем...

Раввин и ребецен Дина очень глубоко и тяжело переживают все, что происходит на Донбассе. Там не только остались их дом, синагога и школа, там – люди в беде. В каждом его слове – боль и переживание за них. Но сопереживание – это действие.

- Сейчас работа наша одинаково важна и тут, и там. Там, в Донецке, нужно помочь людям выжить. Здесь же- пережить жизнь вне дома. Тяжело везде. Это очень страшно, когда человек остался без дома, без вещей. Надо помочь людям, в первую очередь дать крышу над головой.

Община всегда жила за счет пожертвований разных людей. Были крупные спонсоры, были и совсем скромные жертвователи. А сейчас помощи нужно в разы больше. Помогают разные люди, фонды. Среди них самая весомая помощь – от Фондов раввина Чикаго Экштейна «Фонд дружбы евреев и христиан» и Фонда «Во имя будущего».

Когда в Донбасс пришла война, рав Экштейн спросил у меня, какая помощь самая актуальная. Я ему ответил, что сейчас очень важно помочь переселенцам грантами на аренду жилья. Рав Экштейн так и поступил.

Сейчас переселенцы получают от еврейской общины продуктовые наборы и частичную компенсацию на аренду жилья. А еще традиционно, весной и осенью, мы помогаем родителям школьников купить детям одежду на новый сезон.

Нам очень важно, чтобы мы духовно были вместе, где бы физически не находились – в Америке, Израиле, разных городах Украины. Чтобы еврейские устои не разрушались.

Община и сейчас живет общей жизнью. Например, раввин из помещения общины в Киеве читает по Скайпу лекции, их слушают и смотрят в Донецке. Задают вопросы. Таким же образом он читает и лекции по иудаике для донецких студентов. Дина ведет уроки Торы онлайн, собрав на прошлой неделе, например, восемьдесят донецких женщин, находящихся сейчас в разных местах земного шара – в Донецке, Киеве, Черновцах, Нью-Йорке и Ашдоде.

Дина вообще душа и моторчик общины. Изящная, улыбчивая молодая женщина. В жизни не скажешь, что у нее шесть детей и четверо внуков! Она успевает все и везде. Все и обо всех знает. Вот и на момент нашего разговора с раввином умчалась искать летние лагеря для мам с маленькими детьми.

- Жизнь общины очень многогранна. Это же не только синагога и религиозные мероприятия. Это целая инфраструктура: садики, школа, программы для студентов. Это уроки Торы. Это праздники, которые мы всегда отмечали вместе. Наша задача – сохранить и тут, и там еврейскую жизнь. Делать ее максимально привычной.

Сейчас из Донецка многие уехали. Но две с половиной тысячи остались. В Донецке мы ни на день не закрывали детский сад и школу. Количество учеников, конечно, уменьшилось. Да, это затраты, но здесь деньги – не главное. Люди должны чувствовать, что о них заботятся, им помогают.

Мы не сворачиваем ни один наш проект, и, например, продолжаем ухаживать за брошенными еврейскими могилами на Мушкетовском кладбище.

Когда плохо тебе или твоему ближнему, нужно больше помогать. С начала войны для всех дончан открыты двери нашей благотворительной столовой. Неважно, кто ты по вере. Важно, что ты человек и ты в беде.

Тут вообще в воздухе ощущается чувство опеки. У донецкой молодой семьи, членов общины, случилась большая беда – лейкоз у четырехлетней дочки. Мама с малышкой в Охматдете, папа с младшим сыном – в Бердянске. Раввин просит всех членов общины оказать помощь. Причем не только деньгами, но и вниманием. «Им же кушать приготовить некому. Вы там по очереди навещайте, помогите», – обращается к общине раввин.

Беда каждого – его беда. С каждым поговорит, даст совет. Принимает боль к сердцу.

-Я абсолютно открыт и мой телефон доступен для всех. Его знают все, кто хочет его узнать. И люди звонят, просят.

И я сам звоню. По очереди обзваниваю всех, чьи контакты есть в моем телефоне. В неделю говорю где-то со 100-150 людьми, которые остались в Донецке. Я сам должен все слышать. Своими ушами.

И я хочу, чтобы все евреи, которым нужна помощь и поддержка, знали, что можно сюда прийти, позвонить, заглянуть на наш сайт. Мы рады всем.

Рав Пинхас провел все прошлое военное лето в Донецке. После апрельских провокаций против евреев – это было настоящим подвигом. А он так спокойно и с улыбкой об этом говорит.

- Я уехал из Донецка 28 августа. На момент отъезда я был единственным, кто оставался жить в многоэтажном доме на улице Розы Люксембург.

Все лето мы занимались эвакуацией наших людей из Донецка. В разных пансионатах на Западной Украине больше трех месяцев жили наши люди. Их там было около девятисот человек. Это были временные лагеря беженцев. Мы все думали, что война быстро закончится, и мы вот-вот вернемся домой. Потом поняли, что это надолго. И стали искать возможность помочь людям в компенсации аренды квартир.

Все праздники в общине отмечают вместе. Как дома. На Хануку семья раввина пригласила в Киев всех членов общины. Зарезервировали два отеля. Был большой праздник, хороший стол, много людей. И это очень важно. Нельзя жить постоянно в состоянии беды и горя.

Праздничные столы готовят вместе. На Пурим семья Вышедски позвала 300 гостей!

На мой вопрос: «Ребе, где же Вы сами силы берете?» – он так ответил:

- Силы Бог дает. Каждому дает, кто делает. Бог никогда в долгу не остается. Нужно только просить Его и самому делать первые шаги. Ему важно, что ты помогаешь другим, кому сложнее и хуже, чем тебе.

Я хочу сказать всем дончанам – и евреям, и не евреям – сейчас в наш общий дом пришла большая беда и мы должны быть вместе, помогать друг другу. Никогда нельзя оставлять ближнего в беде.

Люди не могут сейчас, в такое сложное время просто наблюдать. Знаете, как в футболе – на поле 22 игрока, а стадион в 50 тысяч человек за ними наблюдает. Так вот сейчас нужно с трибун на поле всем идти и играть вместе.

Когда ты делаешь доброе дело – тебе Бог помогает. Нельзя прийти к Нему с пустыми руками.

Я поинтересовалась о планах на будущее, и на долго ли еще хватит сил и возможностей помогать.

- Я не строю планы. С прошлого года не строю. Потому что в моих планах не было оказаться здесь и пережить такое. Сегодня я делаю то, что я могу и должен делать. И так должен делать каждый: от конкретной помощи до обычной улыбки. Я, как и все донецкие, цепляюсь взглядом за машины с номерами АН. И радуюсь, как ребенок, что встретил земляка. Увидел недавно такого в Черновцах. Посигналил. Ему приятно – мне приятно. Мы же земляки. И мы должны быть вместе.

Сказать, что мне легко – совру. Мне бывает тоже очень тяжело. Я расскажу недавнюю историю из моей жизни. Мы были в Нью-Йорке у дочери, по случаю рождения ее сына, нашего четвертого внука, а на следующий день должны были лететь в Киев. Чемоданы нужно собирать, а у меня просто сил нет. Вот нет сил – и все. Я взял машину, Дина со мной. И поехали мы на могилу великого праведника, духовного главы, последователями которого мы являемся, учителя – Любавического ребе. Стою я у могилы. Прошу его дать мне силы. А там, на кладбище, много паломников. И для них постоянно на большом экране показывают записи его проповедей прошлых лет. И в этот момент с экрана я слышу слова Любавического ребе: «Бог дает человеку силы, когда он среди людей, когда других поддерживает».

Эти слова он как будто бы мне говорил. У меня силы для жизни появились. Я понял смысл своей жизни сейчас. И мы поехали домой собирать чемоданы, а на следующий день уже были в Киеве. С такими же, как мы с Диной.

Я не знаю, поймем ли мы когда-то, что сейчас происходит, но я знаю: если Всевышний привел нас сюда, значит так надо. Надо достойно пройти эти испытания. Я не желаю такую школу жизни, какую сегодня проходят все жители Донбасса никому пройти. Но война, эти испытания должны сделать нас лучше, добрее, дружнее. Сама судьба, сам Бог нас объединяет.

P.S. Совсем недавно в общине гуляли свадьбу. Она из Луганска, он из Донецка. Оба лишились домов, вещей, но нашли счастье. За их свадебным столом сидели такие же люди – без планов, без понятного будущего, но с добрым сердцем и верой друг в друга.  

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять