RU
Все новости

Больница и война: раненые, роженицы и медики-герои Красноармейска

Вот уже год как жизнь на Донбассе кардинальным образом изменилась. Раскольный референдум, война (которую правительство скромно называет АТО), тысячи погибших и сотни тысяч беженцев (которых дипломатично нарекли «переселенцы») ударили по всем и каждому. Досталось и Красноармейской центральной районной больнице (КЦРБ), которой пришлось научиться работать в новых условиях.

Выручали волонтеры

«Еще в мае прошлого года к нам начали поступать раненые бойцы из зоны проведения АТО. С тех пор их прошло через райбольницу более 740, причем свыше 420 пусть ненадолго, но были госпитализированы, – рассказывает главврач Сергей Шутько. – Военные хирурги со Львовщины прибыли к нам лишь в ноябре, а военный мобильный госпиталь появился в феврале... До этого со всеми контужеными и ранеными занимались наши местные медики. Здесь их сортировали по степени тяжести, оперировали на месте, зашивали, перевязывали, делали рентген. А потом отправляли в медцентры более крупных городов. Как правило, в Днепропетровск».

Справиться с потоком такого рода травм было чрезвычайно сложно: у 80 процентов раненых пострадали конечности – руки и ноги. И опыта в их лечении не было, равно как соответствующих медикаментов. Городская власть выделяла помощь, а центральная, такое впечатление, о красноармейских медиках забыла, начав помогать лишь полгода назад.

«Очень выручали волонтеры, – отмечает Сергей Леонидович. – Помощь шла как от организаций, так и от частных лиц. Доставляли продукты, медикаменты, одежду. Наша начмед Виктория Переяслова наладила контакты со многими волонтерами в разных уголках страны: из Киева, Днепропетровска, Харькова. Помогали и местные жители, которые несли сюда по крупицам кто что мог... В последнее время ввиду того, что поток раненых, к счастью, стал значительно меньше, да и везут их сразу в военный мобильный госпиталь (там, кстати, есть великолепные специалисты – нейрохирург, сосудистый хирург, которые обслуживают не только военных, но и мирное население нашего города), образованный на базе нашей железнодорожной больницы, волонтеры в КЦРБ – редкие гости».

Жизнь под прессом стресса

У мирного населения проблем тоже хватает. Люди вот уже более года живут в состоянии стресса. В любой момент ждут атаки, прилета снарядов. Как «Отче наш» выучили, где находятся ближайшие убежища. Практически у всех готовы «тревожные чемоданчики» – с документами, запасом лекарств и водой. Все это, безусловно, сказывается на здоровье.

«Количество умерших от инсультов и инфарктов лишь за первый квартал 2015-го было таким же, как за предыдущие два года. Гипертонических кризов стало намного больше, они помолодели лет на десять. Кардиология и неврология у нас забиты постоянно, – делится главврач КЦРБ. – Остальных пациентов, на первый взгляд, стало меньше. Но вовсе не потому что люди стали здоровее. Инфляция и дикий рост цен на лекарства привели к тому, что местные жители идут в больницу лишь в крайнем случае, предпочитая лечиться дома. Как следствие, к нам попадают с запущенными формами болезни и умирают от пневмонии, инсультов, инфарктов. Очень много переселенцев, которых в Красноармейске только официально – свыше 20 тысяч. Чтобы их здесь обслуживали, достаточно написать заявление на имя главврача с просьбой лечиться у нас на время АТО».

Огромной бедой стали оборванные связи. Как человеческие, так и рабочие.

«Раньше тяжелобольных, которым мы не можем оказать помощь на месте (тромб в легком, повреждения глаз, черепно-мозговые травмы, операции малышам, тяжелые беременности), мы отправляли санавиацией (в нашем случае – специально оборудованной машиной «скорой помощи») в Донецк, где были разнопрофильные специалисты высочайшего класса, современная аппаратура, – продолжает главврач. – После начала конфликта мы еще какое-то время подвозили наших больных к блокпостам, где их «перехватывали» наши донецкие коллеги. Но со временем жестче стали и боевые действия, и пропускной контроль. Человека, нуждающегося в любой сложной операции, которая не в нашей компетенции, мы теперь вынуждены переправлять в другую область. Чаще всего – в Днепропетровск. Все вопросы доставки «тяжелых» в другое лечебное учреждение решаем на уровне личных договоренностей, с выходом на департаменты здравоохранения Донецкой и Днепропетровской областей, в подчинении которых находятся «скорые помощи».

Роженицы паникуют от скрипа двери

Если за весь прошлый год в акушерском отделении КЦРБ приняли более 800 родов, то только за первый квартал 2015-го – уже свыше 400.

«Нагрузка возросла колоссально. И физическая, и моральная, – признается зав. акушерским отделением Анна Паниотова. – Будущие мамочки из зоны проведения АТО поступают к нам порой недообследованные. Отсюда и проблемы во время родов, с детками... Мы приняли уже до 200 рожениц сверхнормы. Это женщины из ставших «горячими точками» Авдеевки, Донецка, Макеевки, Горловки, Марьинского района. Плюс – примерно 150 человек из близлежащих населенных пунктов, которые ранее обслуживались на ТОЙ территории».

Порой женщин привозят буквально из подвалов. Анна Георгиевна вспоминает, что одну такую, выбиравшуюся из Горловки под обстрелом, привезли уже с малышом, появившимся на свет под грохот взрывов. Еще у одной нашей землячки, тоже из Горловки, произошли преждевременные роды. Недоношенного малыша родственники предлагали оставить в роддоме. Но мать не согласилась. Кроху удалось выходить (уже в Селидове). Недавно пришлось делать кесарево сечение женщине из Авдеевки, которая рассказывала о постоянных обстрелах этого города...

«Конечно, очень отличаются «мирные» роженицы и те, кто прибыл с территории, где идет война, – признается Анна Паниотова. – Женщины из зоны АТО пугаются даже скрипа двери. Они очень нервные, раздражительные. Но мы понимаем, что им пришлось пережить... И стараемся быть как можно мягче. Хоть порой, конечно, очень обидно бывает, когда они на нас шумят. Мы ведь тоже не железные. Акушерское отделение рассчитано на 40 коек, 20 из которых – патологии, 20 – для родивших. Случалось, что приходилось койки доставлять – бывало до 50 рожениц. Нередко мечемся от одной операционной к другой, от одного родзала – к другому. Домой приходим и буквально проваливаемся в сон. Усталость накопилась огромная. Но в то же время чувствуем и огромную радость – с начала войны ни одна мамочка не отказалась от ребеночка! А в этом году у нас было уже четыре двойни, тогда как в прошлом – ни одной...»

По словам Анны Георгиевны, в отделении работают две детские медсестры и одна акушерка, ранее трудившиеся в зоне проведения АТО. Но очень не хватает неонатолога (термин произошел от латинского слова «неонатус» – новорожденный) – врача, занимающегося выхаживанием деток с момента рождения в течение первого месяца. Основными пациентами таких специалистов являются новорожденные с синдромом дыхательных расстройств, требующие особого ухода из-за недоношенности, низкого веса при рождении, задержки внутриутробного развития, врожденных пороков развития, сепсиса. Фактически – это первый педиатр малыша.

Оборудование и нужды

«В первичке ощущается острая нехватка семейных врачей. КЦРБ нужны обычные педиатры, инфекционист, – продолжает тему Сергей Леонидович. – У нас также есть необходимость в специалистах по ремонту оборудования».

Кстати, об оборудовании. Оно в КЦРБ очень даже серьезное. Недавно был проведен ремонт, благодаря которому неонатологический блок при акушерском отделении теперь соответствует современным медицинским требованиям. «Здесь с помощью дорогостоящего оборудования будут выхаживать новорожденных и недоношенных. Подвод кислорода и электричества – индивидуально к каждому месту малыша, система кондиционирования создают специальный микроклимат, – показывает Сергей Шутько. – Надеюсь, летом мы запустим томограф. Работы выполнены более чем на 90 процентов. Мы его уже опробовали, все работает как положено. Но чтобы полноценно эксплуатировать такое дорогостоящее оборудование, нужно закончить работы по вентиляции. А с этим – проблемы, т.к. с началом войны начались сложности с подрядчиками, деньги «зависали» на счетах Госказначейства, работа стопорилась. Но теперь финиш близок».

В то же время КЦРБ нуждается в элементарных стиральных машинках, морозильных камерах для хранения крови, холодильниках для пищеблока. И всегда рада любой помощи. Даже обычным памперсам, которые не всегда могут себе позволить роженицы-переселенки, приезжающие сюда порой из-под обстрелов в одних халатиках и тапочках на босу ногу...

Александр Евгенченко 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять