RU
Все новости

Татьяна Аникеева: «Врачей оценивают не по региону, а по качеству оказания медицинской помощи»

Врачи делятся на три категории: врач от Бога, врач – ну, с Богом, и врач – не дай Бог! Эту шутку я вспомнила не случайно. В поисках очередного героя для статьи судьба меня свела с Татьяной Аникеевой. В свои 36 лет эта женщина в своем деле добилась немалого. Она – врач высшей категории и доктор медицинских наук! В Донецке на протяжении многих лет работала доцентом кафедры общей практики – семейной медицины в Государственном университете имени Максима Горького (кафедра находилась на базе Института неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака – ред.). Татьяну знали и ценили как отличного терапевта, кардиоревматолога, специалиста сосудистой хирургии.

Работа по рекомендации

Привычный жизненный уклад был сломан в мае 2014 года. Донецк стали бомбить. И больше всего доставалось району, где жила Татьяна с сыном Мишей. «Как сейчас помню: 26 мая произошла первая бомбежка, а уже через день мы уехали. Очень страшно было, тем более мы жили около железнодорожного вокзала. 29 мая нужно было быть в Министерстве здравоохранения для подтверждения высшей категории. Два билета были куплены заранее, чтобы показать ребенку красоты Киева. Так и осталась в этом городе по сей день. Я один раз возвращалась в Донецк буквально на пару дней. Это было в конце июня. Взяла необходимые вещи с мыслью переждать ситуацию и вскоре вернуться домой. А это время решено было пересидеть у подруги в Киеве», – рассказала она.

Когда ситуация прояснилась, Татьяна поняла, что осталась без работы и домой вернется не скоро. К тому же война расколола не только Украину, но и семейные отношения. В такое непростое время женщина стала для своего 9-летнего сына не только мамой, но и папой. «Однажды гуляя по бульвару Шевченко, увидела ректорат Киевского национального университета имени Богомольца. Решила пойти на прием к ректору, но ее на месте не оказалось. У начальника отдела кадров попросила электронный адрес, на который отправила свое резюме. Удивительно, но буквально через неделю мне позвонили и пригласили на собеседование к Амосовой Екатерине Николаевне. С Амосовой я была знакома заочно: она была членом экспертного совета Высшей аттестационной комиссии по кардиологии. Когда я познакомилась с Екатериной Николаевной, рассказала свою историю, она предложила мне преподавать в университете. Я объяснила, что у меня нет возможности сейчас поехать и забрать трудовую книжку, официально рассчитаться. Но она взяла меня на работу без этих документов. Только рекомендации от коллег! За это Екатерине Николаевне большое спасибо», – отметила врач-терапевт.

Сейчас Татьяна Аникеева преподает терапию студентам IV, V, VI курсов в медицинском университете на кафедре «Внутренняя медицина №2». «За нашей кафедрой закреплено три базы. На выбор были предложены больница №9, Александровская городская больница (бывшая Октябрьская) или военный клинический госпиталь. Я выбрала последний. Если спросите – почему? – я до сих пор не знаю… Первое время у меня был шок от увиденного. Столько мальчиков, которые понятия не имеют, где они и за что им столько боли душевной и физической. Очень интересно слушать рассказы маститых вояк, которые прошли войну в Афганистане», – вспоминает врач высшей категории, которая кроме своей основной педагогической работы консультирует как терапевт и кардиолог отделения неврологии, торакальной и сосудистой хирургии.

Предвзятое отношение коллег

Когда наша землячка пришла на работу в госпиталь, первое время у коллектива к ней было двоякое отношение. «Сами понимаете, всему виной клеймо «я из Донецка». У людей было очень много вопросов ко мне. И было видно, что они мыслят телевизионными шаблонами. Пообщавшись, люди поняли, что на востоке Украины есть умные, думающие, интеллигентные люди и профессионалы своего дела. Практически никто из этих врачей никогда не был на Донбассе, также как и мои земляки, которые не видели остальной Украины. Но благодаря пропаганде они друг друга заочно не любят. Хотя порой и сами не понимают за что.

В то же время услышала много хорошего от хирургов госпиталя. Они в свое время были в Донецке на конференции. Так что не понаслышке знают потенциал наших специалистов из Института неотложной и восстановительной хирургии. Кроме того, они познакомились с городом: посетили «Донбасс Арену», сходили на спектакль в театр. У них совсем другое отношение к нам, к донецким…

Что касается раненных бойцов, то они оценивают врачей не по региону, а по качеству оказания медицинской помощи. Если ты нормально общаешься с человеком, то в ответ получаешь то же самое. В госпитале на лечении очень много ребят из Житомирской, Ивано-Франковской областей. С ними я без проблем разговариваю на украинском языке. И если вдруг перехожу на русский, то у них это не вызывает никакой агрессии.

Вспоминаю курьезный случай. В госпиталь доставили парня – солдата из Луганска. Он раненным попал в плен к украинским военным. Первую помощь ему оказали в Харькове, а уже потом перевезли к нам в хирургическое отделение. Он очень долго в полубредовом состоянии кричал: «Зачем вы меня сюда привезли? Лучше бы прикончили на месте!». Ну ничего, выходили, вылечили. Еще и спасибо сказал», – рассказала дончанка историю из своей врачебной практики.

Татьяну, как и многих переселенцев, мучает ностальгия по родному дому. И, конечно же, женщина безумно скучает по родителям и друзьям, которые остались в Донецке. Но она пока не готова морально вернуться туда и жить в нынешних реалиях. «Очень хочется надеяться, что скоро здравомыслящие люди наконец-то договорятся. Вернусь ли я домой? Пока на этот вопрос у меня однозначного ответа нет. Киев меня принял, дал возможность дальше реализовать себя», – подытожила Татьяна Аникеева.

Анна Курцановская 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять