RU
Все новости

Великая кредитная война

На прошлой неделе Верховная Рада опять пыталась решить проблему валютных заемщиков. Сами заемщики заблаговременно устроили перед стенами украинского парламента «валютный майдан». К моменту голосования за законопроект о реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте у здания Верховной Рады уже четыре дня голодали 12 участников акции протеста. Они требовали… вернуть курс доллара по пять гривен. Во всяком случае именно это было написано на их транспарантах. Проходящие мимо непосвященные, глядя на такое, крутили пальцем у виска. А 21 мая, в день решающего голосования, на помощь голодающим выдвинулись еще около 300 человек. На митинг. Акция была относительно мирной лишь до того момента, пока не стало известно, что парламент, приняв профильный законопроект во втором чтении, неожиданно… отправил его на дополнительное третье чтение. После этого у здания Верховной Рады гремели барабанами металлические бочки, горели шины, а протестующие дрались с милицией, попутно бросая дымовые шашки и бутылки с зажигательной смесью. В общем, все было как и положено на настоящем майдане, только в миниатюре. Пытаясь как-то успокоить разъяренных заемщиков, спикер Верховной Рады Владимир Гройсман заявил, что в ближайшее время проект будет доработан с общественностью для того, чтобы он отвечал идее, которую в него изначально закладывали. «Законопроект о реструктуризации валютных кредитов начали выхолащивать, то есть проект с одной стороны начал терять свою сущность, а с другой – для утверждения его в таком варианте не было голосов, – сказал он. – Поэтому я думаю, что в рамках коалиции мы нашли удачное решение и не дали выхолостить этот документ. Мы дали возможность принять его достаточно профессионально и качественно, и на самом деле помочь людям, которые сегодня страдают от уплаты непомерных процентов по кредитам». Однако, судя по радикальности предпринятых действий, валютные заемщики не особенно верят в скорое, а главное – приемлемое для них разрешение своего вопроса. Почему же? Видимо потому, что у них есть богатый, многолетний и, преимущественно, негативный опыт…

Доллар развеивает иллюзии

История валютных кредитов в Украине – похлеще любого детектива. Примерно в 2006-2007 годах в Украине этот вид кредитования расцвел невиданным ранее цветом. Проценты по кредитам в валюте были в 1,5 – 2 раза ниже, чем в гривне. Если к этому добавить, что валютным заемщикам банки давали еще и кучу дополнительных бонусов, становится понятно, почему к началу 2008 года более 70% всех кредитов в Украине было выдано именно в валюте. Здесь сразу можно заметить, что такой высокий процент существенно подмывает аргументы тех, кто сейчас говорит, что украинцы, взявшие валютные кредиты, – просто тупы, не способны элементарно мыслить, а потому – сами виноваты. Тогда получается, что в Украине таких – подавляющее большинство. Однако истинная причина такого повального кредитования населения в валюте заключается в соответствующей политике, проводившейся украинскими банками на тот момент. А население лишь пошло у них на поводу. Впрочем, как и всегда.

Мировой финансовый кризис в 2008 году быстро развеял иллюзию супервыгодности валютных кредитов, продвигавшуюся банками. Уже к концу 2008 года курс доллара бодро (как тогда казалось) достиг отметки 9 – 9,5 грн. Это сразу существенно осложнило выплаты заемщиков в валюте, и темпы погашения таких кредитов плавно сползли на уровень плинтуса. По понятным причинам самые большие проблемы возникли у тех, кто взял ипотечные валютные кредиты и аналогичные кредиты на покупку авто. Остальные с горем пополам смогли свои долги закрыть.

Банки, не мудрствуя лукаво, начали кампанию по отъему залоговой недвижимости и автомобилей у должников. Учитывая повальный характер валютных кредитов, такие шаги настолько накалили ситуацию в социуме, что власти решили слегка притормозить процесс. Уже 23 декабря 2008 года Минюст Украины дал официальные разъяснения для граждан по поводу принудительного взыскания имущества, являющегося предметом ипотеки. Его суть была в том, что «принудительное взыскание предмета ипотеки или залога возможно только на основании суда».

А помнишь, как все начиналось

Вся дальнейшая история вопроса – яростная борьба банков и их валютных заемщиков, в которой государство подыгрывало то одним, то другим. 14 января 2009 года Верховная Рада опосредовано вносит изменения в Закон «Об ипотеке» через принятие другого Закона «О предотвращении влияния мирового финансового кризиса на развитие строительной отрасли и жилищного строительства». Суть изменений в середине февраля популярно объяснил заемщикам все тот же Минюст: теперь банки имеют полное право изымать у клиентов залоговые квартиры при невыполнении условий ипотечного договора. Банки снова начали забирать залоги у тех, кто, по их мнению, не хочет возвращать кредит, т.е. у кого есть просрочки по взносам более трех месяцев или просто ухудшилось материальное положение. Но социальная ситуация опять настолько обострилась, что уже 27 февраля 2009 года Нацбанк Украины провел первый целевой валютный аукцион для поддержки заемщиков. По сути, это была первая более или менее реальная программа поддержки. Ее суть тогда коротко, но точно выразил председатель правления банка «Хрещатик» Дмитрий Гриджук: «Это хорошее дело. Люди смогут купить валюту для погашения и обслуживания валютных кредитов не по 9 гривен в обменниках, а по 7,9 в самом банке». Почти немедленно выяснилось, что украинцы в месяц выплачивают по валютным кредитам примерно $500 млн.

Этот факт доступно объясняет странное и нелепое на первый взгляд требование нынешнего финансового майдана вернуть доллар по 5 грн. Скорее всего, речь идет именно о возможности покупки валюты для погашения кредитов по низкому льготному курсу. Кстати, тогда так же как и сейчас у банков возникли не только проблемы с валютными заемщиками, но и с обладателями валютных депозитов. Последним не могли выдать их вклады. Как и сейчас, НБУ принял запрет на досрочное снятие депозитов, в том числе валютных. В качестве одного из способов решения ситуации тогда в Украине возникла электронная «Биржа депозитов». На бирже формировались пары: владелец валютного депозита и валютный заемщик. Они договаривались, что заемщик купит депозит с дисконтом в 10 – 15%. Потом оба шли в банк и проводили взаимозачет, депозитом закрывали кредит или его часть. Так вкладчик получал «живые деньги», а заемщик меньше платил по кредиту.

Первый мораторий, первое вето

Все эти механизмы лишь частично и временно решили проблемы валютных заемщиков. Достаточно быстро выяснилось, что валюты по льготному курсу на всех банально не хватает. Со всеми вытекающими для находящихся в залоге квартир и машин последствиями. Пытаясь с этим бороться, заемщики смогли провести в Верховной Раде Закон «О защите имущественных прав граждан в период выхода экономики Украины из состояния финансового кризиса». 21 мая парламент принял этот закон. По закону, на период выхода экономики Украины из финансового кризиса вводился мораторий для держателей залога или ипотеки на обращение взыскания на предмет залога или ипотеки в случае, если им является жилая недвижимость, в которой постоянно проживают граждане. Но радость была недолгой. Уже 26 июня 2009 года тогдашний президент Виктор Ющенко наложил вето на этот закон, причем именно потому, что он мешал забирать жилье у тех, кто не возвращает кредиты. Преодолеть это вето парламенту в середине ноября 2009 года не удалось, и разрешение банкам отбирать жилье у должников осталось в силе.

В принципе, в этой войне неизменно побеждали банки. Но все их победы оказывались пирровыми. Дело в том, что разрешение банкам отбирать залоговое жилье за долги никогда не распространялось на жилье, в котором живут заемщики. А таких случаев было подавляющее большинство. Так или иначе выбросить людей на улицу из единственных принадлежащих им квартир и домов было невозможно. Кроме того, профессионализм заемщиков в борьбе с банками заметно рос. Они уже не были теми «пушистыми зайчиками», которых бравые коллекторы доводили до инфаркта одними лишь угрозами забрать жилье за долги. Они организовались и перешли в контрнаступление.

Новое оружие

Некоторые заемщики просто потребовали расторгнуть кредитный договор на основании роста курса валюты, в которой был выдан кредит. Действующее законодательство позволяло в случае существенного изменения обстоятельств требовать от банка или в суде снижения ставки по кредиту или изменения курса погашения. Некоторые потребовали вообще расторгнуть договор, так как банк не имел права выдавать кредиты в валюте без индивидуальной, отдельной на каждый кредит лицензии Нацбанка. Кроме того, так как единственным законным платежным средством в Украине является гривня, никто как бы не мог требовать от человека гасить кредит в валюте. Классикой в этом смысле стал тогда один случай. Должник подал иск к банку о расторжении договора и попросил суд обязать банк принять новый вариант погашения остатка кредита, пересчитанного по курсу 5 грн. за доллар, с беспроцентной рассрочкой на 5 лет. Суд иск удовлетворил. Конечно, этот путь был не для широких масс, но все же. Получив целую серию таких судебных решений, Ассоциация украинских банков обратилась в Верховный суд Украины, чтобы тот дал разъяснения судам, и те не принимали решения по «надуманным» искам заемщиков.

Вся эта ретроспектива хорошо показывает, на что способны стороны конфликта, разгоревшегося при росте курса доллара с 7,9 грн. лишь до 9-9,5 грн. Схватка постепенно угасла лишь при длительной стабилизации курса доллара на отметке 8 грн. И, судя по статистике, закончилась она полной победой заемщиков. К концу 2010 года 83% всех валютных кредитов украинских банков, выданных населению, приходилось на ипотеку, а долги по ипотечным валютным кредитам с начала этой войны существенно не изменилась и составляла $9,8 млрд.!

Выше курс – яростнее митинги

Новый виток войны кредиторов и заемщиков пришелся на начало прошлого года. Его инициировал доллар, курс которого рванул к новым, еще не освоенным высотам. С апреля 2014 года, когда курс доллара уверенно пересек отметку 12 грн., митинги валютных заемщиков под стенами Нацбанка Украины стали более или менее регулярными. Причем их активность и даже агрессивность напрямую зависела от курса доллара. Так, к примеру, в феврале нынешнего года, когда доллар лишь за два дня взлетел с 17 грн. до 25 грн., митинг под стенами НБУ властям даже пришлось разгонять Нацгвардией. Акция получила серьезный резонанс, после чего глава МВД Арсен Аваков заявил, что разгон не санкционировал и уволил главу Печерского райуправления ГУ МВД в Киеве.

Нельзя сказать, что проблемой последний год власти вообще не занимались. В самом начале июня 2014 года Верховная Рада опять приняла Закон «О запрете (моратории) на принудительное отчуждение движимого и недвижимого имущества заемщиков (должников)». Таким образом, банки снова не могли ни принудительно, без согласия владельца забрать залоговое имущество по валютным кредитам, ни продать закладную третьему лицу. Кроме того, документом запрещалось принудительно взыскивать с заемщика еще какое-то имущество, если проданной по кредитному договору недвижимости (после ее переоценки) не хватает для погашения всей задолженности перед банком. До этого банки активно практиковали попытки отобрать у заемщика еще какое-нибудь имущество – обычно жилье или авто – в дополнение к находящемуся в залоге. По понятным причинам банкиры были не в восторге от принятого закона. «Это плохо скажется на выплатах, – прокомментировал принятый тогда закон директор по работе с проблемными задолженностями банка «Нацкредит» Андрей Вдовиченко. – Ведь банки теряют ключевой рычаг – залог: если человек будет понимать, что его не смогут выселить за неплатежи, то у него не будет стимула для погашения займа». Впрочем, у финансистов была другая страшилка. Они продолжили пугать заемщиков пенями и штрафами: их продолжали насчитывать в течение всего времени не погашения в расчете на принятие со временем документа на отмену моратория. В результате лет через 10 лет его задолженность уже может превышать сумму первоначальной суммы кредита. А мораторий как раз к тому времени и отменят…

Решение отложить на будущее

Примечательно, что новый закон должен был утратить силу после того, как вступит в силу другой закон, предусматривающий конвертацию валютной ипотеки в гривну. Однако почти немедленно премьер Арсений Яценюк завернул предложение, подразумевавшее автоматическую конвертацию по курсу 7,99 грн. за доллар. Правительство поддержало другой законопроект, разработанный Независимой ассоциацией банков. «Здесь перевод в гривну происходит не по 7,99 грн. за доллар, а по текущему курсу Нацбанка на момент заключения нового договора, – сообщил тогдашний глава НБУ Степан Кубив. – Но человеку при этом сохраняется старый размер платежа: сколько он платил в гривневом эквиваленте до 1 января 2014 года, столько должен продолжить платить и дальше. Понятно, что в валюте – это будет другая сумма, и выплата ипотеки будет происходить медленнее. Так что банкам придется продлить сроки кредитных договоров».

Насколько именно нужно будет продлить сроки договоров, решать должны были сами банки. Едиными для всех должны были стать лишь два правила – неизменность суммы кредитного платежа и максимально допустимая процентная ставка по гривневому кредиту в 17%. Правда, был один неприятный нюанс. «Все это временная мера, утверждаемая документом лишь на два года, – пояснила начальник управления кредитных продуктов в UniCredit Bank Марина Ревуцкая. – После их истечения процентная ставка повышается с 17% до уровня рыночной, и размер платежа вырастет где-то в два раза. То есть проблема не решается, а отсрочивается». Всем этим планам сбыться было не суждено. 19 июня Верховная Рада не поддержала в первом чтении законопроект «О переводе кредитных обязательств из иностранной валюты в национальную».

МВФ против?

Проекты, которые по идее должны были решить проблему, появлялись как грибы после дождя, но до финишной ленты никто не доходил. В конце концов фаворитом стал компромиссный законопроект, дававший возможность заемщику в течение трех месяцев обратиться в банк с заявлением о реструктуризации обязательств по валютному кредиту. Норма распространялась только на кредиты на жилье, являющееся единственным. При этом общая сумма неуплаченных обязательств по такому кредиту не должна была превышать 1 млн. грн. по официальному курсу гривны на 1 января 2014 года. Пересчет же в гривну такого валютного кредита должен был происходить по курсу, установленному на дату проведения реструктуризации. Глава Минфина Наталья Яресько заявила, что рассчитывает, что проект станет законом уже в сентябре 2014 года. Но и этого не случилось. Основной кредитор Украины – Международный валютный фонд – раскритиковал этот механизм как негативный прецедент, снижающий общую платежную дисциплину заемщиков.

Новые законопроекты плавно чередовались с новыми акциями протеста валютных заемщиков. А тем временем долги физических лиц по потребительским кредитам в валюте на 1 января 2015 года составили 59,9 млрд. грн. Примечательно, что более 36% этой суммы находилось в банках, уже признанных неплатежеспособными…

Казалось бы, свет в конце тоннеля все-таки появился, когда 28 декабря 2014 года Верховная Рада приняла в целом Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О моратории на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте» относительно усиления защиты прав заемщиков». Однако 15 января 2015 года президент Петр Порошенко наложил на него вето. При этом некоторые впервые обратили внимание на то, что согласно пункту 19 меморандума Украина – МВФ, «при принятии закона, который потребует принудительной конвертации валютных ипотечных кредитов в гривневые, президент должен будет наложить вето». Преодолеть это вето уже в феврале нынешнего года депутаты не смогли.

Последняя попытка?

Представляя президентское вето в парламенте, нынешний глава НБУ Валерия Гонтарева заявила о новом механизме решения проблемы, которые продвигает главный банк. «Мы разработали меморандум по урегулированию потребительских кредитов в валюте, – сказала она. – Активными участниками диалога по наработке этого меморандума стали банки, в портфелях которых находятся 90% от объема кредитов в иностранной валюте. Есть три ключевых положениях, которые сейчас рассматривает НБУ в рамках подготовки меморандума. Это возможность реструктуризации задолженности кредитов в иностранной валюте по ипотеке, если остаток основной части на 1 января 2015 года не превышал 2,5 млн. грн., переведение валютных кредитов по курсу гривны на день реструктуризации, и, по состоянию на начало 2014 года, по кредиту не должно быть непогашенного кредитного долга. При этом это должен быть кредит на приобретение жилья, которое является единственным жильем заемщика. Также предлагается предусмотреть процедуру списания 50% для социального жилья, площадью не больше 60 кв. м квартир и 120 кв. м для домов. По другим кредитам банкам предлагается списать не менее 25% долга. Этот меморандум уже подписали 12 банков. Они добровольно согласились взять на себя такие обязательства, часть убытков. Прямые убытки этих банков с наибольшими портфелями составят около 15 млрд. грн., или 40% от всего объема валютных кредитов».

Но уже к началу мая стало понятно, что и эта затея решением не стала. 8 мая НБУ сообщил о вступлении в силу Меморандума о реструктуризации валютных займов. Но оказалось, что как раз банки с самыми большими портфелями валютных кредитов документ и не подписали. «Банки сами будут выбирать, в какой степени они будут выполнять этот Меморандум по реструктуризации с точки зрения отношений с регулятором общественного мнения и объективной ситуацией по тому или иному заемщику, – сообщил бывший член совета НБУ Василий Горбаль. – Кроме того, у банков есть встречное требование – отмена Верховной Радой моратория на отчуждение жилья». «При наличии в Украине моратория на отчуждение жилья не все банкиры пойдут на реструктуризацию, – сказал действующий член совета НБУ Роман Шпек. – Потому что отмена моратория – это условие меморандума». «Меморандум носит декларативный характер, и даже исходя из условий документа, не действует, – резюмировал партнер компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. – Это документ, чтобы сбить ажиотаж, связанный с курсом, и успокоить толпу. Пока что все предложенные сценарии по реструктуризации валютных кредитов – это попытка отвлечь внимание валютных заемщиков».

Найдется ли решение для проблемы валютных кредитов физических лиц до того, как эти самые лица не решатся устроить уже полноценный майдан? 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять