RU
Все новости

Жизнь Горловки в стиле сюрреализма

Сюрреализм – причудливо-парадоксальное сочетание реальных и нереальных предметов и событий. Жизнь в Горловке на сегодняшний день как раз и является примером этого определения.

Тишину и спокойствие на улицах могут нарушить звуки канонады вдалеке или перестрелки где-то совсем рядом. Рядом с легковыми автомобилями на стоянке такси может припарковаться танк или БТР, молодая семья выходит на прогулку с малышом, и только он не в камуфляже, в отличие от родителей.

Три месяца перемирия позволили жителям города как-то вернуться к привычным делам или начать налаживать совершенно новую, пока еще непонятную жизнь в новом, непонятном государстве.

Неопределенность ситуации усугубилась после майских праздников, когда город украшали самые разнообразные флаги. Уже через пару дней остались только красные, правда, без серпа и молота, просто красные. И словно спохватившись, городские власти дали указание разнообразить картину – над учебными заведениями, учреждениями три обязательных флага – нейтральный красный, флаг РФ и флаг «ДНР». В некоторых случаях есть четвертый – флаг Горловки.

Бесконечно длинные очереди на «границе», в пригороде Артемовска. Вереницы автобусов, автомобилей, пешеходов. Многие в городе сейчас говорят «та территория». И это не уменьшает поток желающих попасть на нее. Это своеобразная дорога жизни, которая помогает населению как-то выжить в условиях блокады. Те, у кого есть пропуск, везут с «той территории» все, что позволяет пограничная служба. Продукты, лекарства, предметы личной гигиены, одежду, обувь, наличные деньги. Те, у кого пропуска нет, ищут возможность оформить его за соответствующую плату. Как будет выглядеть граница дальше – пока неизвестно. Но уже не в первый раз я вижу, как к КПП свозят огромные бетонные блоки. Донбасский вариант Берлинской стены? Не хочется думать об этом, хочется верить в то, что здравый смысл победит, и стороны как-то договорятся.

Сюрреалистично выглядят девушки в камуфляже и туфлях на каблуках, подростки в джинсах, футболках и солдатских пилотках, георгиевские ленточки, которыми подвязывают ручки порвавшегося полиэтиленового пакета, яркие плакаты в транспорте с надписью «Деды победили, и мы победим!».

В высокой майской траве прямо посреди двора спит человек. Я пробегаю мимо, останавливаюсь, вдруг ему плохо? Нет, просто спит. В форме. Босиком. Обувь стоит рядом. Спящий крепко обнимает автомат. В трех метрах от уставшего воина – детские качели. Карапуз лет трех катается под присмотром мамочки, разговаривающей по телефону.

Ощущение того, что жизнь налаживается и скоро станет прежней, возникает, когда слышишь новости – начинает работу пока еще в сокращенном временном режиме железнодорожная станция Никитовка. И тут же пугающая, тревожная информация: одна из крупнейших шахт города – шахта им. Ленина – готовится к закрытию. Вывозят оборудование, перестают откачивать воду. Слухи, полуправда, полувымысел…

Работает детский театр кукол. Плотный график представлений. О нем сообщают расклеенные в городе афиши. Дворец детского и юношеского творчества (ДДЮТ) продолжает работу и готовит отчетные представления и концерты к концу учебного года. В бывшем кинотеатре «Шахтер» работают танцевальные студии, и репетируют музыкальные коллективы города. Тут же производятся запись и выдача талонов на получение гуманитарной помощи инвалидам.

Город утопает в цветущей сирени. Тюльпаны и ирисы украшают клумбы. Женщина лет 60 продает поздние нарциссы. Покупаю букет. Разговорились. Упомянула в разговоре Днепропетровск и обомлела от последовавшего вопроса: «А его кто захватил? Там чьи войска?».

«Да нет там войск, – говорю. – Там мирная жизнь». На что она недоверчиво покачала головой. Озадачил ее мой ответ. Ее мир, похоже, тоже несколько сюрреалистичен.

Ночная артдуэль (слово-то какое!) 13 мая принесла новые разрушения и посеяла панику. Взрыв газовой заправки в центре города тоже не прибавил оптимизма горожанам. Вместе с тем, комендантский час с 17 мая длится с 22.00 до 5.00. Еще шажок навстречу миру?

Полночь. Где-то совсем рядом застрекотал автомат. В ответ глухо ухнуло. «Переговоры» продолжались примерно полчаса, потом все стихло. А утром дети пошли в школы, детские сады. Те, у кого есть работа, отправились на рабочие места. К вечеру городские улицы пустеют, даже во дворах почти нет людей.

Сюрреалистическая картина жизни города, в котором до войны жили почти 300 000 человек.

Есть город, и есть «та территория». 

Татьяна Короткова

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять