RU
Все новости

Женя Машкина: «Как подумаю о дочке, так хочется ходить! Мне же ее в школу нужно будет вести»

Война, которая идет уже второй год, нанесла стране страшный удар. Тысячи погибших и раненых, десятки разрушенных городов и поселков. Привычная жизнь миллионов людей рухнула; под обломками осталось прошлое, а перспектива весьма туманна.

У Жени Машкиной война забрала надежду на полноценную жизнь. Операция, которую она так отчаянно ждала, была назначена на май 2014 г. Благотворительный Фонд «Сопричастность» начал сбор средств. Пошли первые пожертвования. А в апреле в Славянск пришла война. Фонд прекратил свое существование.

Вернувшись в конце лета домой, Женя попыталась связаться с Фондом, но было ясно, что шансов собрать денег на операцию у нее нет. В очередной раз Женька задавала себе извечный вопрос: «Почему мне так не везет?»

Лучик света в трагических событиях

Женя Машкина после смерти матери воспитывалась у бабушки, которая через пару лет плохо стала справляться с активным подростком. И после обоюдных жарких споров решено было определить ее в интернат. Бабушка решила, что государственная система воспитания будет правильнее, чем ее. А внучке казалось, что в круглосуточном учебном заведении будет больше свободы и друзей, чем у строгой бабули...

Общительная Женька друзей нашла быстро. Со свободой было хуже, но детвора всегда находила лазейки в строгом интернатовском режиме.

Однажды поздним декабрьским вечером ребята возвращались «домой». Двери были закрыты. А вот окна на третьем этаже – нет. Раньше запоздавшие подростки возвращались в свои комнаты через второй этаж, но когда там поставили решетки, путь усложнился...

Женя сорвалась с высоты третьего этажа. Упала спиной на газон. От тяжелых смертельных травм милостивая судьба ее спасла. Были сломаны «всего» два позвонка поясничного отдела. В травматологии интернатовскую пациентку кое-как подлечили, в учебном заведении (куда хлынули комиссии) дело быстро замяли, а проблемную ученицу после 9-го класса вежливо «попросили».

Женя ушла вместе с другом, который успел закончить одиннадцатый класс. Свою учебу девушка продолжила в вечерней школе, а через год в ее жизни появился новый смысл: Женя узнала, что беременна. Всю свою скопившуюся любовь она выплеснула на маленького Ромку. Правда, никто ей не сказал, что с ее травмой роды – это большой риск. Поврежденные позвонки спровоцировали защемление нервов, и Женя стала чувствовать последствия уже, казалось бы, забытой травмы.

Проблемы со здоровьем казались мелочью по сравнению с тем чудом, которое вошло в жизнь. Появились новые заботы и новые тревоги. Через две недели после рождения малыш оказался в больнице – никак не проходила желтушка, и ее решили лечить стационарно. Но во время очередной манипуляции что-то пошло не так... Медсестра поставила капельницу в вену на голове малыша, а сама пошла пить чай. Женя держала орущего Ромку сама и видела, что на голове сына увеличивается какая-то отечность. Она бросилась искать медперсонал. Ее отругали за панику, за то, что оставила младенца. Их с сыном выписали в тот же день, в пять вечера, а в два часа ночи ее Ромка умер. Это было страшное потрясение для молодой женщины, которая так хотела быть идеальной мамой…

Девушку отвезли в больницу, пролечили нервы и психику. Но последствия трагедии были сильнее – роды и стресс начали свое разрушительное действие. У Жени стала неметь правая часть тела, сильно болела нога. Девушка старалась поменьше думать о плохом. «Не заморачиваться», как она говорила. Молодость брала свое.

В 2007 году Женя забеременела снова. Об аборте и мысли не было – новый человечек стал для нее лучиком света в мрачных буднях.

Мы вместе можем многое

... Я пришла к ним в гости поздним сырым вечером. Дверь открыла Настя. Для своих неполных пяти лет она очень смышленая девочка. Повела меня к маме, по пути успев рассказать про новое розовое платье и свою мечту – пианино. Мама Женя сидела на кухне со спицами и нитками. Встречать гостей она не может, в последнее время передвигается по квартире на коленках. Инвалидная коляска слишком широкая и громоздкая, в дверные проемы не проходит, а долгожданные ходунки молодая женщина ждет не первый год.

Женя рассказывает о своей жизни, о том, как подруга выводит ее иногда на улицу посидеть во дворе.

- Пятый этаж. Часто спускаться не получается, – говорит моя собеседница.

Я в растерянности – в двадцать девять лет стать инвалидом, одной воспитывать ребенка (муж ушел к другой), жить на пенсию, и знать при этом, что ее неподвижность вылечивается. Были бы деньги.

О том, что ногам можно вернуть подвижность, Женя узнала, оформляя во ВТЭКе инвалидность. Знакомая врач на комиссии посоветовала обратиться в Енакиевский центр, сказав что там таких ставят на ноги. Женя тогда воспряла духом, собрала необходимые документы, которые в Енакиево отвезла родственница. Там подтвердили – шанс есть. Приезжайте. Но денег на поездку не было. Никаких…

- Даже лишней тысячи. И продать нечего, и родные не помогут. В общем, я как-то успокоилась, – вздыхает Женя. – И на себе крест готова поставить – живут же люди и хуже. Но как подумаю о Насте, так хочется ходить! Мне же ее надо будет в школу вести, и из школы забирать: через год – первый класс. А в школу ее одну нельзя отпускать. Да и вообще, надоело ползать...

И тут впервые за вечер Женя как-то оживилась, и голос ее изменился: «Скажите, а если вы напишете про нас, люди могут помочь? Я слышала, помогают…»

Я кивнула. Да, я тоже знаю, что помогают. Простые люди, не миллионеры. Помогают, потому что знают, что в нашей стране мы предоставлены самим себе со своими травмами, болезнями. Помогают, потому что сострадают и знают, как это тяжело остаться с бедой один на один.

Через время я связалась с донецким Фондом «Сопричастность», и появилась конкретная, осязаемая надежда: за несколько дней до апрельских событий 2014 года сотрудники Фонда уверенно сказали, что помогут в операции и реабилитации.

Никто не мог и предполагать о событиях, которые произойдут вскоре.

Я созвонилась с Женей в конце прошлого года. Узнала, что она живет со своей Настей по-прежнему одна, что ждет путевку на лечение в славянском санатории для спинальников. Об операции уже и не мечтает. Болезненная тема закрыта надолго.

«Сейчас столько горя вокруг, столько проблем у людей. А я живая, квартира цела…» – говорила Женя в трубку. А я представляла, как она ползает на четвереньках по этой целой квартире на 5-м этаже.

Мы с мужем навестили ее, привезли ходунки, продукты. Увидели повзрослевшую Настю-непоседу, которая открыла нам дверь.Помочь захотелось с новой силой. Но где взять эти 25 или 30 тысяч гривен? Сумма не столь большая, но взять ее просто неоткуда.

И тогда мы вновь обратились к людям. Написали в Фейсбуке статью о Жене, о Настиной мечте пойти в школу с мамой за руки. А через день пошли отзывы, вопросы, предложения и конкретная помощь. На счет Жени поступили первые деньги. Затем откликнулась наша соотечественница из Италии и передала несколько тысяч гривен. Еще подключились неравнодушные люди из Харькова. Этот город мы называем городом-побратимом. Ирина Дядченко подробно расспросила о диагнозе, договорилась с врачами.

В среду, 29 апреля, мы отправили Женю в больницу. Там ее прооперируют. Мы уверены, что все пройдет удачно. По-другому уже и быть не может.

Ольга Золотарева 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять