RU
Все новости

Битва за хлебное место?

Однако в нынешней ситуации такой смелый шаг может сыграть с ней очень злую шутку. И дефицитную, и ценовую одновременно.

Реквием по промышленности

Судя по всему, промышленности Украины выжить уже не судьба. В начале апреля министр экономики Украины Айварас Абромявичус еще раз подтвердил, что она, по сути, больше не является государственным приоритетом. «Прежде всего мы рассчитываем на доходы от аграрного сектора, – заявил он. – Украина была и остается житницей Европы.

До недавнего времени мы были седьмым экспортером пшеницы в мире, но поскольку часть наших сельскохозяйственных угодий временно оккупированна, Украина опустилась на десятое место. Тем не менее в нынешнем году Украину ожидает богатый урожай на уровне 100 млн. тонн пшеницы. Безусловно, мы собираемся укрепиться и в других отраслях, но для этого понадобится время. У Украины хорошие шансы создать ІТ-кластер на своей территории. Учитывая низкую стоимость труда и наличие инфраструктуры, у нас есть большое преимущество на рынке…» В принципе, это то же самое, что сказал еще в январе нынешнего года старший экономист американского Института мировой экономики Петерсона Андерс Аслунд. По его мнению, в результате перестройки украинской экономики с российского рынка на европейский, ее ожидают серьезные испытания, которые выдержат далеко не все ее отрасли.

«Основой процветания украинской химической промышленности всегда был дешевый российский газ, – заявил Андерс Аслунд. – Если покупать газ по низкой цене химические предприятия не смогут, придется повышать цены на конечную продукцию – химические удобрения. Но эффективно конкурировать по цене они также не смогут, так как сами предприятия старые. Их нужно будет модернизировать. Но химическая отрасль все равно вряд ли выживет».

Не лучше перспективы и у украинского машиностроения. По мнению эксперта, у него тоже нет никаких шансов на выживание. «Если посмотреть на экспорт Украины, то 35% экспорта – это продукция машиностроения. Почти все это – оружие, но не целое, а компоненты. Украинский военно-промышленный комплекс, на который приходится значительная часть машиностроительной отрасли, всегда был глубоко интегрирован в российский ВПК. Я думаю, что ничего хорошего эту отрасль не ждет».

Аслунд, как и Абромявичус, считает наиболее перспективным именно украинское сельское хозяйство. «В этом году в Украине будет наибольший урожай в истории, даже несмотря на то, что идет война. Считаю, что Украина вполне может пойти по пути Дании, которая сначала развивалась как сельскохозяйственная страна, а уже после на базе сельского хозяйства развились другие отрасли», – утверждает он.

Итак, уже очевидно, что Украина в условиях, когда главный экспортный фаворит и добытчик валюты – металлургия – практически парализован войной в Донбассе, пытается пойти ва-банк, и поставить все на сельское хозяйство. Что из этого может получиться?

Налоговый «праздник»

С начала нынешнего года украинские аграрии, на которых возложено столько надежд, неожиданно оказались в довольно сложном положении. Причем, как ни странно, случилось это не без помощи государственной власти. Еще летом 2014 года представители Минэкономразвития и торговли и Минфина выступили за повышение налогов агропромышленному сектору. По большому счету обсуждалось два варианта: или перевести хозяйства с годовой выручкой более 20 млн. грн. на общую систему налогообложения, или для фермеров, которые обрабатывают более 3 тыс. га земли и «сидят» на фиксированном сельскохозяйственном налоге, ввести налог на прибыль в добавок к НДС. В конце концов от этих грандиозных планов отказались, просто и элегантно… увеличив суммы налоговых обязательств аграриев в 20 раз. Это получилось потому, что при расчете упрощенного налога раньше использовался коэффициент нормативной оценки земли за 1995 год, а теперь берут его же, но за 2015 год. Это сразу повышает базу налогообложения пашни в 7 раз.

Вдобавок к этому, с нынешнего 2015 года вообще ликвидировали фиксированный сельскохозяйственный налог, а всех аграриев сделали плательщиками единого налога, присоединив к четвертой группе. Официально считалось, что это просто оптимизирует налоговое законодательство без последствий. Но в результате ставка налога бодро подросла втрое в сравнении с тем, что было. В сумме рост налоговой нагрузки на фермеров в нынешнем 2015 году вырос более чем в 20 раз. Поначалу казалось, что это просто казус. Однако ни петиции профильных ассоциаций в правительство, ни служебные записки Государственной фискальной службы Украины туда же видимого эффекта не дали. Хотя, нет, возможно, дали. Все руководство ГФС неожиданно отправили в отставку. А налоговая нагрузка пока изменений так и не претерпела. Зачем это было нужно?

Цена кусается

Если верить ежегодному исследованию «Плодоовощной рынок Украины-2015: итоги и прогнозы на следующий сезон» от аналитиков АПК-информ, то сильнее всего от этих перемен пострадают овощи. По сути, в Украине прогнозируется один из худших урожаев овощей за последние 5 – 7 лет. Причин тому несколько. Главная – сокращение посевных площадей из-за многократного подорожания ресурсов и недоступности банковских кредитов. Кроме того, открытым остается вопрос сбыта урожая 2015 года. Украинские консервные заводы из-за запрета на поставки в Россию вынуждены в нынешнем году снижать объемы переработки. Кроме того, аграрии из-за роста затрат массово переходят на более дешевые сорта и экономят на обработке плантаций. Это тоже не обещает рекордных урожаев. Как, впрочем, и низких цен.

К тому же, по данным Госстата Украины, продукция растениеводства уже подорожала в среднем более чем в 2 раза. В частности, стоимость зерновых культур выросла в 3,1 раза, подсолнечника – в 3,3 раза, сои – в 2,9 раза, а рапса – в 3,4 раза. И это еще не вечер.

Приватизация как панацея

А тем временем правительство решило начать в сельскохозяйственном производстве массовую приватизацию. Идея эта не нова. Еще в октябре прошлого года Европейский банк реконструкции и развития сообщил, что нашел десять аграрных компаний, готовых инвестировать в Украину в нынешнем 2015 году $1 млрд. «Данные инвестиции должны стать частью стратегии, направленной на оказание помощи экономике Украины, пострадавшей из-за событий в восточной части страны, – заявил тогда директор аграрного направления в ЕБРР Жиль Меттеталь. – ЕБРР может помочь инвесторам последовательно работать с правительством, чтобы привлечь новое финансирование для Украины и обеспечить непрерывность в процессе реформ».

В результате, уже в апреле нынешнего года министр аграрной политики Украины Алексей Павленко заявил, что планируется приватизировать 101 сельхозпредприятие и около 120 тыс. га земли сельскохозяйственного назначения. «В процессе разгосударствления сельскохозяйственных предприятий Украина будет учитывать опыт Грузии, который является успешным, – заявил профильный министр. – Мы уже подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с соучредителем Фонда инноваций и развития Грузии Георгием Вашадзе. Благодаря этому шагу в Украине будет создано около 20 тыс. рабочих мест». По его словам, конкретный перечень предприятий, подлежащих приватизации, правительство уже передало на рассмотрение Верховной Раде. Однако он пообещал, что объекты Госрезерва и Аграрного фонда, влияющие на продовольственную безопасность страны, приватизированы не будут. По официальной версии,цель происходящего – приватизация заставит сельхозпредприятия работать лучше…

Правда, есть один нюанс. В Украине до 1 января 2016 года действует мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Поэтому приватизировать в нынешнем году можно лишь предприятия, но не землю, которая у большинства из них в аренде. Впрочем, приватизация земли уже анонсирована в ближайших планах. «Рынок земли – это одно из ключевых действий, которое необходимо совершить наряду с реформой госслужбы и приватизацией госкомпаний, – сообщил на днях глава администрации президента Украины Борис Ложкин. – Он должен появиться достаточно быстро. Мораторий на продажу земли в Украине может быть снят уже с 1 января 2016 года. Я очень на это надеюсь. А все разговоры про то, что на нашу землю кто-то придет и всю купит… Земли на свете много. От России до Аргентины есть много мест, где землю можно купить совершенно свободно в большом количестве. В Украине не все понимают, что мы лишь одни из игроков, у которых очень много конкурентов на этом рынке».

Свои и чужие

Примечательно, что далеко не все согласны с тем, что украинская земля – лишь одна из многих земель. Не секрет, что в мире есть не так уж много регионов, где почвы настолько ценны и при этом не востребованы экономикой. Украина очень богата черноземом, покрывающим примерно четверть ее территории. Общая площадь украинских пашен составляет около 32 млн. га. Это известно всем. Но почти никому неизвестно другое. «Даже сейчас, когда на части земель востока Украины идет война, эта страна является третьим по величине экспортером кукурузы и седьмым по величине экспортером пшеницы в мире, – написала в марте нынешнего года немецкая газета Die Zeit. – Всемирный продовольственный кризис 2007-2008 годов был связан с тем, что… тогдашнее украинское правительство временно приостановило экспорт зерновых. После этого хлеб во многих странах Северной Америки и Ближнего Востока подорожал. Кое-где это привело к «голодным бунтам». С тех самых пор международным инвесторам окончательно стало понятно, насколько ценной является украинская земля».

Согласно докладу директора по стратегии калифорнийского Оклендского института научно-исследовательского центра, специализирующегося на проблемах продовольственной безопасности и изменения климата Фредерика Муссо, западные концерны проявляют очень большой интерес к украинским землям сельскохозяйственного назначения. В частности концерн Monsanto, известный своей деятельностью по созданию генно-модифицированных семян, аграрный холдинг Cargill и химический концерн DuPont в последние годы настолько сильно увеличили свои инвестиции в Украине, что это можно приравнять к скупке украинского сельского хозяйства западными концернами. Более того. «Я считаю борьбу за контроль над аграрно-промышленным сектором Украины решающим фактором в нынешнем крупнейшем конфликте Востока и Запада со времен «холодной войны», – прямо заявил Фредерик Муссо. – Некоторые западные инвесторы уже являются непосредственными совладельцами украинских сельхозпредприятий. Так, например, американскому аграрному концерну Cargill принадлежит около 5% крупнейшего украинского холдинга UkrLandFarming. Параллельно Cargill торгует в Украине пестицидами, семенами и удобрениями, производит корма и владеет силосом с целью участия в торговле зерном. Таким образом, западные фирмы все жестче контролируют все аспекты украинской цепочки сельскохозяйственных поставок – от производства сырья до экспорта готовых товаров».

Кстати, по данным Немецкого института глобальных и региональных исследований, несмотря на то, что приватизации земли сельскохозяйственного назначения в Украине еще не было, около 1,7 млн. га украинских сельхозугодий уже принадлежат иностранцам. Примечательно, что еще большие территории контролируются иностранцами всего лишь в семи странах (главным образом, в африканских).

Куда вывезет?

Считается, что иностранный инвестор и его инвестиции, к примеру, в украинское сельское хозяйство – безусловное благо. Благо – возможно, безусловное – нет. Получая в инвесторы крупные мировые компании, Украина должна будет сдержать монополизацию и защитить права местных аграриев, а еще разработать специальное техническое регулирование, чтобы вскоре вся страна не превратилась в сплошное поле подсолнечника, сои или кукурузы. Ведь вскоре после приватизации земли ситуация с украинским хлебом может легко повторить ситуацию с украинским газом. Все помнят, что какое-то время назад газа украинской добычи вполне хватало для потребления населением Украины. Но это было давно. Теперь его очень сильно не хватает. Но в то, что слабое украинское государство сможет «построить» мощные иностранные сельскохозяйственные компании, верится с большим трудом.

Кроме того, если верить Фредерику Муссо, в Украину идет не иностранный инвестор. Здесь, по сути, уже идет война иностранных инвесторов. Словом, в сложившейся ситуации Украина может и сильно подорвать позиции отечественного сельхозпроизводителя, и ничего не выиграть от прихода иностранных инвесторов.

Но это все еще в будущем. А пока аграрии сокращают площади под пшеницу, ячмень и овощи и во всю экономят на обработке плантаций и полей. Это означает, что цена на эту сельхозпродукцию в ближайший год, как минимум, не упадет. А что такое максимум хорошо, понятно на примере сахара. По данным Национального научного центра «Институт аграрной экономики», снижение урожая сахарной свеклы даже по оптимистическому сценарию в нынешнем году в сравнении с прошлым составит почти 22%. По пессимистическому – более 27%! В этой связи еще в начале апреля правительство своим постановлением уже повысило цены на сахарную свеклу и сахар с 1 сентября 2015 года. Так, минимальные цены на сахар вырастут почти на 37% до 6454 грн. за тонну, а на сахарную свеклу – почти на 30% до 445 грн. за тонну.

Но есть и хорошие новости. Согласно исследованию Национального научного центра «Институт аграрной экономики», контролируемое американскими компаниями экспортное производство семян подсолнечника и кукурузы вырастет. В частности, производство кукурузы может превысить показатели прошлого 2014 года почти на 11%.  

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять