RU
Все новости

«Вернемся домой, когда закончится война»

Порой кажется, что мы разучились улыбаться. Кажется, что уже вряд ли улыбки смогут быть без примеси горечи и боли воспоминаний. Кажется, что жизнь для нас остановилась и время топчется на одном месте, не решаясь двинуться вперед. И все мы – жители Донецкой и Луганской областей – вынуждены топтаться на одном месте, в одном промежутке времени, как Фил Коннорс в «Дне сурка». Боль потери близких и друзей, страх остаться и погибнуть, боязнь уехать в никуда без средств к существованию, отчаяние, безысходность, неверие…

Наверное, в каждом из нас теперь эти слова отзываются по-особенному, не так, как раньше, не так, как «ДО…».

С болью в сердце

«ДО…» Елена Шунькина работала в Донецке семейным фотографом. Через фотосъемку она умела показать всю нежность чувств родителей к ребенку, лучики света в уголках их глаз, теплоту отношений, полноту любви. Когда работа – любимое дело, она кажется и не работой вовсе, а полезным отдыхом, если можно так сказать.

Потом начались взрывы, обстрелы города…

Лена очень остро переживала события «нового времени»: захват ОГА, убийство парня на митинге, унижения людей, выступавших за Украину. Все это отзывалось болью и непринятием складывающейся ситуации.

В то время – весной 2014-го – Лене с мужем, как и большинству, война еще не казалась настолько очевидной, да и летом их район оставался относительно спокойным: дома были целы. Лена с малышом на пару недель решила поехать к морю оздоровить Матвея (тогда ему было чуть больше двух лет), потом отправилась в Днепропетровск «на чуть-чуть», потом – еще «на чуть-чуть» – в Черкасскую область. Из неспокойного Донецка хотелось убежать.

Ехать пришлось только со свекровью: Юрию было нужно работать, ведь лето – пора вступительных экзаменов…

- Вообще не знаю, как они там проводили вступительные экзамены! Вокруг рвутся снаряды, постоянно слышны грохот, стрельба, и вот на этом фоне – приемная кампания.

Потом случилась беда: в один момент не стало кума с ребенком. Просто снаряд влетел в комнату, оба были ранены, но еще живы. Жена была в другой комнате, благодаря чему и не пострадала. Она вызвала «скорую», но поскольку район был под обстрелом, «скорая помощь» к ним не приехала. Так они и умерли у нее на руках… Ребенку было 4 года.

Когда в глазах отражается только боль, ни о какой работе, тем более творческой, не может быть и речи. И хотя заказы на фотосъемку еще были, Лена уже не могла снимать.

- Эмоционально было очень тяжело. Каждый день ты просыпаешься, и узнаешь: погибло 40 человек, ранено столько-то, разрушено такое-то здание… Страшно все это. Я не могла заставить себя работать.

Группа взаимопомощи

Муж Елены преподавал в Донецком торговом университете, поэтому, когда университет перевели в Кривой Рог, семья, не раздумывая, согласилась туда переехать.

- Матвейка сразу пошел в садик. У нас не было с этим никаких проблем. Единственное отличие – ребенок попал сразу в старшую группу. Но вы знаете, сыну это даже понравилось! В группе дети 5-6 и даже 7 лет, девочки сразу начали за Матвеем ухаживать – помогали ему одеваться, играли с ним все время, занимались. Сейчас ему очень нравится ходить в детский сад.

По приезде в Кривой Рог семья сразу сняла квартиру. Цены здесь за аренду вполне приемлемые: можно найти за 1300-1800 грн./мес.

- Конечно, иногда скучаю по Донецку. По нашему дому, по самому понятию «дом». Но как вспомню, во что превратили наш город, в каком он состоянии…

Сейчас в нашей квартире живут наши хорошие знакомые. Их квартира была на линии огня, и сейчас они не могут жить у себя. Но и никуда уехать из города они не могут. Есть такая категория людей: их неизвестность вдали от родного города страшит гораздо больше, чем взрывы и выстрелы. Мы неоднократно уговаривали их уехать, но безрезультатно. На лето поехать в Курахово, где у них есть свой огород – это да. А дальше – уже сложно. Оба работают на шахте, где уже давно не платят зарплату, но зато есть работа. Это сложно объяснять, надо просто принимать эту информацию как факт.

Матвей иногда спрашивает: «Когда мы вернемся домой?», «Когда бабушка к нам приедет?». В такие моменты очень сложно что-то ему ответить. Мы сейчас не можем хоть что-то прогнозировать, планировать. Вернемся, когда закончится война и страна начнет восстанавливаться. А когда это произойдет – неизвестно…

В какой-то момент Елена поняла, что хочет и может помогать таким же переселенцам, как она сама, тем, кто нуждается в поддержке, общении, помощи. Так созрело решение создать группу ВКонтакте «Мы из Донбасса. Взаимопомощь».

- Чем я занимаюсь, понятно уже из самого названия группы. Сейчас у меня в группе уже и помощники есть. Стараемся помогать людям: находим нужные им жилье, юридическую информацию, находим волонтерские организации, готовые оказывать какую-либо помощь переселенцам. Ведь все мы разные, и проблемы тоже у каждого свои. Кто-то остался без вещей, кому-то не хватает денег на питание, у кого-то проблемы посерьезнее – нужна операция или другое дорогостоящее лечение. Стараемся помочь.

Вот перед Пасхой вместе со львовскими волонтерами проводили акцию «Вірю у Великоднє диво». Дети должны были нарисовать, какой подарок они хотели бы получить к празднику. Рисовали велосипеды, самокаты, ролики, другие игрушки. И они их получили! Из Львова присылали детям то, о чем они так мечтали! А в посылках, кроме «заказа», находились еще конфеты, футболочки и письма. Это настоящее чудо!

Мы будем искать возможность проводить и другие подобные акции, благодаря которым наши дети смогут чаще улыбаться.

Сейчас у Лены опять много заказов на семейную фотосъемку, и теперь она уже не отказывается снимать. Творчество снова манит к себе, и девушка с радостью помогает людям запечатлеть неповторимые моменты жизни и свет любви в сердцах.

Татьяна Мриль 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять