RU
Все новости

Чаепитие под артобстрелом

По мере приближения празника Пасхи хорошо ощущалось, что напряжение среди населения Донецка нарастало. По городу и его окрестностям уже какое-то время бродили упорне слухи, что аккурат на Пасху возможно возобновление боев. Слухи регулярно подогревались сообщениями о том, что то тут, то там концентрируются большие массы войск, которые готовятся к удару. Я сам слышал подобное в различных вариациях не раз от совершенно разных, зачастую незнакомых людей.

Не давали жителям расслабиться и действия «властей «ДНР». Еще в первых числах апреля они провели проверку работоспособности системы экстренного оповещения граждан с помощью сирен. По идее, услышав вой такой сирены, житель Донецка должен немедленно включить радио и телевизор и там его будет ждать экстренное сообщение. Когда 2 апреля после обеда дончане услышали характерные звуки, у многих из них сразу же возник вопрос: «Зачем во время перемирия делать что-то подобное? Это подготовка к чему?». Ну а уже непосредственно перед Пасхой, как рассказывают, был введен режим повышенной боевой готовности в войсках «ДНР». Словом, ситуация, что называется, назревала. В воздухе буквально ощущалось, что за время перемирия накопилось много разных вопросов для начала конструктивного диалога, чтобы предъявить свои аргументы во всем разнообразии кали бров.

Ситуация серьезно осложнялась тем, что, по большому счету, полное перемирие в Донецке, несмотря на всяческие минские соглашения различных версий, так и не наступило. В полуразрушенной северной части Киевского района с примыкающими к нему руинами донецкого аэропорта и остатками небольших пригородніх поселков вроде Песок, Опытного или Тоненького боестолкновения и не думали затихать, временами переходя в полноценные бои с применением всего, что подвернулось под руку.

Примечательно, что Донецк образца первой половины марта 2015 года был буквально напичкан международными наблюдателями. Причем, если представители ОБСЕ облюбовали гостиницу Park Inn, то визитеры из ООН предпочли гостиницу «Донбасс-палас». Именно там чаще всего можно было увидеть стройные ряды их внедорожников с характерными надписями на боку. Оба отеля расположены в центре самого безопасного в Донецке Ворошиловского района, который за все время военных действий подвергся артиллерийскому или минометному обстрелу лишь пару раз. Уже давно не секрет, что между народные наблюдатели в Донецке не особенно рвутся под обстрелы или на передовую. Как апогей, они когут выехать и взглянуть на результаты какого-нибудь обстрела, так сказать, глубоко пост-фактум.

Сразу после заключения «Минских соглашений-2» наблюдатели какое-то время действительно пытались отлеживать отвод тяжелого вооружения с передовой. Однако их пыл и энтузиазм довольно быстро иссякли, и к началу апреля большинство из них практически вернулось к своей первоначальной задаче – медитации на кофейной гуще. Это было как раз в начале апреля. И по странному совпадению, именно с этого момента я начал замечать, что во время военных действий начали постепенно возвращаться к применению тяжелого вооружения. Тем не менее, до 11 апреля бои проходили исключительно в районе донецкий аэропорт – поселок Пески, практически не затрагивая остальную территорию Донецка. За пределами города плодотворное общение из всех видов оружия сосредоточилось преимущественно в поселке Широкино под Мариуполем. В остальных районах было относительно тихо. Но 11 апреля все кардинально изменилось.

Все началось вечером со взрыва, который буквально потряс весь город. Стул, на котором я сидел, энергично качнулся, и только в следующее мгновение я сообразил, что это качнулся весь дом, а не стул. Волна прошла практически по всему городу, причем самого взрыва почти никто не слышал. Некоторое время спустя «власти» сообщили, что это была тактическая ракета «Точка-У», которая взорвалась на высоте более 1 км над городом. Практически сразу же в поселке Грабари Куйбышевского района начался сильный пожар. Причем стало известно, что горит что-то в зоне многострадальной химической промышленной площадки. Ей все время достается больше всех. Как и тем, кто живет в этом районе.

К празднованию Пасхи население готовилось серьезно. Был даже отменен комендантский час в Донецке, так что все желающие могли прийти на Всенощную службупочти во все храмы города. Однако вся эта программа как-то сразу оказалась под. вопросом.

Сразу после вечернего взрыва 11 апреля постепенно, сначала в Киевском и Кировском, а потом и в других районах города, заговорили артиллерия и минометы. Кто именно расширил огонь, который был локализован одним микрорайоном города, сказать трудно. Тем не менее уже к утру сразу в нескольких районах Донецка были зафиксированы попадания снарядов и мин. В частности, три снаряда попали в 21 горбольницу, а 120-мм минометная мина эффектно поцеловала угол многоэтажки в микрорайоне Азотный Куйбышевского района, снеся все утепление квартиры вместе с кондиционером и половиной застекленного балкона. Кроме того, по некоторым данным, в том же микрорайоне Азотный был обстрелян храм Трех святителей, в котором велась церковная служба и было много народу. Обе стороны уже традиционно обвинили друг друга в нарушении минских договоренностей и обстреле по всей линии разграничения.

Безусловно, такая ситуация повлияла на решение многих дончан прийти в церковь. Я сам видел, как некоторые люди, уже вышедшие на улицу с праздничными корзинками, услышав недалекий выстрел или разрыв, немедленно возвращались домой. Впрочем, таких все же было меньшинство. В большинстве своїм все оставшиеся в Донецке мирне жители уже невольно привыкли к такой обстановке и относятся к артиллерийским и минометным дуэлям как к природному катаклизму, опасному, но неизбежному.

Это стало хорошо видно по народным гуляньям в центральном парке им. Щербакова, которые, несмотря на обстрел, собрали очень много людей. Возможно, причиной этому стала Царь-пасха весом в полтонны, которую жители Ростова прислали дончанам в качестве поздравления с праздником. Это была реальная творожная пасха, которую в парке раздавали бесплатно всем желающим. Желающих было много. Впрочем, многие пришли просто посмотреть на диковину. Уже на следующий день на- блюдатели ОБСЕ огласили результаты своих наблюдений. По их подсчетам вышло, что 12 апреля с 9.35 до 15.00 в результате боевых действий в Донецке и прилегающих к нему территориях зафиксировано 1166 взрывов, вызванных в основном артиллерийскими снарядами и минометными минами. «Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ заметила, что интенсивное вооруженное столкновение происходило с использованием танков, тяжелой артиллерии, автоматических гранатометов, минометов, тяжелых пулеметов и стрелкового оружия, – говорится в отчете. – Миссия оценила, что оружие с калибром более 100 мм было использовано обеими сторонами в ходе боевых действий». Миссия также заявила, что несколько раз пыталась выступить посредником для прекращения огня, но неудачно. И во время составления отчета – 12 апреля 2015 года в 18.12 – бои продолжаются.

Как я уже сказал, реального и полноценного перемирия в районе аэропорта и Песок добиться так и не удалось. А много ли нужно, чтобы сильне разжечь уже горящий огонь?

На утро 13 апреля принципиально ничего не изменилось. Я сам пример- но в 10 часов утра наблюдал ожив- ленные «переговоры» самоходных орудий в Кировском районе.

А уже спустя три часа в парке Центра славянской культуры (бывший ДК «Металлургов») начался молебен возле колокола. После него достоялись массовое чаепитие и концертная программа. Людей было очень много. В Донецке заканчивался второй день празднования Пасхи. И первый год войны.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять