RU
Все новости

Наша беда. И наша сила

Переселенец. Слово, ставшее для нас нормальным. В его значении ныне кроется только один смысл: тот, кто успел уехать. Ни у кого не возникает вопрос: переселенец откуда? И так понятно, что с Донбасса. Чаще спрашивают: куда? Едут в разные города Украины – от Киева до Львова…

Галина с дочкой уезжала из родного Донецка еще в конце июля прошлого года.

- Сразу поехали в Запорожье – оздоровиться и переждать. Тогда нам казалось, что все боевые действия закончатся до Дня независимости Украины. Тогда много чего казалось. Потом какое-то время «погостили» у родственников на территории Донецкой области, подконтрольной Украине. Потом стало понятно, что АТО к нам надолго, и мы перебрались в Днепропетровск. Это было уже осенью, в октябре.

Наверное, все переселенцы, прибывающие в Днепропетровск, первым делом идут в «Допомогу Днiпра». Во всяком случае, все наши, которых я здесь, в Днепропетровске, встречала, хотя бы один раз обращались в эту организацию – кто за продуктами, кто за жильем, кто за вещами – все остались довольными.

Наташу (дочке 4 года) в садик взяли сразу, без каких-либо вопросов или оговорок. Кстати, мы могли выбирать садик сами: в нашем районе их несколько, и ни в одном нам не отказали, даже там, где группы переполнены. Говорили, что если мы выберем их садик, то нас примут. Нам не нужно было никаких первоначальных взносов сдавать, никаких скидываний «на новую мебель, на канцелярку» и т.п. Более того, у меня даже спрашивали: «Может, вам чем-то помочь? Не стесняйтесь, говорите». Так что и садиком я тоже очень довольна.

Естественно, для устройства в садик нужно было идти к семейному врачу. И здесь меня порадовали: стали сразу интересоваться, сколько нас человек уже приехало, кто и когда еще приедет, куча консультаций, советов, заботы… Не знаю, мне грех на что-то жаловаться в этом отношении.

- Нередко можно услышать, что переселенцам в чужом городе трудно найти работу. Вам удалось подыскать себе что-нибудь подходящее?

- Знаете, я здесь, в Днепропетровске, ни разу не столкнулась с реакцией «а, донецкие…» Многие работодатели здесь с удовольствием берут нас. Мой начальник, например, так мне сказал: «Сейчас я могу взять на работу переселенца – специалиста с высоким уровнем вместо какого-нибудь лоботряса из Днепра, который будет просто просиживать штаны в кабинете и получать деньги». И так считает большинство моих знакомых-предпринимателей».

Я на данный момент исполнительный директор фирмы. И могу сказать: предложения по работе здесь, в Днепропетровске, получили и я, и мама, и муж сестры. Многие друзья сами нашли подходящую им работу. Так что если вы действительно хороший специалист, проблем с работой у вас не возникнет.

- Рано или поздно война закончится. Вы планируете возвращаться в Донецк?

- Пока, наверное, нет. Можно сказать так: я вернусь в Донецк, когда к людям вернется здравый смысл. Но, думаю, это произойдет лет через двадцать, дай Бог.

Понимаю, что все это далеко и призрачно, потому собираюсь начать все здесь, с нуля. Конечно, жаль квартиру, оставшуюся там, жаль работу, которая была, жаль всего, что было честно заработано, любимо и дорого. Но на то, чтобы постоянно жалеть, времени нет, надо делать что-то здесь и сейчас. Для себя, а главное – для своего ребенка. Чтоб Наташа могла жить в нормальном обществе, расти в хорошей среде. Ведь здесь, в Днепропетровске, люди даже на улице, в маршрутках себя ведут по-другому, без агрессии.

Конечно, нельзя сказать, что нас здесь ждут с распростертыми объятиями. Никто нас не ждет. Просто люди готовы протянуть руку помощи. А нам нужно самим организовываться, чтобы решать свои проблемы. Ведь, если говорить честно, – не только переселенцам сейчас трудно. Но у нас есть преимущество, если можно так выразиться. Ведь то, через что нам пришлось пройти – это наша беда, но в этом же и наша сила. Ведь для нас если не бомбят – уже здорово, не нужно сидеть в подвалах, можно спокойно отводить детей в садик. Мы научились ценить многие вещи, которым в простой, обычной жизни не придавали значения. Мы морально, психологически гораздо сильнее тех, кто не был там, у нас в «республике». И теперь нам очень важно просто не раскисать, брать себя в руки и делать что-то хорошее, что-то нужное.

- Что вы имеете в виду? Делать что-то в качестве волонтеров? Для других переселенцев или военных. Или что-то в решении общих проблем?

- Наверное, и то и другое. Если говорить о волонтерстве, то это, наверное, личная инициатива. Я не состою в волонтерской организации. Но произошло вот как. Мой брат Сергей был в 128-й бригаде, которая участвовала в боях под Дебальцево. «Котел» тот помните? Там он был ранен. Мы узнали об этом из телевизионных новостей. Сергей ни о чем не рассказывал, как, впрочем, и все наши ребята. После выпуска новостей мы с сестрой кинулись разыскивать его по всем больницам, всем госпиталям Днепропетровска. Обзвонили все, нашли, собрали сумки. Все, как обычно: постельное белье, мыльные принадлежности, бутерброды, водичка. А когда приехали – ужаснулись увиденному…

Дело в том, что больница, в которую привезли Сергея и его товарищей, до этого раненных еще не принимала, и соответственно, ни волонтеров, ни каких-либо запасов еды/одежды и т.п. в тот момент не было. Раненые – грязные, голодные, в рваной, обожженной форме. Предел их мечтаний был помыться, я уж не говорю о теплой еде. Естественно, мы не смогли пройти мимо. Накупили влажные салфетки, воду, мыло, шампуни. Вместе с другими женщинами начали привозить борщи, супы, бутерброды на всех. И вместе с медперсоналом мыли их, кормили.

Сергея мама забрала в Винницкую область – там ей было удобнее ему помогать, а мы с сестрой продолжали ходить к тем, кто остался лежать в этой больнице. Люди со всего района начали приносить и одежду, и еду, и многое другое. Сейчас уже нет таких проблем. Волонтерство ли это? Не знаю. Просто когда видишь, что кому-то хуже чем тебе, понимаешь, что не можешь пройти мимо, что хочешь помочь. Это хорошо, когда есть желание и возможность быть полезным.

- Вы хотите остаться в Днепропетровске. А какие шансы у переселенцев на получение жилья? Есть какие-то программы?

- К сожалению, пока для нас нет ничего. Надо прописывать новые программы по строительству жилья, находить спонсоров/меценатов, выигрывать гранты. Вот для этого, в первую очередь, нам и нужно объединяться. Среди переселенцев много хороших специалистов, Мы могли бы строить сами для себя. Это могло быть и доступное по цене, и качественное жилье. Ведь для себя не будешь халтурить. И воровать средства сам у себя тоже не станешь.

А пока, к сожалению, многие вынуждены жить только на помощь от государства. Вот это нам и нужно менять.

Татьяна Мриль 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять