RU
Все новости

Домик в селе

Судьба каждого переселенца – особая. Впрочем, так можно утверждать о судьбе любого человека вообще. Судьба же переселенца отличается тем, что до начала боевых действий в Донбассе у человека было все: свой дом, своя семья, своя работа, свои друзья, своя жизнь. А потом этого сразу не стало. Оно-то все осталось, и осталось, в большинстве своем, на том же месте, но… возврата туда уже нет. И нужно осознать это, пропустить через себя, принять, и начать жить заново, на новом месте, в другой местности и с другими людьми.

Когда в Крыму состоялся так называемый «референдум», Оксана с мужем решили – больше в Крым ни ногой. Немногим позже в Донбассе прозвучали первые шаги «ДНР».

- Тогда, в апреле прошлого года, это воспринималось как что-то несерьезное, особенно поначалу… как будто это чья-то идиотская шутка. Какая республика? Так можно в любом городе объявить республику. – Оксана вспоминает все это, горько улыбаясь. – Потом и в нашем городке появился флаг над зданием горсовета. Выглядело все это, по меньшей мере, странно. Мэр города сказал, что у него не было выбора, в противном случае «представители ДНР» грозились ввести в город «своих». Вот в тот момент уже никто не думал о шутке, а начинали понимать, что нас втягивают во что-то не очень хорошее. В городах вовсю шли перестрелки… Мои друзья из Москвы говорили: «Ксюша, ты же понимаешь, что русский никогда не выстрелит в украинца». А я видела обратное. И поначалу даже пыталась им что-то объяснять.

Мой муж с другом записался добровольцем в украинскую армию, и в начале мая им по телефону сказали, куда и когда ехать… Так я осталась одна с двумя детьми.

Нас, открыто высказывающих в городе свою проукраинскую позицию, было всего человек 15. Когда Паша уехал, мне позвонил по телефону знакомый и сказал, что в милиции все известно о моей «деятельности», что мне лучше подумать о детях… Через день уже другой человек просто вежливо поинтересовался: «А вы не боитесь, что ваш ребенок может не дойти домой из садика?».

Когда мне позвонил Паша, я ему все рассказала. Он сказал собирать вещи. Рано утром у меня под подъездом уже стояла машина, и я с детьми и тремя пакетами, наспех набитыми неизвестно чем (собирала вещи я ночью в темноте, чтоб не разбудить детей), уезжала из родного города. Все, что я знала – мы едем в Днепропетровск.

Дорога заняла весь день – машину проверяли на каждом блокпосту. По приезде в город мы узнали, что в самом Днепропетровске жилье можно только снять, а пока есть домик в селе, в области – хозяева живут в городе, а в село ездят на выходные, да и то не каждую неделю. Такой вариант нас вполне устраивал, поэтому мы отправились в село. Хозяева нас встретили, покормили, и, как говорится, спать уложили. Сказали: «Живите, сколько нужно. Пока все это не закончится».

«Закончилось» все это через полтора месяца, когда хозяйка сообщила, что к ней едут родственники «отдохнуть на даче летом», а потому сроку нам 2 недели, чтобы найти себе жилье.

И вот в тот момент я отчетливо поняла, что нам нужно искать свое жилье. Не снять на время – туда тоже может кто-то приехать или изменятся обстоятельства… И что тогда? Опять новые поиски, переезды, объяснения детям, почему мы не можем вернуться домой, и сколько еще «домов» у нас будет?..

К тому времени волонтеры неоднократно передавали нам помощь: и еду, и детскую одежду, и игрушки, Все это уже не помещалось в легковую машину… А со временем не поместится и в микроавтобус. Осознав все это, я пошла в сельсовет и попросила помочь мне подыскать домик в этом же селе. Подешевле…

Пришлось, конечно, взять деньги в долг, но зато у нас появился новый, а главное – свой дом. Когда мы вошли в этот дом, в нем не было света и газа, воды не было даже во дворе. До нас там последние несколько лет жили цыгане. Думаю, это лучше всего охарактеризует состояние дома. Постепенно наводили порядок, соседи помогали чем могли. И скважину пробили, и электричество сделали, трубы, газовый котел, даже ванну нам подарили. В общем, помогли подготовить дом к отопительному сезону, насколько это было возможно.

К осени одна комната уже была «жилая», две другие находились в стадии ремонта, а кухня и сени и сегодня еще стоят в своем «первозданном виде». Пока на ремонт нет средств.

Естественно, поначалу выручали волонтеры. Со всей области к нам привозили диваны, шкафчики, стулья, манеж, ковры – все, что необходимо в доме.

Оксана, как и большинство переселенцев, возмущена бездействием государства:

- От нашего государства я не увидела ничего. Уже после Нового года пригласили в собес, там выдали гуманитарную помощь – крупы и консервы, потом постельное белье дали. Но, судя по коробкам, в которых это все выдавалось, помощь была от какой-то церкви, а вручали их представители Красного Креста. За все время ни копейки помощи от государства я не получила.

Наши «избранники» говорят: «Уезжайте из Донбасса!». А куда они зовут? Что они сделали для того, чтобы человек смог уехать? Люди – простые жители – помогают реально, власть – только на словах.

Вот сейчас все чаще звучит: «Почему переселенцы хотят жить только в городе? У нас в селах полно заброшенных домов».

Допустим, заброшенные дома есть, но они тоже не бесплатные. К тому же требуют капитального ремонта. Вот мне достался дом: всю зиму тазики и кастрюли по кухне стояли, да и сейчас стоят – как только снег таять начинает или дождь идет, крыша течет, из потолка куски глины вываливаются!

Куда я только не обращалась за помощью – везде ответ один: «Средств нет». Значит летом опять нужно будет где-то занимать, а еще прошлый долг за сам дом не выплачен.

Огород вот есть. Но для того, чтоб в нем что-то уродилось, туда нужно сначала что-то посадить! Кто на это даст средства? Государство? Очень сомневаюсь.

«Обзавестись хозяйством» – вообще нереально, для этого нужно очень хорошо «вложиться». И сарай построить, и сетку поставить, и корм купить, и саму живность. Тоже государство поможет?

Работы в селе нет, а на дорогу в город и обратно уходит около 100 грн.

Так кто захочет ехать в село?

Вот такие дела…

Оксана устало разводит руками и грустно улыбается.

- Тяжелее всего Пашку ждать. Каждый день жду смс, а если повезет – звонка. Главное знать, что жив. Влада часто спрашивает: «Мама, а когда война закончится? Когда эти плохие дяди уже уйдут от нашей Украины?»

Тяжело все это. Нескоро плохие дяди от нас уйдут. Ох, нескоро. Нам главное – выдержать.

Но ведь мы – украинцы, мы – очень хорошие и добрые по своей натуре. А значит, все у нас будет хорошо. Обязательно хорошо. Обязательно будет. И обязательно – у нас.

Татьяна Мриль 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять