RU
Все новости

Мина – это убедительно

Я уже не раз замечал, что многие из обстрелов, которые случились в Донецке, не могли быть произведены из тяжелого дальнобойного вооружения. Безусловно, Донецк регулярно обстреливается извне из пушек и установок залпового огня. Это факт. Однако многие повреждения и воронки, которые я видел говорили о том, что обстрел велся из минометов, причем относительно небольшого калибра. Так, примерно, 88 мм. Такие обстрелы изнутри наносят городу и его жителям довольно ощутимый урон и приводят к жертвам среди мирного населения. В таких обстрелах противостоящие стороны яростно обвиняют друг друга. Представители «ДНР» постоянно говорят об украинских диверсионно-разведывательных группах, проникающих в город и обстреливающих его изнутри. Представители украинских военных также все время говорят о том, что Донецк обстреливают «сами боевики», для того, чтобы преодолеть нежелание многих жителей Донецка воевать и таки заставить их взять в руки оружие. Несколько дней назад я сам оказался внутри такой ситуации и смог на собственной шкуре оценить весомость аргументов и тех, и других, как говорится, на практике.

Ко мне в микрорайон на огонек заехала одна из таких диверсионно-разведывательных групп. Поначалу никто не обратил особого внимания на пару-тройку мин, взорвавшихся во дворах домов. К более или менее регулярным беспорядочным обстрелам жители давно привыкли и уже воспринимают их как банальное стихийное происшествие. Что-то вроде урагана, который налетел неизвестно откуда, сорвал крыши, побил стекла градом, порвал электропровода и пошел дальше. Однако, после третьего взрыва я обратил внимание не только на то, что мины ложатся довольно кучно буквально в соседний двор, но и то, что стреляют из миномета тоже где-то рядом, совсем недалеко.

Надо сказать, что у нас в микрорайоне нет никаких военных объектов. Совсем. Военные части у нас тоже не базируются. Артиллерия «ДНР», безусловно, любит окрестные терриконы, с которых открывается не только неплохой вид, но и чудесный обстрел юго-западных окрестностей города. Однако, терриконы эти находятся в паре-тройке сотен метров от самого жилого микрорайона. Иногда, правда, шальная самоходка или «Град» заедут прямо во двор пострелять, но затем, отстрелявшись, быстро ретируются, особо не задерживаясь. Так что, по большому счету, с военной точки зрения обстреливать что-то у нас никакого смысла нет. Это конечно не означает, что сюда не прилетают снаряды. Как сказал один мой знакомый: «регулярно и с удовольствием». Но, вряд ли это намеренный умысел. Во всяком случае, мне всегда так казалось. Хотя многие жители считают, что мирные объекты и людей обстреливают специально. Может и так, но кто же признается.

Мой письменный стол еще с мирных времен стоит под самым окном. Это дань привычке с той поры, когда еще была необходимость что-то писать ручкой на бумаге, или читать не с экрана компьютера, а с листа. По мере того, как я уже несколько раз после обстрелов заменил стекла на кухне и балконе, меня периодически посещала мысль отставить стол от окна вглубь комнаты. Банально в целях безопасности. Однако, окну в этой комнате почему-то постоянно везло и оно еще ни разу не пострадало. Этот аргумент в сочетании с моей природной ленью позволял письменному столу продолжать наслаждаться изобилием дневного света. И когда очередная мина уверенно легла во двор, вопрос перемещения письменного стола «с передовой в тыл» снова актуализировался.

Сам обстрел шел неспешно, методично и продолжался около часа. За это время группа успела выпустить больше двух десятков мин, которые легли буквально где попало. Когда через час обстрел прекратился, я вышел посмотреть на результаты. Они впечатляли. Одна из мин взорвалась у торца жилого дома возле нашего местного небольшого рынка. Но если дом отделался относительно легко, то обитателям рынка досталось значительно сильнее. В доме вся торцевая стена до пятого этажа была черной от копоти и сильно выщербленной осколками. Ни целых стекол в окнах и балконах, ни коммуникаций на этой стене в живых не осталось. Люди серьезно не пострадали. На рынке все было совершенно иначе. Повреждения от осколков были точечными, но почти все осколки попали в цель. У самой дороги возле рынка стоит ларек, в котором ремонтируют обувь, вставляют молнии и выполняют прочий мелкий ремонт. В этот ларек попал всего один осколок. Причем этот осколок умудрился пробить железную обшивку и попасть в голову хозяину ларька. Что-то похожее произошло и со стоящим рядом хлебным ларьком. Сразу несколько осколков пробили его достаточно толстое стальное покрытие и увязли в деревянных досках, которыми ларек был обшит изнутри. Бабушка лет 70-ти, которая там торговала хлебом, видимо изрядно перепугалась и не понимая, что находится в достаточно надежном укрытии, в ужасе выскочила на улицу. Там ее и нашла следующая мина. Еще одна мина попала в крышу дома и пробила ее насквозь. Теперь обитатели квартиры смогут в любое время любоваться небом, не выходя из дома. Хотя, дыру почти сразу закрыли плотным полиэтиленом. Все-таки на улице минус семь. Кстати, говорят, что в момент попадания мины в крышу, там находился монтер местного интернет-провайдера. Он чинил повреждения кабелей, вызванные предыдущим обстрелом. О дальнейшей судьбе специалиста полной ясности нет. Одни говорят, что он просто отделался легким испугом, другие, что результат был летальным.

Перечислять результаты всех попаданий нет особого смысла. Интересно другое. Во время обстрела, ожидая, что вот-вот какая-то следующая мина залетит ко мне в окно и «поцелует» меня в лоб, я вдруг ощутил ярость. Если бы у меня в тот момент был какой-нибудь захудалый «Шмель» или «Муха», я бы не задумываясь ни секунды вышел на улицу и попытался бы найти и подстрелить этих минометчиков. Причем, я ничуть не сомневался в том, что похожее чувство сейчас испытывают многие мои соседи.

Примечательно, что рейд минометчиков по нашему микрорайону и его окрестностям практически никакого отражения в местных новостях не получил. Возможно, дело в том, что там посчитали, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Тем более, что в этот же день в районе Боссэ какой-то снаряд влетел в троллейбусную остановку и сразу погибло 13 человек и еще почти два десятка получили ранения.

Как потом оказалось, в Донецк в тот день въехало сразу как минимум шесть таких диверсионных минометных групп. И некоторые из них удалось захватить. Если верить официальной информации, почти все задержанные имели в паспортах… донецкую прописку. Поверить в такое трудно. Однако, за то, что они местные говорит и мое лично наблюдение. Дело в том, что скрываясь от преследования, в моем микрорайоне они использовали такие дороги и тропы, знать о которых мог только местный. Впрочем, как мне сказал один вполне компетентный знакомый: «Не обязательно, что они местные. И паспорта с пропиской и знание местности ни о чем не говорят. Это просто могли быть хорошо подготовленные люди. В отличие от предыдущих – качественно подготовленные».

А стол от окна я все-таки отставил. Мало ли, когда пожалуют залетные в следующий раз…  

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять