RU
Все новости

Горловка: жизнь в страхе

Страх – самая сильная эмоция. Страх за свою жизнь, за жизнь близких, друзей, знакомых. Неужели все основано на страхе? События последней недели в Горловке показывают, что так оно и есть. Уже неделю продолжаются обстрелы города. НИКТО и НИКОГДА не предупреждает о начале огня. Люди живут в страхе. Все время, день за днем…

Утром в городе относительное оживление, люди спешат на работу (если не изменен в связи с военными действиями рабочий график), спешат пополнить запасы продовольствия (магазины в большинстве своем, закрыты или работают до 13 часов), купить лекарства или жизненно необходимые товары, спешат по делам. Уже к полудню начинается канонада – то далеко, то близко. Кто-то реагирует внешне спокойно, у кого-то начинается истерика, кто-то пытается бежать. КУДА???

 На днях делала покупки на рынке возле дома, все было спокойно, люди радовались солнечному дню и вдруг – залпы! Где-то совсем рядом! Воздух дрожит, собаки, сбившись в стаю, с поджатыми хвостами несутся подальше от страшных звуков, люди мечутся. Но некоторые невозмутимы и спокойны. Я сама при первых же звуках прижалась к какому-то незнакомому мужчине, а он, покуривая, говорит: «Чего боишься? Это ж вон, от нас стреляют…» От нас – это со спортивной площадки между двумя школами и детским садом. Понятно, что вокруг – жилые дома, спальный район.

Ловлю себя на том, что выискиваю, придумываю приметы, признаки, по которым можно определить, каким будет день. Вороны важно вышагивают по заснеженному двору, садятся на ветви деревьев, балансируя, сохраняют независимый вид – значит, будет тихо. Возле соседнего киоска, который ни на день не прекращал свою работу с момента начала военных действий в июле, много народу и стоят такси – тоже к тишине…

Ловлю обрывки разговоров:

«Что там в интернете пишут? Тихо сегодня будет?»

«Звонил в Дебальцево, спросил про пропуск. Они ничего не знают, бланков нет»

«…Говорят, фуру с картошкой расстреляли...»

«Вчера в дом попали, машина сгорела».

«Волонтеры помощь везли, с них 2000 взяли, чтоб пропустить».

Слухи, разговоры… И знаю, что негативная информация распространяется быстрее, и знаю, что любые слухи преувеличены, а вот липкое, противное чувство страха не покидает.

Люди почти не улыбаются, а если и улыбнется кто, то только губами. Глаза печальные, в них – тревога и страх перед неизвестностью. Но по определенным причинам мне приходится выходить на улицу как минимум три раза в день. Я выгуливаю свою собаку, прислушиваясь к каждому звуку. Вот по улице проехал легковой автомобиль – шины шуршат по обледенелому асфальту. Какой мирный звук! Как меня это радует! Это звук из той, довоенной жизни.

Сосед курит на балконе, он выглядит совершенно спокойным и на какое-то время его спокойствие передается и мне. Молодежь, группа подростков, громко смеются, что-то обсуждают. Это тоже звуки из далекой мирной жизни.

В городе где-то грохочут орудия, а сосед дядя Коля выпустил погулять своих голубей. Сколько себя помню, его голубятня стоит у нас во дворе, его голуби – часть моего детства и, опять же, той, мирной жизни.

Вечером, после начала комендантского часа по улицам города передвигается бронетехника. Танки, БТР, еще какие-то ужасные артиллерийские установки. Днем можно увидеть такую установку на детской площадке. Днем могут остановить и проверить документы вооруженные люди, говорящие с сильным кавказским акцентом…

Недалеко от моего дома живет хорошая приятельница. С ней на ее стареньком «Запорожце» мы летом выезжали за город, спасаясь от обстрелов, жили у нее на даче. Сегодня у них во дворе упал снаряд. Старенький верный «Запорожец» , стоящий под окном, остался без стекол. Без стекол остались две комнаты в ее «трешке». Сыну посекло осколками руку. Осколки снаряда пробили шкаф и повредили одежду. Без стекол – весь подъезд.

К ним во двор приехали две машины с вооруженными людьми, решали какие-то вопросы, вели себя не очень вежливо. На вопрос – открыли ли дорогу к той самой даче последовал ответ: «Мы не местные, только приехали, ничего у вас тут не знаем».

Учебные заведения прекратили работу, повреждено остекление в более чем 10 школах в разных районах города. Детские сады, больницы – все это пока не работает, оказывают только экстренную медицинскую помощь. И никто не знает, что будет дальше. Думаю, не мне одной хочется проснуться и понять, что это всего лишь страшный сон. Но проснуться без страха.

Татьяна Короткова 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять