RU
Все новости

В шаге от банкротства?

Массированная финансовая помощь в нынешнем году не помогла Украине выбраться из кризиса. Запад откровенно разочарован результатом, а прекращение финансовых вливаний в Украину означает неминуемое и быстрое ее банкротство. Спасти Украину могли бы договоренности с Россией или реальные реформы. Но похоже, что ни того, ни другого не будет…

Несколько дней назад международное рейтинговое агенство Standard&Poor's понизило долгосрочный рейтинг Украины по обязательствам в иностранной валюте на одну ступень – с уровня «CCC» до «CCC-». Причем прогноз по рейтингу изменен со стабильного на негативный. Прогноз «негативный» на нормальном языке означает, что агенство ожидает дальнейшего ухудшения рейтинга. Сам же рейтинг «ССС-», по версии S&P, означает, что Украина, скорее всего, очень скоро (через несколько месяцев) объявит дефолт и у нее очень мало шансов как-то изменить сложившееся положение. Параллельно с этим в Украине случились еще два примечательных события, которые косвенно подтверждают самые худшие опасения.

Тревожные симптомы

Президент Петр Порошенко лично попросил Международный валютный фонд увеличить финансовую помощь Украине. «Президент заверил директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард в последовательности Украины в выполнении обязательств перед Фондом и призвал рассмотреть увеличение финансовой помощи Украине», – официально сообщила его пресс-служба. От более или менее конкретных обещаний глава МВФ уклонилась. Практически синхронно с этим первый заместитель главы Нацбанка Украины Александр Писарчук высказал мнение, что статью Конституции, в которой обозначена ответственность НБУ за стабильность гривни, необходимо пересмотреть. «Не нужно вводить в заблуждение украинцев относительно ответственности Национального банка Украины за курс гривни», – прямо заявил он.

Как известно, одним из основных следствий дефолта по внешним обязательствам является резкое и бесконтрольное падение курса национальной валюты по отношению к валютам конвертируемым. То есть в нашем случае – рост курса доллара по отношению к гривне как минимум в… несколько раз. Основной обязанностью НБУ по Конституции как раз и является поддержка стабильного курса гривни. Многие украинцы помнят, что эта ответственность совершенно не мешала доллару во времена финансовых кризисов удваивать свою стоимость. Последний пример – рост курса доллара с 8,2 до 16,2 грн. в течение последнего года. Что в таком случае могло бы означать то, что в Нацбанке внезапно озаботились снятием с себя ответственности за стабильность гривни?

Насколько все же высока вероятность дефолта в Украине? Для ответа на этот вопрос нужно более или менее точно оценить возможность страны возвращать свои долги внешним кредиторам вовремя и в срок.

Долги наши тяжкие

Последний год Украина уверенно сползала в долговую яму. С начала года общая сумма государственного и гарантированного государством долга выросла с $37,4 млрд. до почти $73 млрд. Что касается валового внешнего долга, то, по оценкам Нацбанка Украины, он по состоянию на октябрь 2014 года составил $136,8 млрд. Такое стремительное нарастание долгов небезопасно само по себе. Однако события нынешнего 2014 года сделали эту ситуацию просто смертельно опасной для страны.

Только на то, чтобы вернуть положенную часть внешних долгов и проценты по ним, Украине в следующем году нужно $10,8 млрд. Однако это не все. Также стране нужно закупать за границей товары критического импорта, без которых она физически не сможет обойтись. К примеру, газ, уголь, лекарства, бензин, дизтопливо и многое другое. Все это тоже за валюту. Необходимо также поддерживать социальные выплаты на определенном уровне, иначе может случиться бунт. Еще нужно поддерживать экономическую активность предприятий. Тех, что еще проявляют хоть какую-то активность. Кроме внешних валютных долгов существуют еще и внутренние долги в гривне. Их тоже нужно отдавать. Словом, валютные долги – это далеко не все затраты украинского бюджета.

Три слагаемых спасения

Для того, чтобы успешно рассчитываться с долгами, и человеку, и стране нужны стабильные доходы, лояльность кредиторов, а с учетом того, что долги валютные, еще и стабильный курс валют. Ничего этого у Украины сейчас и близко нет.

О стабильных валютных доходах говорить не приходится. Закрытие российских рынков сбыта и военные действия в одном из ключевых (с точки зрения поступления валюты от экспорта) регионов – Донецкой области, – по мнению экспертов, снизят экспорт Украины в нынешнем 2014 году на 20%. В частности, только экспорт в Россию в текущем году упадет на 25-30%, что равносильно потере $6-7 млрд. валютных поступлений. Общие потери от сокращения украинского экспорта составят, по примерным подсчетам, от $9 до $12 млрд. Нетрудно заметить, что если бы экономические отношения с Россией сохранились на прежнем уровне, то проблема выплаты в будущем году $10,8 млрд. по долгам выглядела бы совершенно по-другому. Но что сделано, то сделано. Похоже, здесь уже ничего не исправить.

Все свои долги Украина возвращает из доходов государственного бюджета. Как известно, доходы госбюджета приходят в гривне. Это уже после идут покупки валюты и возврат внешних долгов. К примеру, так оплачивает долги за газ российскому «Газпрому» государственная украинская компания «Нефтегаз Украины». Ей выделяют сумму из бюджета в гривне, она закупает на эти деньги валюту либо на межбанковском рынке, либо напрямую в Нацбанке и рассчитывается.

Как уже было сказано, за последний год соотношение гривни и доллара, в котором обычно и происходят расчеты, изменилось вдвое. То есть в гривне внешние долги выросли вдвое. Что это значит практически, хорошо знают те, кто умудрился взять валютный кредит на покупку жилья или автомобиля, имея зарплату в гривне. Сейчас подавляющее число таких украинцев физически не в состоянии выплачивать по своим кредитам. С государством, похоже, та же история.

Отчаянно пытаясь получить от экспортеров хоть какую-то валюту, Нацбанк уже на четвертый месяц продолжил требование о 75-процентной продаже на межбанковском валютном рынке валютных поступлений. Но это ничего не дает. Экспортеры не глупые, все понимают и просто не возвращают валюту в Украину.

Ситуация усугубилась тем, что из Украины идет массовый исход иностранных инвестиций. Только за первые девять месяцев нынешнего года прямые иностранные инвестиции «похудели» на $10,3 млрд.
Таким образом, Украине для поддержки курса гривни пришлось расходовать свои золотовалютные резервы. Это опустило размеры последних ниже плинтуса. Только за нынешний год чистые резервы сократились более чем вдвое и на 1 декабря составляли $9,96 млрд. Причем, по некоторым данным, из этой суммы ликвидных валют и депозитов – лишь $4,8 млрд.

Убытки, война и надежда

Доходы Украины в гривне также существенно падают. К примеру, если за 11 месяцев прошлого года вся банковская система Украины получила прибыль в 2,4 млрд. грн., то за январь-ноябрь нынешнего года ее убытки составили 22,42 млрд. грн. Примечательно, что только за ноябрь 2014 года украинские банки показали убытков на 8,9 млрд. грн. То есть процесс фактически срывается в штопор. Сами банкиры объясняют нарастающие убытки стремительным падением курса гривни и масштабным изъятием населением и предприятиями банковских вкладов.

Аналогичная картина практически везде. Так, по данным Госслужбы статистики Украины, предприятия страны (за исключением малых предприятий и бюджетных организаций) за первые три квартала нынешнего года получили более 168 млрд. убытков. За аналогичный период прошлого года те же предприятия имели 24,1 млрд. грн. прибыли.

Кроме того, военные затраты Украины растут как снежный ком. По официальным данным, военный бюджет в нынешнем году оценивается примерно в 30 млрд. грн., хотя эксперты считают, что реальные затраты намного больше.

Как это ни парадоксально прозвучит, но спасать Украину от неминуемого банкротства в сложившейся ситуации было решено дальнейшими массированными валютными займами. Стратегия здесь простая. Правительство банально надеется, что нынешняя плачевная ситуация изменится: курс гривни стабилизируется; экономика страны заработает, увеличив приток валюты в закрома Родины; инвесторы со своими миллиардами долларов вернутся; население и предприятия поверят в украинские банки и снова понесут туда не только гривню, но и валюту. Но, чтобы до всего этого дожить, пока нужно занимать, занимать и еще раз занимать. И побольше.

«Золотой» дождь с Запада

Изначально предполагалось, что Украина достаточно легко выпутается из ситуации с долгами. С этим поможет справиться массированная финансовая помощь международных финансовых институтов: МВФ, Мирового банка, Европейского банка реконструкции и развития, Европейского инвестиционного банка, а также некоторых стран (США, Японии, Канады, ЕС). А разрыв экономических отношений с Россией и валютные потери от этого будут почти полностью скомпенсированы ростом продаж украинских товаров на европейских рынках благодаря вступлению Украины в ассоциацию с Евросоюзом.

И поначалу казалось, что так оно и будет. 24 февраля тогдашний председатель комитета по иностранным делам Европарламента Элмар Брок заявил: «Будет 20 млрд. евро на столе на проведение реформ, и эту поддержку можно будет предоставить немедленно для предотвращения дефолта».

«Украинское правительство планирует в течение 2014 года получить $13,5 млрд. кредитных средств от крупнейших международных кредиторов», – уверенно заявил в середине апреля нынешнего года премьер Арсений Яценюк. Это вполне согласовывалось с его более ранним заявлением, что размер финансовой помощи Украине составит $27 млрд. за 2014-2015 годы. Цифра была взята не с потолка. Чуть ранее Реза Могхадам, являвшийся на то время директором Европейского департамента МВФ, заявил, что Фонд оценивает потребности Украины как раз в $27 млрд. в течение двух лет.

В мае на Украину вроде бы начал литься золотой дождь. Сначала МВФ утвердил программу stand-by для Украины в $17 млрд. на два года и немедленно выдал ей первый транш почти в $3,2 млрд. Причем фонд согласился на то, чтобы Украина из этих денег заплатила долг за российский газ. Затем Украина получила добро от США на привлечение кредитов в $1 млрд. под американские кредитные гарантии. Попутно от США было получено еще $150 млн. на гуманитарные проекты. В середине мая Украина и СЕ подписали меморандум о выделении 1 млрд. евро на поддержку экономической стабилизации. Швейцария дала 20 млн. своих франков помощи. Однако дальше все пошло совсем не так, как ожидалось.

Подсчитали – прослезились

«В нынешнем году мы привлекли около $9 млрд. и выплатили нашим кредиторам $14 млрд.», – заявил несколько дней назад премьер Арсений Яценюк. Если верить его словам, выходит, что Украина получила с Запада в виде помощи меньше денег, чем погасила ему же долгов. Впрочем, уже после этого Европейский инвестиционный банк заявил о выделении Украине кредита на 1 млрд. евро. Но в то же время МВФ не выдал Украине в нынешнем году два запланированных транша по $1,4 млрд. каждый.

Кроме того, весьма пессимистически выглядит последнее заявление президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. «Украине нужно около $15 млрд. финансовой помощи, – заявил он. – Мы будем обсуждать финансовую и экономическую поддержку Украины, но мы достигли предела бюджетных расходов. В бюджете ЕС существует только небольшой запас гибкости для дополнительного финансирования в следующем году. И если мы в полной мере используем наш запас для Украины, мы не будем иметь ничего для решения других нужд, которые могут возникнуть в течение следующих двух лет».

По сути отказ от дальнейшей массированной помощи Украине Европа объяснила просто. «Мы хотим помочь Украине, но условием для этого являются проведение действительных экономических реформ в Украине, энергичная и крупномасштабная борьба с коррупцией, – заявила несколько дней назад канцлер Германии Ангела Меркель. – Я думаю, этого ожидают и граждане Украины. А когда основные реформы вступят в силу, тогда появится пространство для участия МВФ, а ЕС посмотрит, какую макрофинансовую помощь он сможет добавить».

По некоторым данным, в Европе разочарованы итогами деятельности правительства Арсения Яценюка. Они помнят, что он является премьером Украины еще с марта нынешнего года, т.е. почти десять месяцев, и сменой правительства их обмануть не удалось.

Кроме того, опять же по имеющимся данным, Арсений Яценюк попытался убедить европейцев в том, что проведению реформ в Украине сильно мешает война. Но некоторые из них еще помнят, как он лишь три месяца назад заявил им, что война реформам совсем не помеха. Причем тогда никакого перемирия в Донбассе еще не было. К тому же европейцы готовят конференцию инвесторов для Украины на январь следующего года и опасаются, что без четких налоговых и антикоррупционных реформ в Украине она будет не просто бессмысленной, но смешной и нелепой одновременно.

Что же касается МВФ, так в фонде вообще слегка обалдели. Миссия МВФ, приехав в Киев по просьбе украинского правительства в декабре и пробыв здесь две недели, так и не дождалась не то что закона о госбюджете на 2015 год, но даже набросков этого бюджета от Минфина! Это кажется смешным, но правительство заявило, что ждет от НБУ уточненного прогноза о курсе гривни на 2015 год. По некоторым данным, ждать денег от фонда после такого цирка до февраля будущего года не стоит.

Январь грядущий

А между тем конец декабря этого года и начало января будущего года не обещают Украине ничего хорошего. Первый заместитель главы Нацбанка Украины Александр Писарчук на днях заявил, что НБУ по сути не планирует поддерживать гривню на межбанковском валютном рынке. «Больше мы резервов тратить не планируем до получения их пополнения до конца февраля в рамках нового транша МВФ, – сообщил он. – За исключением тех маленьких аукционов, которые мы проводим как индикативные». Сообщение услышали, и доллар на черном рынке немедленно подскочил до 22-24 грн.

Примечательно, что прогнозы о курсе доллара в Украине даже на ближайшую перспективу не берется делать почти никто (за редким исключением). «На официальный курс доллара сейчас можно не обращать внимания, – заявил президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. – Это скорее фантом. Нацбанк полностью утратил контроль над валютным рынком, и теперь курс доллара определяют серый и черный валютные рынки. Главная проблема роста курса доллара – массовый уход бизнеса в тень. Вернулись времена 90-х годов, когда расчеты в основном шли наличным долларом. Сейчас бизнес и украинцы просто боятся иметь гривню и покупают доллар по любой цене. Самый оптимистический прогноз курса доллара на 2015 год – 22-25 грн., пессимистический – 30 грн.».

Кроме того, с высокой долей вероятности в январе-феврале 2015 года ожидается финансовая атака со стороны России. «Над Украиной висит дополнительный риск в виде тех $3 млрд., которые мы должны будем возвращать по плану в декабре 2015 года России, – сообщил исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко. – Одним из пунктов соглашения, по которому Россия купила облигации нашего долга в конце прошлого года, было право России потребовать долг к оплате, если отношение внешнего госдолга Украины к ее ВВП превысит 60%. Эту отметку мы формально превысили несколько недель назад, а в конце января будет опубликована официальная статистика. Мы считаем, что возникают реальные риски в связи с тем, что $3 млрд. придется возвращать в ближайшем будущем – в конце января – феврале 2015 года, несмотря на заявления Кремля о том, что этими деньгами Украина будет продолжать пользоваться. Это будет дополнительным дестабилизирующим фактором для украинской экономики». Есть опасение, что это станет финальным ударом по украинской экономике…

Договориться с Россией или провести реформы?

Кстати, по последнему прогнозу МВФ, государственный долг Украины на конец года превысит 67% ВВП. Такой расклад делает предельно реалистичным прогноз британской газеты The Economist, сделанный еще два с половиной месяца назад. «Несмотря на соглашение с МВФ о предоставлении $17 млрд. в течение двух лет, Украина по-прежнему в кризисе. Война пошатнула экономику, которая и так хромала. Дефицит платежного баланса Украины очень значителен, и из-за этого курс гривни все время падает. Государственный долг, составлявший в январе нынешнего года 40% ВВП, уже превысил 60% и в следующем году может вырасти до 80%. Огромные финансовые вливания Запада в Украину недостаточны для того, чтобы позволить ей расплатиться с кредиторами. МВФ признал, что Украине может понадобиться еще $19 млрд., если война будет продолжаться. Но большинство аналитиков верят, что дополнительные займы понадобятся Украине, даже если активные боевые действия не будут возобновлены. В конечном счете займы МВФ не изменят ситуацию в Украине, но позволят пережить нынешнюю зиму и, возможно, дотянуть до следующей. Лучшее, что можно посоветовать правительству Украины, так это действовать на опережение и начать переговоры с кредиторами, в частности, с Россией, не дожидаясь, пока дефолт станет неизбежным».

Но возможно ли, что правительство Украины в сложившейся ситуации получит от России реструктуризацию по долгам? Это кажется еще более невероятным, чем возобновление полномасштабного кредитования от МВФ и других международных финансовых структур без реальных реформ в Украине, которые, похоже, так и не состоятся...  

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять