RU
Все новости

Родителей не выбирают

Мы порядком устали от негатива, который захлестнул нас в этом году. Устали слушать сводки с фронта, устали от геополитических тревожных событий, от экономической ситуации в стране… Хочется подтверждений, что жизнь – это не только череда испытаний, что еще есть место если не чуду, то хотя бы счастливому случаю.

История, которая произошла и происходит в Краматорске, – из этой серии.

Неблагополучная семья и особенные дети

Прежде чем ее рассказать, хочется вспомнить одну давнюю поездку.

Родителей не выбирают – это правда. Но почему-то одним достаются любящие, заботливые папа и мама, а другим… Эта несправедливость меня, например, всегда удивляла.

По роду журналистской деятельности мне часто приходилось бывать в так называемых асоциальных семьях. Хорошо помню одну такую семью из поселка Черкасское под Славянском. Мы везли им набор продуктов: мешок муки, сахар и подсолнечное масло. Не помню, кто рассказал нам, что семья страшно голодает. Гуманитарку выделил директор элеватора и попросил своего сотрудника помочь ее довезти.

Пока мы ехали, этот сотрудник удивлялся: зачем помогать алкоголикам, бомжам – тем, кто сам себя доводит до нищеты, асоциальным, так сказать, элементам? Я пробовала объяснить своему попутчику, что судить – это не совсем наше право, напомнила, что от сумы никто не застрахован... Но переубедить его, понятное дело, не смогла.

И вот мы приехали. Классика жанра: забора нет (сожгли в качестве дров), во дворе – дикий бардак, в доме – семеро голодных детей. Старшему лет десять, он варит горох в огромной кастрюле, которая стоит на электропечке посреди комнаты. Мама лежит на диване. Нет, не пьяная. Она… читает роман. Такая вот читающая родительница. Глава семьи лежит за занавеской. Пить он уже не может – у него цирроз печени в последней стадии. В металлической кроватке лежит самый младший член этой семьи – полугодовалый малыш. Мокрый, грязный, но очень симпатичный. Он улыбается нам, гулит.

Мой попутчик долго стоял у кроватки. Оказалось, что у него сын такого же возраста, первенец, для которого они с женой заказывали экологически чистые обои, манеж ручной работы. Пока помощник директора задумчиво улыбался малышу, детвора постарше вовсю «дежурила» по дому. Кто-то побежал в магазин, получив от нас деньги, кто-то радостно делал «бутерброды» – хлеб с подсолнечным маслом.

Сельские дети, даже такие, из неблагополучных семей, – дети особенные. Не наглые еще, очень благодарные, стеснительные. И умеющие заботиться друг о друге…

Всю обратную дорогу мы больше молчали. И я надеялась, что моего собеседника, как и меня, интересует та же проблема: как таким детям вырваться из запрограммированности? Этот чудесный малыш, лежавший в кроватке, повторит (с огромной долей вероятности) путь своих старших братьев, а потом (не дай Бог!) и своего папани. И беда его в том, что родился «не у тех родителей», никто не дал ему шанса изменить свою судьбу.

Шанс на нормальную жизнь

Такой длинный пролог к краматорской истории нужен с одной целью. Просто хочется напомнить и себе, и всем золотую истину: не судите…

Какие гены у человека, какие родители, какие были обстоятельства, какие его ждут последствия – ничего этого мы не знаем. Да и не надо знать. Наше право – просто помогать, если к этому стремится душа. И порадоваться за тех, кто смог вырваться из страшной предопределенности.

…Валентину Крахмалеву 18 лет. Все его детство и отрочество можно охарактеризовать словами из протокола, составленного в детской комнате милиции: «Часто убегающий». Убегал Валик, понятное дело, не от хорошей жизни. Мама с папой долго разводились, а когда наконец развелись, поделили детей. Валентин достался отцу. У мамы началась новая жизнь с новым супругом и новыми детьми.

Отец, считая, видимо, что настало время «по-настоящему» взяться за воспитание сына, применил усеченную теорию: пряников не было, был только кнут. Бил так, что трещали и вылетали зубы, на теле оставались шрамы. От такого папы привычный к побегам подросток убегал еще чаще. Иногда пропадал так долго, что его уже считали умершим.

Где он был, чем питался, как выживал – об этом парень вспоминать не хочет. Он говорит только о том, что никогда вынужденная «свобода» его долго не радовала. Он рвался домой, а дома у него не было. Его товарищи по несчастью после первых побегов становились хроническими бродяжками, домашняя жизнь их уже не интересовала.

Валик был другим. Это его и спасло от всех неизбежных «прелестей» вольной жизни: ни к спиртному, ни к наркотикам он не пристрастился. Что-то его хранило (об этом – чуть позже).

Однажды, после очередного папиного «урока», Валентин понял, что больше не вернется к отцу, и решил пожить у матери. Но мама к этому была не готова, знала, что новый муж не согласится принять неожиданно свалившегося пасынка. Свой выбор женщина давно сделала, поэтому сына к себе не пустила.

Идти Валентину было абсолютно некуда, пресловутая улица ему надоела так, что он решил жить рядом с матерью – на лестничной площадке. Думал ее разжалобить… Мама несколько раз выходила и очень просила сына выбрать какое-нибудь другое место – дескать, перед соседями стыдно. В один из дней Валентин, уставший, разбитый и голодный, попытался вновь вернуться к отцу. Но тот после всех военных событий, бомбежек уехал в Россию. Круг замкнулся. И Валентин вернулся на ту самую лестничную площадку.

Соседи были в шоке, пробовали поговорить с его матерью. Но через время поняли, что им самим нужно заняться решением судьбы паренька, который им понравился. Сначала его просто кормили, вели беседы «за жизнь», одевали. А потом одна из самых активных соседок по имени Лена повела Валика в общественную приемную одного из кандидатов в депутаты. Там оказались такие же сочувствующие люди, которые подхватили эстафету.

Валентину для начала помогли восстановить паспорт. После этого встал вопрос о работе и жилье. В горводоканале спросили об образовании, а узнав, что парень заканчивал ПТУ, взяли на работу. Мало того, комнату в общежитии дали. Она была совершенно пустая, но своя. Первое свое жилье!

Валентин был в восторге. У него теперь было все, что позволяло чувствовать себя нормальным человеком: документы, работа, жилье. Но главное, Валик ощутил доселе непонятное чувство, что он кому-то нужен, кому-то интересен. Что за него искренне волнуются, ему готовы помогать. Комната стала обрастать вещами и даже мебелью, посудой. Кто-то из окружения Валентина принес шторы, кто-то притащил диван, постельное белье. Всем миром одевали парня. Одна семья из Славянска, узнав эту историю, передала подушку, свитера, ботинки и… мужской парфюм. «Наш Валик цветет и пахнет», – улыбались женщины из приемной. И сделали еще один шикарный подарок – мобильный телефон. День у них начинался со звонка Валентина: он звонил им, чтобы сказать «доброе утро».

По вечерам несколько раз в неделю Валик ходит в одну из протестантских церквей: там есть бесплатный кружок игры на барабане, а парню нравится этот инструмент.

Теперь у него много планов. Он мечтает хорошо зарабатывать, обставить свою комнату, научиться играть на своем инструменте. И не забывать того, кто так часто его спасал и хранил. И кто привел в его жизнь добрых, хороших людей. Валентин умеет быть благодарным. То чистое, что было заложено, не выбили ни ремень отца, ни страшная улица, ни равнодушие матери. Валентин получил шанс и очень хочет его использовать.

Давайте порадуемся за него, а если есть желание – поможем. Парень мечтает о компьютере, пускай даже стареньком. Если кто готов подарить – позвоните. Телефон сотрудницы приемной, опекающей Валентина Крахмалева, – 066-573-85-37 – Наталья Сергеевна. У нее вы можете узнать, в чем сейчас особенно нуждается их подопечный.

И пусть у нас всех будет побольше поводов к радости – радости давать и радости получать.

Ольга Золотарева 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять