RU
Все новости

«Каждому дню радуюсь \r\nкак в детстве»

Время идет… Потихоньку, очень медленно, но стираются в памяти события, которые потрясли Славянск полгода назад. Казалось, мы никогда не забудем то, что пришлось пережить. Но человеческая память имеет уникальное свойство: любые, даже самые страшные воспоминания со временем уходят в прошлое – чтобы не разрушать настоящее…

Но вместе с тем нам надо извлекать уроки из произошедшего, делать выводы. Пусть не в геополитическом масштабе, а для себя. Поэтому мы время от времени возвращаемся к этой болезненной для жителей Славянска теме – весна-лето 2014 года.

В этот раз речь пойдет о городе-спутнике Славянска – Николаевке. О ней довольно редко упоминалось в военных сводках, и тому есть причины. Николаевка стала печально известной в первые дни июля. И об этом тоже пойдет речь в этих двух историях.

Беспощадная война в Николаевке

Апрель-июнь Николаевка прожила плохо, но мирно. Были перебои с продовольствием, был хлеб по 8 грн. за буханку и огромные очереди за брикетами непонятного фарша. В Николаевку машины с продуктами ездили окольными путями: далеко не каждый из водителей соглашался работать под обстрелами: а вокруг этого маленького городка стреляли постоянно.

В самой же Николаевке было тихо. А к внешней канонаде николаевцы привыкли. Мало того – они были уверенны, что их не тронут. Так сказал директор ТЭС. Его слова о том, что бомбить стратегический объект и городок вокруг него никто гарантированно не будет, успокоили жителей. Поэтому мало кто эвакуировался, все ожидали, что «вот-вот» непонятная война завершится.

Ожидания николаевцев не оправдались: в первых числах июля война ворвалась в их город самым беспощадным образом.

«От ударов орудий машину подбрасывало вверх»

Растить двух близнецов одной, без папы и бабушек, это подвиг. Растить близнецов, которые родились не совсем здоровыми, это двойной подвиг. А если при этом искренне говорить «я – самая счастливая женщина» – то просто нет слов.

Врачи после рождения Даниила и Ильи хороших прогнозов по поводу их будущего не давали: целый букет отклонений на двоих, включая легкую степень ДЦП и серьезную тугоухость.

Сейчас они оба учатся в музыкальной школе, педагоги не нарадуются их заметным успехам. В обычной школе мальчики идут по многим предметам в числе лидеров. Английский они учат дополнительно. Во что подвиги Дани и Илюши обходятся их маме, знают только она и ее близкие.

Но даже такие сильные женщины могут ломаться. Когда в их дом приходит война. Татьяна рассказывает, как реагировала на далекие взрывы, которые сотрясали окрестности Николаевки: «Я думала, что буду более хладнокровной, но меня от страха просто тошнило, давление зашкаливало».

Таня радуется теперь, что этот страх заставил-таки 26 июня схватить в охапку своих пацанов, баулы и втиснуться в битком набитую маршрутку. Козьими тропами выезжали из осажденной со всех сторон Николаевки, а через несколько дней начался ад…

- В Донецк приехали, а там жизнь кипит: люди гуляют, магазины работают, розы цветут, – вспоминает Таня. – Я стояла и плакала, думая про свою Николаевку, оставшихся там людей.

Таня с детьми поехали в Новоазовск, откуда спустя несколько недель удирали под бомбежками. Удары тяжелых орудий были такой силы, что машину, в которой они сидели с близнецами, подбрасывало вверх.

- Пыталась при сыновьях не истерить, а сама молилась уже об одном – чтобы всех и сразу, – говорит Таня.

А потом, махнув рукой, добавляет: «Все, не могу больше вспоминать. Сейчас живу одним днем и каждому дню радуюсь, как в детстве».

Наверное, это самый верный рецепт от плохих воспоминаний и страха. Мы поддерживаем Татьяну – и молитвой, и деньгами. Они сейчас очень нужны этой семье – оба мальчика заболели, и Татьяна последние дни ломала голову, где брать деньги на лекарства, витамины.

Тема о том, как сейчас мы научились помогать друг другу, неожиданно переросла в конкретную проблему. Мы вспомнили о дончанке Наталье с месячным Андрюшей, которым никак не передадут манеж (ребенок первые недели спал в какой-то коробке, пока жительница Славянска Виктория не подарила им чудесную коляску).

Таня аж всплеснула руками: «А у меня есть отличный манеж с новым матрацем!» Мы точно так же обрадовались, и через пару часов кроватка уже была у Андрюши. А счастливая мама Наташа передает всей нашей «цепочке» огромный привет и благодарность.

Четыре дня в подвале

В семье Андреевых тоже посчитали, что выезжать никуда не надо – «обойдется». Хотя страшно было за двоих детей, которые постоянно слышали глухие звуки разрывов и чувствовали напряжение взрослых. Старшему, Васе, 11 лет, у него врожденная смешанная форма ДЦП. Мальчик смышленый, ему мама Галя постаралась объяснить: «Дяди стреляют очень далеко, к нам не попадут. Но на всякий случай мы поставили шифоньер у окна, чтобы стекла не посыпались на кровать…» Еще Галя объяснила сыну, что если стрелять дяди будут близко, они спустятся в подвал – там спокойно и все соседи будут там.

Младшему, Кирюше, 2 года. Ему главное – чтобы мама была рядом. Галина была уверена, что ребенок маленький, чтобы пугаться. А к постоянным «бах-бах» он вроде привык.

Все началось во вторник, 2 июля. Накануне вечером, в городе началась паника. Люди чувствовали по звукам приближающейся канонады, что война подобралась слишком близко. На окраину города уже попадали снаряды. Ночь решили провести в подвале, расположенном под всей девятиэтажкой. Оборудован для ночевки он был плохо – грязно, сыро. Галя захватила стулья, коврик, и вся семья спустилась.

Заснуть Кирилл так и не смог; рядом плакал еще один маленький ребенок. Галя тоже не сомкнула глаз и рано утром решила пойти домой с младшим. Старший с мужем, примостившись на стульях, спали. Она уложила в манеж малыша и занялась котлетами – хотелось порадовать своих. Через время из подвала поднялись Вася с папой. Они тоже мечтали нормально выспаться. Но не удалось. Около восьми утра по городу ударили «Грады».

- Я успела выхватить из манежа младшего, побежала в спальню к Васе. Его спас шифоньер у окна, иначе осколки стекол его бы изрезали. Страшный вой снарядов был так близко, что, казалось, стреляют прямо по нашему дому. Дети орали, я была в диком шоке, не знала, кого хватать и куда бежать…

Входную дверь заклинило взрывной волной. Муж с трудом смог ее отодвинуть, и семья побежала в подвал. Там уже находилось полдома обезумевших от происходящего людей. Дети плакали, взрослые тоже не могли сдерживать слезы. И судорожно пытались понять, что происходит и сможет ли подвал выдержать бомбежку. Их опасения, как потом выяснилось, были не беспочвенные. В соседнем доме снаряды серьезно повредили перекрытия, и часть подвала засыпало – люди с трудом выкарабкались из-под завалов.

- Мы спустились в подвал в 10 утра, во вторник, а вышли из него в пятницу, – рассказывает Галина. – Конечно, сначала просто сидели, все перепуганные, зареванные. Потом самые смелые – наши пенсионерки – стали по одной выходить узнавать новости и брать в квартире необходимое. Говорили, что уже пожили, нам не страшно.

Благодаря этим бесстрашным соседкам в подвале появилась еда: они умудрялись даже супчики у себя в квартирах варить и кормили всех. Сначала детей, потом взрослых.

Муж Гали тоже поднялся в квартиру, выбил входную покосившуюся дверь и принес в подвал дверцу от шифоньера (чтобы спать), одеяла. И котлеты, которыми Галя угощала всех «друзей по несчастью».

Так прожили почти четыре дня. Даже после того как все стихло, выходить боялись. А когда поднялись из подвала, увидели страшные разрушения, узнали о десятках погибших.

- Нервы были на пределе, – вспоминает Галина. – Когда я занесла Кирилла домой, он весь затрясся и начал кричать. Еле его успокоила.

Надо было уезжать из квартиры, где не было окон, воды, света, газа. И где дети не хотели оставаться. Галя с мужем и детьми уехали в Харьковскую область.

С трудом собранные деньги уходят на лечение

Сейчас семья потихоньку приходит в себя, хотя в квартире многое напоминает о пережитом. Средств, чтобы поставить новые окна, у Андреевых нет. Все деньги, с трудом собранные, семья тратит на здоровье Васи. Ему на днях предстоит поездка в Харьков. Мальчику надо заказать протезы. Кроме того, Васю необходимо обследовать у детского уролога, возможно ему еще предстоит перенести операцию. Галина в отчаянии собирает деньги на поездку, пытается занимать у знакомых, которые сейчас сами без денег.

Р.S. Мы публикуем номер телефона Галины Андреевой. Возможно, кто-то из читателей захочет помочь этой мужественной семье, которая не сдается перед испытаниями. Они будут благодарны за любую сумму, за любое содействие – 066-386-67-06.

Ольга Золотарева 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять