RU
Все новости

«Как мало нужно человеку: чтобы не падали бомбы и в доме было тепло»

Официальной статистики по количеству временных переселенцев в Славянске нет. Точнее, она может и существует, но реальной картины не отражает. Известно лишь то, что в учебных заведениях Славянска и района насчитывается тысяча с небольшим детей, приехавших из других городов зоны АТО.

Как живется их родителям сегодня, когда первый шок и первые проблемы преодолены? Как воспринимают беженцы наш город? С какими трудностями чаще всего сталкиваются?
Несколько историй, приведенных ниже, дадут ответы на эти вопросы. И, возможно, помогут и нам, местным жителям…

Многодетная семья: главное все живы и здоровы

Комфортабельная, крупногабаритная квартира в центре Донецка, отлаженный быт, хорошая работа. Семья Ивановых жила, как тысячи других дончан. Единственное, но существенное отличие – многодетность. У пары пятеро детей, дружная семейка живет в ожидании шестого. Не каждый сегодня решится на такую «демографию», но Аня и ее муж считают, что могут себе позволить такую роскошь – много детей. Анна по профессии врач, глава семьи – предприниматель. Детвора, как обычно и бывает в хороших многодетных семьях, растет небалованной, трудолюбивой, воспитанной.
Начавшаяся на Донбассе война резко изменила привычную жизнь миллионов людей. Оставаться в Донецке становилось все небезопаснее, и семья Ивановых решила совместить полезное с необходимым – и на море отдохнуть, и войну пережить. Они думали, как и многие тогда, что эта АТО закончится быстро, и они через несколько недель вернутся домой.

На Азовском побережье отдых для взрослых таковым не являлся – все мысли оставались там, в любимом Донецке, который бомбился и разбивался с нарастающей силой. Когда стало понятно, что быстро вернуться не получится, семья решила найти место для убежища. Друг-коллега предложил дом в одном из пригородов Славянска – в Былбасовке. Так семья оказалась в роли беженцев, в большом доме без удобств. Туалет – на улице, вместо газа – печка, слива нет: посуду помыть – целое дело… Особенно донимала стирка. Мы, привыкшие к своим «автоматам», даже представить себе не можем древнюю процедуру ручной стирки. А когда пятеро детей – вообще кошмар. Ане кто-то из новых знакомых принес стиралку 60-80-х годов. Но когда в доме нет канализации, такая «техника» особого облегчения не приносит.

Мучилась Аня несколько недель, а потом произошло первое маленькое чудо в их новой жизни: после визита волонтеров в соцсетях появилась информация о мучениях многодетной мамы, и им вскоре кто-то принес машинку-автомат. Затем славянские волонтеры передали для семьи небольшую сумму, и они смогли сделать примитивную сливную яму.

К тому времени старшие дети пошли в школу, муж нашел работу. Жить стало легче, хотя, конечно, полноценной такую жизнь назвать нельзя. И мы, пережившие эвакуацию в мае-июне, прекрасно понимаем нынешних беженцев, которых приютил Славянск.

…Мы с мужем заехали в гости к большой дружной семье – привезли вещи, которые передали славянцы. Пока дети примеряют «обновки», беседуем с Аней. Она рассказывает, как дети скучают по дому, своей школе, но «уже привыкают к новой, понимают, что надо терпеть…» Рассказала, как тяжело им далось решение зимовать здесь, в Былбасовке. Рисковать детьми родители не захотели, хотя их район не бомбят и их квартира цела. Самый старший сын заканчивать школу будет на новом месте, а значит, вся семья останется здесь до весны.

Аня уже целиком свыклась с этой мыслью и таким же образом настраивает детей. Она вообще оказалась оптимистом и философом. На всю непростую ситуацию смотрит под таким известным углом – «все, что нас не убивает, делает сильнее». Главное – все целы, живы, здоровы. Нет привычного комфорта? Можно потерпеть. Нет тех денег? Так сейчас всем трудно. Унизительно ждать какую-то гуманитарку, пособие? Ничего, значит так надо, а гордость можно запрятать до лучших времен…

Вторая профессия Ани – психолог, может поэтому ей легче переносить тяготы. Может и поэтому у них так мирно, так уютно в новом доме. Они даже главную проблему – отопление – как-то умудрились обратить в плюс. Топят печь. И это занятие им понравилось. Живое тепло быстро наполняет дом, ощущения – совсем новые… А платить, по сравнению с газом – пустяки. Правда радовались недолго – пока были дрова. Потом срубили два старых трухлявых дерева и продержались еще неделю. Мы позвонили им в тот день, когда они сжигали последние дрова. Деньги на машину готовых поленьев семья собирала давно. Но дыр в бюджете было слишком много… И тогда произошло очередное чудо – о дончанах, мечтающих о дровах, узнали еще одни хорошие люди. И на этой неделе завезли нужное количество дров.

- Мы радовались, как не радовались бы «айфону» или новому компьютеру, – улыбается Аня. – Отличные сухие поленья, горят изумительно…

На прощание мы вместе рассуждаем о том, как мало, в общем-то, человеку надо: чтобы не падали бомбы на головы, а в доме было тепло и спокойно.

«Дети и внучки не дали впасть в депрессию»

Семье Светланы Ковалевой повезло меньше – их квартира в центре Дебальцево разбита. Причем дважды. Первый раз это было летом, когда Светлана с двумя детьми и тремя внучками были еще в родном городе. Снаряд попал во двор их дома, волной выбило стекала в квартире, а они сами едва успели заскочить в подвал. При этом Светлану отбросило на лестничную площадку, где она серьезно поранила бедро и руку. Измученные, обалдевшие от пережитого, с минимумом вещей они приехали в Краматорск. Сняли квартиру, стали потихоньку приходить в себя. Волонтеры, которые каким-то образом узнали об их судьбе, привезли детскую коляску, вещи, продукты, памперсы. Светлана, стараясь не обращать внимание на раненую руку, устроилась на работу. Даже на две. Ей очень хотелось, чтобы ее девочки поскорее забыли все кошмары войны, не экономили на еде. Малышей устроили в садик. Одна из дочерей даже успела поработать в выборном штабе одного из кандидатов в депутаты.

Внешне жизнь семьи выглядит нормально: молодая бабушка работает и помогает воспитывать внуков, квартира хорошая, даже «стиралка» есть. Но каждый день, каждую минуту семья ждала одного – возвращения домой. Созванивались с друзьями, соседями в Дебальцево. Слушали новости. Когда же можно будет вернуться?!

А недавно из родного города пришла плохая новость – возвращаться им некуда. В их квартиру прямым попаданием влетел снаряд, она вся выгорела.

- У меня была истерика, – вздыхает сейчас Светлана. – Только дети и внуки выручили – не дали впасть в депрессию. Мы в той квартире только ремонт закончили. В банке брали кредит. Из банка звонят сейчас постоянно, а мы говорим – нет ни денег, ни квартиры…

Сейчас у Светланы нет и работы – летний сезон завершен, кафе от ее услуг отказалось. Хуже всего, что раненная рука стала давать о себе знать. Врачи говорят, что нужно серьезное обследование, а Света отмахивается: «Нет денег, да и не до этого сейчас…»

Выжили благодаря волонтерам

Люба успела родить близнецов, и на следующий день их спешно выписали – Горловку уже вовсю бомбили. Богдан и Кирилл даже свидетельство о своем рождении не успели получить. Двухнедельных карапузов, а также старших Полину и Ростислава, родители привезли в село Долина под Славянском. Волонтеры предложили им двухкомнатную квартиру и помогли обжиться. Директор местной школы привез кровати, соседи – посуду и продукты. Первые недели были самые трудные. Крохотные дети, незнакомое место, отсутствие привычных вещей и главное – денег. Все запасы семья проела еще в Горловке. Старшего надо было определять в школу, малышам – «выбивать» детские пособия. А для этого надо было оформлять документы. Люба ездила в Славянск, «как на работу» – в управление труда и соцзащиты, РАГС, исполком. Андрей устроился на местный лесоповал рубить дрова. Но денег на такую немаленькую семью катастрофически не хватало. Многое пришлось приобретать заново – посуду, одежду, обувь.

- Если бы не волонтеры, не церкви – мы бы не выжили, – говорит Люба.

В церквях семье выдавали детское питание, памперсы для младших детей. Незнакомые и небезразличные люди привозили в Долину канцелярию для старших и лекарства. А однажды завезли хороший столик для кормления малышей. Из Киева знакомые семьи передали двухместную коляску для подрастающих малышей, носить которых становилось все труднее.

В последний наш приезд к горловчанам, мы обратили внимание, что Люба стала улыбаться. Исчезло напряжение на лице, страх в глазах и отчаяние. Старший, Ростик, уже не спрашивал: «А у вас не бомбят?», и «Ток у вас есть?»

Мы уверяем эту молодую пару, что скоро, очень скоро все закончится и они вернутся домой. Люба смотрит с надеждой: «Вы точно знаете, что к Новому году мы будем дома?»

И мы, ни капли не сомневаясь, говорим: «Конечно!» Чем сильнее, увереннее, совместнее мы будем так говорить и верить, тем быстрее все исполнится.

Ольга Золотарева 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять