RU
Все новости

Начинаем натуральный обмен?

Сегодня стало окончательно понятно, что для артиллерийских снарядов деление районов Донецка на красные и зеленые, опасные и безопасные – лишь игра слов. В квартиру многоэтажки № 9-а на Ленинском проспекте, сразу за супермаркетом «Обжора», что рядом с цирком, угодил снаряд. По счастливой случайности он не разорвался, а просто «зашел в гости». А вообще, дел мог наделать изрядно.

Впрочем, разорвавшихся снарядов вполне достаточно. Что-то опять влетело на Донецкий казенный завод химических изделий и разорвалось, а 19 подстанций Куйбышевского района оказались без электроэнергии. Артиллерия опять разбила электроподстанцию «Смолянка-220». Из-за этого шахта им. Горького опять перестала откачивать воду в горных выработках. Наводнение не случилось – вовремя починили.

У другой знаменитой шахты – им. Засядько – тоже были проблемы из-за обстрела. Ночью 20 ноября в результате артиллерийского обстрела 231 шахтер застрял в шахте из-за общешахтного отключения электроэнергии. Уже утром большая часть из них вышла на поверхность. Вообще, громкие залпы и взрывы регулярно слышны практически по всему городу.

А еще ночью 19 ноября я видел почти что северное сияние. Огромная вспышка красивого голубого цвета залила почти половину неба с северной стороны Донецка ближе к половине двенадцатого ночи. Сразу после этого весь Киевский район города оказался без электроэнергии. Официальная версия – банальное короткое замыкание. Неофициальная – не знаю что и думать.

На фоне таких «красот» сгоревший ларек «Грузинский лаваш», что возле «Донецк-Сити» и напротив «Амстора», выглядит уже как-то банально, как и попадание снаряда в маслоцех шахты №10 в Петровском районе. Ну, горело. Ну, с огоньком. Тоже мне невидаль…

Быстрое прощание с Ощадбанком

Несмотря на регулярные и ожесточенные артиллерийские перестрелки между военными подразделениями «ДНР» и Украины, наиболее ожесточенные бои в Донецке развернулись у банкоматов Ощадбанка. Вот где битва – не на жизнь, а на смерть!

Все началось еще 17 ноября, когда сразу несколько районных отделений Ощадбанка в Донецке после приезда инкассации внезапно и без объяснений закрылись в середине дня. Дело в том, что приезда инкассаторов как раз ожидало много пенсионеров, которые жаждали снять свои пенсии с банковских карточек.

Еще веселее было с банкоматами. Их тоже в какой-то момент просто выключили. Причем почти в каждом из банкоматов осталась чья-то карточка, которую потом в банке отказались выдать назад. «Банк не работает с клиентами», – при мне сказал охранник какой-то женщине, которая пыталась забрать карточку, «съеденную» банкоматом, и не пропустил ее.

В тот момент почти никто в Донецке еще не знал, что президент Петр Порошенко своим указом ввел в действие решение СНБО Украины «О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях» и предложил Нацбанку в течение месяца прекратить обслуживание всех банковских счетов, открытых физическими и юридическими лицами в зоне АТО. Поэтому, когда в банк вошли люди в камуфляже и объявили всем, что отделение Ощадбанка просто закрывается, многие подумали, что это «ДНР» закрывает Ощадбанк.

Чтобы как-то помочь людям и ослабить социальное напряжение, уже на следующий день заработало одно из отделений Сбербанка России на пересечении Университетской и проспекта Богдана Хмельницкого. Причем в банке принимали любые банковские карты. Под банком немедленно собралось несколько сотен человек с карточками наперевес. Впрочем, до рукопашной дело не дошло. Остальные круглосуточно дежурили у банкоматов, надеясь, что они вот-вот заработают. Ночная очередь у банкомата в 350-400 человек – зрелище не для слабонервных. Причем здесь даже комендантский час оказался бессилен.

Через пару дней некоторые отделения и банкоматы Ощадбанка в Донецке снова заработали. Ситуацию прояснил мэр Александр Лукьянченко. «Я встречался с главой Ощадбанка, и он обещал мне, что банкоматы банка будут работать еще несколько дней, – сообщил он. – А дальше у него запрет в соответствии с указом президента и решением НБУ. Вся банковско-финансовая система на территории, где проводится АТО, должна быть свернута».

Мы вас не бросаем, мы просто уезжаем от вас

И действительно, через несколько дней официальные разъяснения дал и сам Ощадбанк, который до этого молчал «как рыба об лед». Правление банка решило до 1 декабря переместить Донецкое облуправление в Краматорск, а Луганское – в Северодонецк. «Обращаемся ко всем украинским гражданам, которые находятся на отдельных территориях в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях: Ощадбанк не бросит вас на произвол судьбы, – заявили в банке. – Отделения банка будут работать в Донецкой области в Краматорске, Константиновке, Селидово, Авдеевке, Артемовске, Дзержинске, Мариуполе, Углегорске, Марьинке, Курахово, Светлодарске, Новотроицком, Новгородском и Кирово. В Луганской области список городов, где Ощадбанк продолжит работу, таков: Северодонецк, Рубежное, Кременная, Старобельск, Сватово, Лисичанск, Попасная, Золотое, Новопсков, Новоайдар, Троицкое, Беловодск, Марковка, Меловое и станица Луганская».

Пикантность ситуации в том, что постановления Нацбанка о прекращении обслуживания банковских счетов в зоне АТО пока нет. НБУ пока лишь разрабатывает это постановление и обещает, что оно выйдет в течение месяца. То есть банк мог бы и поработать это время, если бы захотел. Тем более, что это единственный банк в Донецке и «ДНР», через который пенсионеры получали свои пенсии.

Теперь же львиная часть здешних пенсионеров пенсий получать не будет. Украинское правительство решило ликвидировать процесс получения пенсий, называемый «пенсионным туризмом». Это когда украинские пенсионеры, проживающие в «ДНР» и «ЛНР», выезжают на территорию, подконтрольную Украине, и там получают пенсии. Отныне такое становится невозможным. Теперь, чтобы получить украинскую пенсию, донецкому пенсионеру нужно перебраться жить на украинскую территорию и получить статус переселенца, подтвердив свое новое место жительства. Такое совершить смогут очень немногие.

Немного об этике процесса

«Указы, выпущенные в последнее время, заранее говорят о том, что их невозможно выполнить, – прокомментировал ситуацию Александр Лукьянченко. – В Донецке 277 тыс. пенсионеров, и за шесть месяцев войны только 63 тыс. пенсионеров смогли переоформить свои пенсионные дела или выехать в другие регионы. Большая часть оставшихся в оккупированном Донецке пенсионеров являются инвалидами и людьми преклонного возраста, у которых нет возможности покинуть город. К тому же Пенсионный фонд страны городу Донецку должен больше 700 млн. грн.».

Со стороны это смотрится так, что государство Украина, воспользовавшись беспомощностью людей, которых оно, кстати, было обязано защищать, решило их напоследок еще и обобрать. Правительство обещает тем, кто остался в Донецке, и дальше начислять пенсии, а выплатить их после освобождения города. Но когда будет это освобождение и как пенсионерам дожить до него без пенсии, в правительстве Украины не объясняют. Складывается впечатление, что расчет как раз в том, что они не доживут.

Вообще, само решение вызывает много вопросов. С одной стороны, правительство Украины продолжает поставки газа и электроэнергии в так называемые «особые» районы исключительно из-за заботы о своих гражданах, с другой – прекращает социальные выплаты, потому что не хочет поддерживать и спонсировать терроризм (в лице пенсионеров?!).

Однако все может повернуться и по-другому. Как известно, глава «ДНР» Александр Захарченко на днях заявил о решении создать Пенсионный фонд «ДНР». Причем он особо подчеркнул, что это «в связи с прекращением деятельности Пенсионного фонда Украины на территории «ДНР». И если Россия решит помочь наполнить этот фонд, Украина, скорее всего, потеряет эти территории.

Местные зарисовки

Еще одним следствием внезапного ухода Ощадбанка с территории «ДНР» и «ЛНР» стало полное блокирование возможности оплаты коммунальных услуг. В последние несколько месяцев практически все коммунальные платежи местного населения шли через Ощадбанк, и когда эта возможность исчезла, альтернативы не нашлось. Как следствие – картинка, которую я увидел в собственном жэке, видимо, классическая для всего Донецка. В жэке открыли импровизированную кассу и принимают от населения наличные. А на квитанциях ставят печать частного предприятия, кстати, украинскую. Других печатей нет.

Насколько юридически убедительна такая процедура и не будет ли потом проблем у заплативших за услуги по такой схеме, я судить не берусь. Но желающих платить не много. Даже несмотря на то, что власти «ДНР» пригрозили опубликовать списки злостных должников и оштрафовать их. Есть ощущение, что если в ближайшее время ничего кардинально не изменится, то злостными должниками станут все. Впрочем, так как наличные в Донецке среди простых людей постепенно становятся экзотикой, возможно, скоро квартплату в жэке будут принимать продуктами из гуманитарной помощи. Кстати, на вопрос, а каким образом можно заплатить за газ, воду и электроэнергию, в жэке ответить не смогли.

О том, в каком состоянии сейчас дела в управлении хозяйством Донецка и его окрестностей, хорошо можно судить по словам Александра Захарченко на торжественном собрании сотрудников налоговой и таможенной служб «ДНР». «Ну, вы знаете, сейчас у нас все переплелось: у нас Министерство внутренних дел воюет на позициях, Министерство обороны сеет пшеницу, вы, к сожалению, тоже разгружаете, противодействуете, арестовываете, хотя должны заниматься совсем другим делом. Но рано или поздно это все устаканится», – заявил он несколько дней назад. Без комментариев.

Скорый, военный и полевой

Кстати, в «ДНР» вводят военно-полевые суды и смертную казнь. Дословно это звучит так: «ДНР вводит в районах, находящихся на военном положении, а также районах военных действий специальный порядок организации и комплектования военных судов и судопроизводства». Под юрисдикцию таких судов попадут: неподчинение приказу командира, убийство, госизмена, шпионаж, диверсия, умышленное уничтожение имущества, мародерство, разбой, грабеж, хищение и повреждение военного имущества, уклонение от военной службы или дезертирство. О каждом вынесенном смертном приговоре военно-полевой суд сообщает в военный трибунал «ДНР» и генеральному прокурору «ДНР». Те, в свою очередь, проверяют его обоснованность и законность. Что выйдет из этого дела на практике, когда Министерство обороны сеет пшеницу, МВД воюет на позициях, а Генеральная прокуратура еще чем-то занята, довольно легко себе представить.

А еще власти решили легализовать копанки. По некоторым данным, в «ДНР», как и в Украине, наметился ощутимый дефицит угля. В частности, есть проблемы, что сжигать в котельных, отапливающих жилье, а также школы и больницы. В результате Совмин «ДНР» распорядился возобновить добычу угля в копанках на подконтрольных им территориях. Но опять же вопрос: чем будут платить за уголь?

А тем временем украинские власти заявили о намерении вывести из Донецка областную травматологическую больницу и Донецкое областное клиническое территориальное медицинское объединение, известное в народе как больница им. Калинина. Впрочем, так быстро, как с Ощадбанком, это не получится. Вряд ли многие из медиков согласятся выехать в Красный Лиман и жить там в том, что им готовы выделить для проживания. Как признался сам губернатор Донецкой области Александр Кихтенко, большая часть этого жилья нуждается в капитальном ремонте, а денег на этот ремонт пока нет. А с другой стороны, зачем донецким пенсионерам медицина? 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять