RU
Все новости

Страхи жителей Славянска

Военные действия в Славянске закончились. Но жители города, пережившие страшные события, еще не скоро забудут звуки разрывающихся снарядов, бессонные ночи, проведенные в подвалах и убежищах, страх и ожидание тишины. Особенно уязвимыми в этой ситуации оказались дети, пенсионеры, инвалиды – люди, которые по тем или иным причинам не могли покинуть город в период бомбежек, многое пережили, натерпелись сполна и теперь особо нуждаются в помощи и поддержке, в том числе, психологической.

Координатор Славянского Центра кризисной психологической поддержки Татьяна Сергеевна Асланян говорит, что на сегодняшний день поток желающих получить такую помощь несколько снизился и не сравним с тем, что было в первые дни, когда люди не могли понять и осознать, как такое могло произойти в нашем городе, почему именно мы оказались первыми и абсолютно неготовыми к тому, что нас станут убивать и рушить наши дома.

Историй изломанных судеб тысячи, все они похожи, потому что люди пережили одно – войну, бомбежки, потери. Но в то же время у каждого своя горькая судьба, свое горе и свой страх. Страхи прочно поселились в душах людей, многих не отпускают и сейчас.

Но невозможно строить свою жизнь, находясь в постоянном напряжении. Психологи дают несколько советов, как выйти из такого состояния.

Боязнь громких звуков

«Со времени военных действий в Славянске уже прошло четыре месяца, но сон мой пока еще остается чутким и неглубоким. Недавно поздно ночью я проснулась от громкого приближающегося звука. Как гудят вертолеты и «сушки» – я помню. Этот же звук был другим, каким-­то грохочущим и раскатистым. Несмотря на то что до сих пор помню о предупреждениях – не подходить к окнам и не выглядывать в случае непонятных звуков, я все же вскочила и подошла посмотреть. Мимо проезжала тяжелая военная машина, длинная, с прицепом. Видно было, что она груженая. По­видимому, снарядами. Ехала она на достаточно большой скорости, грохоча своим прицепом на выбоинах дороги и не притормаживая возле «лежачих полицейских». Снова неприятный холодок и ощущение страха и ужаса...

«До каких же пор – подумала я, – в нашей памяти будет оставаться эта боязнь, и мы будем ассоциировать с выстрелами удары соседа по ковру во дворе дома, запасаться спичками и свечками, боясь остаться без света, воды, связи».

«Как только началась АТО и полетели Ми­24, Светлана так испугалась первых выстрелов, доносящихся с окраин города, что стала уходить из своего многоэтажного дома к дочери в частный дом, поближе к подвалу. Потом, когда обстрелы стали приближаться и семья дочери уехала из города, она осталась одна и продолжала ходить в ее дом, объясняя свое нежелание уезжать тем, что некому будет присматривать за домом дочери. Не уезжала она и тогда, когда уже бомбили весь район, в котором она проживала. Созваниваясь, мы пытались ее вразумить, что нужно немедленно уезжать любым способом, на что она отвечала, что теперь не на чем и некуда. И уже в конце, когда интенсивный обстрел застал ее бегущей к дому дочери и несколько снарядов разорвались перед ней и сзади нее, чудом оставшаяся в живых, она все­таки нашла возможность уехать в другой город к сестре. Военные действия закончились, и мы возвращались домой. А Светлана еще месяц оставалась у сестры, боясь вернуться в город, уверенная в том, что боевые действия вот-­вот возобновятся. Разговаривала она очень тихо, медленно и «вязко».

Психологи считают, что состояние большинства людей, переживших АТО, можно назвать посттравматическим стрессом. Чтобы избавиться от страха, поселившегося в нас, они советуют прежде всего не искать виноватых в том, что произошло, и ни в чем не винить себя. Не слушать политические новости, отвлечься и абстрагироваться от ситуации.

Некоторых терзает страх перед будущим и за своих детей

«...Сергей, настоящий мужик, добытчик, глава семьи, имел свой бизнес, который потерял из-за войны. Он настолько переживает, что теперь не сможет прокормить семью и вырастить детей, что у него обострилась старая тяжелая болезнь. В связи с этим появилось чувство беспомощности и страха за будущее детей...»

В таком случае психологи рекомендуют близким отчаявшегося человека не внушать ему оптимизма и не твердить: «Не волнуйся, все будет хорошо!» Надо дать ему возможность успокоиться и смириться с ситуацией, поддержать и подлечить, мягко и ненавязчиво объяснить, что без него семье будет еще тяжелее. Со временем к мужчине вернется уверенность в своих силах, бизнес наладится, все пойдет своим чередом. Нужно только немного подождать.

У многих жителей города произошла переоценка цен­ностей. Люди стали понимать, что не квартиры с евроремонтами и дорогой бытовой техникой, не машины, не другие материальные блага являются главными в их жизни. Всего этого мы можем лишиться в один миг, в тот момент, когда от нас ничего не зависит. Главное, чтобы были живы мы, наши дети, наши родные и близкие люди. Это трезвый философский взгляд, к которому стоит прислушаться всем.

Инна Мазуренко 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять