RU
Все новости

Дончане выживают \r\nза счет дач и огородов

Уже не секрет, что в Донецке сложилась сложная ситуация с продуктами и самое главное – с финансами, которые не позволяют дончанам обеспечить минимальный продуктовый набор.

Мой друг Александр, работавший в департаменте дизайна на одном из крупных предприятий города, уже полтора месяца безработный.

- В мае я стал работать два с половиной дня в неделю. Май, июнь, июль мы с семьей находились на даче и занимались подсобным хозяйством. Я периодически выезжал на работу в Донецк. В июле работы уже не было, но нам сказали, что это временно и платили какую-то часть зарплаты, а с сентября я официально безработный.

В середине июля, когда в Донецке начались военные действия, мы с женой и двумя детьми отправились на Азовское побережье. Хотели переждать и отдохнуть немного, как и большинство дончан.

Нам казалось, что все скоро закончится. Но в конце августа, когда мы вернулись домой, в Донецке стало еще хуже. Повезло, что наша дача находится в 50 км от города, на территории, подконтрольной украинским силовикам, где нет военных действий.

Периодически я езжу в Донецк. Денег у нас очень мало, мы экономим как можем, стараемся, чтобы всегда в баке был бензин для экстренных ситуаций. Кроме того, нужно заправлять технику, которой я обрабатываю землю, и бензопилу. Без нее заготовить необходимое количество дров очень трудно.

Бензин сейчас еще подорожал, уже по 18-19 гривен. Цены в сельском магазине тоже не радуют, подсолнечное масло стоит 30 гривен. О мясе вообще можно только мечтать.

Очень выручают местные фермеры, у которых можно купить недорогое домашнее молоко и яйца. Еще спасает река неподалеку, у местных рыбаков можно купить килограмм рыбы за 20 гривен, стараемся покупать раз в неделю.

Спасает еще и то, что у нас свой сад, и сейчас большие запасы овощей и фруктов. Груши и яблони в этом году дали отличный урожай. А мы продолжаем активно готовиться к зиме, заготавливаем дрова.

Раньше я мечтал жить в сельской местности, заниматься сельским хозяйством. Была некоторая усталость от большого шумного города. Теперь романтика закончилась. Я понимаю, что здесь, в селе, мои дети не могут жить такой же полноценной жизнью, как в городе, разносторонне развиваться, и скучаю по Донецку. Но мы пока не торопимся уезжать, потому что в селе выжить гораздо легче, чем в городе, – рассказывает Александр.

По словам пенсионерки Зинаиды Степановой, проживающей на окраине Донецка, прокормить семью в тяжелые времена помогает дача. «Для меня дача – это единственный способ заработать «наличку», – говорит пенсионерка.

Большинство людей, занимающихся подсобным хозяйством, сейчас активно продают овощи, фрукты и зелень, выращенную своими руками.

- Петрушка, к примеру, на рынке стоит 3 грн., а я продаю на гривню дешевле. За день могу продать 10 -
12 пучков и купить хлеб или молоко.

Во дворе наших девятиэтажек растет много орехов. Несколько дней назад в Донецке был такой буран, что все орехи посрывало ветром, и все пенсионеры из нашего подъезда собирали орехи. Некоторые даже ездили в соседние поселки за ними. Я смогла собрать 4 ведра, часть буду продавать на рынке, а часть оставлю себе, – рассказывает Зинаида Степановна.

Также большим спросом пользуются кафетерии супермаркетов «Амстор», где раздают бесплатные обеды. Пойти покушать можно с 8 до 9 утра. Некоторые горожане приходят со своей посудой, забирают еду с собой, на обед.

Огромное количество людей остались без работы. Поэтому каждый старается зарабатывать, как может. Друзья из Донецка говорят, что город пестрит объявлениями «Стрижки, маникюр на дому». Я решил позвонить по некоторым из объявлений и пообщаться с людьми.

- У меня стрижка стоит от 30 гривен, а когда работала в салоне в мирное время, стрижки были от 70 грн. Я сама езжу по клиентам, кроме районов города, где неспокойно, – рассказывает парикмахер Ольга.

По ее словам, салоны и парикмахерские в городе закрыты.

- В хороший день бывает до 5 клиентов, иногда даже заказывают дорогие завивки, сердобольные клиенты даже угощают обедом, – говорит она.

- На бульваре Пушкина не работают бутики, но открываются кафе и рестораны. Недавно на площади Ленина открылся паб. Пиццерия «Челентано» практически не закрывалась, только в самые критические периоды», – рассказывает мой коллега Андрей, который остался в Донецке. По его словам, в открывшихся на бульваре рес­торанах сидит «элита боевиков».

- Часто в ресторанах кушают люди в камуфляже с автоматами. Судя по всему, это командиры подразделений боевиков. Иногда ужинают в присутствии дам, но редко одеты в штатское. Рядовой боевик не может себе позволить кушать в ресторане, хотя, по некоторым слухам, у них есть денежное довольствие в размере пяти тысяч гривен, – говорит Андрей.

Андрей продолжает работать менеджером в Донецке. Предприятие, на котором он работает, собираются перерегистрировать в «ДНР».

В здании областной налоговой сейчас находится некое министерство налогов и сборов самопровозглашенной республики.

- Наш руководитель, чтобы не потерять заработок, хочет перерегистрироваться, а собственник офисного центра, у которого мы арендуем помещения для предприятия, заявил, что сотрудничать с представителями «ДНР» не будет, и скорее всего наш офис будет переезжать, – говорит Андрей.

По его словам, такие конфликты в Донецке сейчас обычное дело. По некоторым данным, если предприятие будет оказывать помощь населению, его никто не может выгнать из офиса. А в случае, если арендодатель не перерегистрируется в «ДНР», рискует, что его собственность просто отберут.

Подобный случай произошел с Еленовским элеватором, который сейчас называется «Государственный элеватор ДНР». 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять