RU
Все новости

У школьников Донецка начался учебный год

Несколько дней назад мне сказали, что у нас всех в Донецке случилась серьезная психическая деформация. Сказал это мой близкий друг. Он на днях вернулся из Севастополя, где уже пару месяцев удачно скрывался от войны у родственников под гостеприимным крымским солнцем.

В эмиграции он внимательно следил за происходящим в городе по новостям из Интернета, российского телевидения и нашим с ним телефонным беседам. Зная его склонность к легкой истерии, я, как мог, успокаивал его, рассказывая о том, что все, что он там себе читает – фейки и сказки, что город живет почти спокойной и полнокровной жизнью, а жертвы и разрушения – минимальны (кстати, я и правда так считаю – все могло бы быть значительно хуже).

Он верил. Во-­первых, он устал от жизни в гостях и от общения с родней. Общеизвестно, что ничего так не раздражает, как загостившийся родственник. И спустя пару недель уже любое самое горячее гостеприимство заметно остывает. Во­-вторых, он твердо знал, что «ДНР» и власти заключили перемирие, и оно (ну, если верить заявлениям чиновников с обеих сторон) изо всех сил выполняется. В-третьих, моя телефонная терапия изрядно настроила его на мажорный лад. Последней каплей оказался поезд Севастополь – Донецк, который начал курсировать неделю назад. Внезапное и чудесное появление поезда из Севастополя до самого Донецка (а не до Ясиноватой или Константиновки) он расценил как знак, который не стоит игнорировать. И он приехал. Господи, я не знал – смеяться мне или плакать.

Уже на подъезде к донецкому железнодорожному вокзалу его поезд гостеприимно обстреляли из минометов. «Выйдя на вокзале, я сразу подумал, не уехать ли мне этим же самым поездом обратно», – сказал он мне. В трубку было слышно, что случившееся произвело на него неизгладимое впечатление. Я сказал, что это – лишь досадный эпизод и расстраиваться не стоит.

Уже спустя сутки военные формирования «ДНР» начали очередной штурм донецкого аэропорта, а спустя еще сутки Донецк был обстрелян сразу с нескольких направлений. Из всех районов города в разные стороны давила аргументами артиллерия, а с той стороны ей не менее охотно отвечали. Общение шло оживленно и плодотворно.

По большому счету, ничего нового для себя я не увидел. Те, кто никуда не уезжали из города, сумели повидать в Донецке и не такое. Как едко замечает моя подружка: «Люди по мере сил и ресурсов полноценно и конструктивно общаются. Главное в этот момент не привлекать их внимание своим ненужным присутствием». Словом, когда я узнал, что он засел в своей квартире, как в бункере, и уже пару-тройку дней не выходит даже за продуктами, я его обсмеял и предложил вместе пройтись по магазинам. По собственной легкомысленности я предоложил встретиться на Северном. Как на зло, Киевскому району в тот день особенно не повезло. Это было 1 октября 2014 года…

Когда я пришел к месту встречи, мой друг стоял, прижавшись спиной к стене многоэтажки и потерянно озирался до предела перепуганными глазами. Место, где мы находились, не обстреливалось, но в нескольких сотнях метров – в районе Киевского проспекта и дальше – на Путиловке были громко слышны залпы и разрывы буквально на любой вкус. В воздухе стоял гул и характерный кисло­горелый запах. «Ну что, идем?» – спросил я его. «Вы все тут с ума сошли! – закричал он. – Как вообще можно здесь жить?!». Оказалось, что он уже знал последние местные новости о том, что в автобус 17 маршрута, на остановке возле здания издательства «Донетчина», влетел снаряд от «Града». Погибли сразу 6 человек. Погибших могло бы быть и больше, но второй снаряд не разорвался, а просто живописно воткнулся в проезжую часть Киевского проспекта.

Еще один снаряд влетел в среднюю школу №57, тоже в Киевском районе. В школе как раз начинался учебный год и она была полна детей, учителей и родителей. Детям повезло, а вот двое родителей и учитель биологии погибли. Еще 8 человек были ранены…

Кстати, не совсем понятно, как трагедия в школе могла вообще случиться. Как известно, «ДНР» решила начать с 1 октября учебный год на контролируемой ею территории. В частности, Донецк и находящиеся в нем школы были разделены на зеленую и красную зоны. В зеленую вошли школы Ворошиловского, Ленинского, Калининского и Пролетарского районов. Эти школы разрешили открыть. В красную зону вошли школы Киевского, Куйбышевского и Петровского районов. Здесь идут бои и обстрелы, и посещение школ в этих районах власти «ДНР» запретили, переведя учеников на дистанционное обучение по Интернету. Школа №57 находится в Киевском районе и ни детей, ни занятий там, по идее, не должно было быть вообще. О школах Кировского и Буденновского районов не было сказано вообще ничего. Но, судя по школе во дворе моего дома, в Кировском районе занятия у школьников тоже начались. Причем детей пришло довольно много.

Вообще, 1 октября для Киевского района Донецка можно считать черным днем. Все жертвы и разрушения достались в основном ему. Среди прочего в результате артобстрела пострадал и был эвакуирован райсовет, сгорела мебельная фабрика «Грант», в очередной раз горел завод «Точмаш» и много всего так, по мелочи. Районные электроподстанции, например.

Но вернемся к друзьям. Идти по магазинам мой друг тогда категорически отказался и немедленно убыл домой короткими перебежками. Но, как известно, голод не тетка, и я смог уговорить его выйти на следующий день в «Амстор» за покупками.

Ситуация с продуктами в Донецке не блестящая. Многие продовольственные магазины и сети супермаркетов свернули работу и закрылись. Однако продолжают свой нелегкий труд герои капиталистического труда – сети «Амстор», «Обжора» и «Брусни­ця». Благодаря им жители Донецка, у которых есть деньги, все еще могут буквально ни в чем себе не отказывать. И это несомненный плюс нашего нелегкого времени. Ничто так не тонизирует нервную систему после пережитого артобстрела, как сотка скотча. Есть только одна беда: судя по всему, снарядов у них гораздо больше, чем у меня денег на шотландский виски.

Да, «Амстор». На исходе сентября правительство «ДНР» приняло решение о перерегистрации предпринимателей и бизнеса, находящегося на подконтрольной территории. И, видимо, что­то у них там с крупными продовольственными сетями не сложилось. Потому что спустя несколько дней в «ДНР» уже «конкретно» заявили, что «Амстор» и «Брусниця», а также другие крупные торговые сети должны в течение недели зарегистрироваться в спецотделе министерства агропромполитики и продовольствия «ДНР» и получить пропуска на транспорт для завозки продуктов. Иначе их деятельность тщательно проверят спецслужбы. Я тогда еще подумал: нам к артобстрелам, регулярному отсутствию воды, электроэнергии и газа еще голода до полного комплекта не хватает. Или эпидемии. Дело в том, что Госветеринарная и фитосанитарная служба Украины в конце сентяб­ря прекратила работу своих подразделений. Для жителей Донецка, в котором повсеместно развернулись стихийные продуктовые рынки, это означает, что продукты, которые там продают, никто и ни на что не проверяет. А так и до беды недалеко.

Но пока и «Амсторы», и «Брусницы», и «Обжоры» в Донецке все еще работают. В один из таких работающих «Амсторов» по Университетской, 80-а мы с другом и направились на следующий день. К тому времени, как мы подошли к магазину, его мандраж почти прошел и он даже заметил, что небо чистое и ясное. «Амстор» оказался закрыт и огорожен характерной ленточкой. Внутри суетились люди в камуфляже, а в асфальте, у самого входа в магазин торчал уже до боли знакомый неразорвавшийся снаряд от «Града». Нам сказали, что были и разорвавшиеся снаряды, причем один из них убил мужчину рядом с магазином. Задерживаться там никакого резона не было, тем более, что и магазин не работал, и кушать как­то сразу перехотелось.

Кстати, именно в этот день обстрелы города как­то резко пошли на убыль. Многие связывают это с гибелью 2 октября заместителя главы миссии Международного комитета Красного Креста в Донецке Лорана дю Паскье. Да, снаряды на должности и регалии не смотрят.

А еще знакомые меня позвали… в театр. Я сначала ушам не поверил. Оказалось, 4 октября в Донецком театре оперы и балета действительно дали оперетту "Летучая мышь". Я больше люблю драматические постановки, да и с транспортом после обстрелов были серьезные проблемы. Поэтому я не пошел. Но очевидцы говорят, что в зале яблоку негде было упасть. Люди сидели на приставных стульях даже в проходах между рядами…

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять