RU
Все новости

Свой взгляд

Самое невыносимое в эти дни состоит из двух пунктов. Первое – дозвониться и узнать, что живы. И второе – когда люди, знакомые и не очень, начинают прощаться.

И ты вдруг понимаешь, что даже мало знакомые тебе так дороги, и поплакать над ними – еще живыми, но уже простившимися – как само собой разумеющееся. Хотя разума в этих событиях вовсе нет.

Ну, все, пока, может, не увидимся больше...- и пауза. Потому что на том конце трубки хотят услышать: «Ну, перестань! Точно увидимся!»... А ты не можешь произнести эти слова, потому что не знаешь ничего – ни что происходит с нами, ни что будет завтра, и даже через минуту.

...ДНР вдруг заняли 16-этажный дом рядом с моей 9-этажкой. Расположились в бывшем опорном пункте милиции. Уже без балаклав – зачем прятаться? Но все также с автоматами.

В этом 16-этажном доме еще находится и бомбоубежище. Одно на весь наш квартал. Туда все не поместятся, это ясно. А в соседстве с боевиками – и вообще нет смысла. Они заняли эту высокую точку, чтобы стрелять. И в ответ получать то же. Они не скрывают, что пришли сюда умереть... Но кто их звал? Зачем нам их «героический подвиг»?

Бомбоубежище, о котором висят листовки с адресом на каждом подъезде, вдруг стало не актуальным.

Чужая война на нашей территории. Страшно. И без обстрела, просто в пустеющем городе, очень страшно.

...После заселения ДНР в опорный пункт милиции из двора вывезли всех детей, не стоит ни одной машины. За одну ночь еще вчерашний мирный район превратился в маленький Чернобыль...

Никто не хотел уезжать… – говорит медсестра местного детского садика Лена. – Но они пришли фактически к нам в дом! И что делать нам, людям без автоматов? Написала заявление на отпуск, в Бердянск еду.

...Теперь во дворе, где на детских площадках было полно мамочек с малышами, ходят хмурые боевики.

К ним отношение, мягко говоря, не однозначное. Уже никто не падает в обморок при виде вооруженных людей, к примеру, на ж/д вокзале. Там стоит как минимум три поста ДНР. Сформированы по принципу наставничества. То есть парень (лет 20, не больше) дежурит рядом с мужчиной лет 50.

Говорят, они и продажу билетов взяли под свой контроль.

Похоже, нравы Советской армии отчасти перекочевали и в ДНР. К примеру, самую неблагодарную работу всегда поручали молодым. Вот и сейчас говорить с местными тоже поручено тем, кто младше.

«За жизнь» с ними разговаривают или пьяные, или пенсионеры.

...Не пьяную и не пенсионерку я лично видела говорившей с ними два дня назад. Женщина-продавец кваса буквально выбежала к машине без номеров, на которой приехали юноша ДНР, его наставник и две подруги – соответственно, одна помладше, другая постарше.

- Вы чего сюда понаехали? Я из-за вас всю ночь в подвале сидела! Сволочи!, – автоматы не пугали продавщицу кваса.

Подруги боевиков не смутились такой бурной реакции. Женщины закурили.

- Не нравится сидеть в подвале – валите отсюда, – ответила старшая подруга.

- Не дождетесь!

В этой фразе все наше настроение.

Ждем мира.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять